Яндекс.Метрика

Работу над сайтом и сбор материалов для него в рабочих экспедициях я выполняю почти круглые сутки с 1990-х годов, без перерывов. Они невозможны, с учётом предстоящего объёма работы.

Расходы на экспедиционную деятельность являются значительными, несмотря на аскетичный стиль экспедиций. Реализация книг — почти единственный источник дохода не только на рабочие экспедиции, но и на всю остальную жизнь, на содержание семьи, включая троих детей.

Я делаю общедоступными и бесплатными все материалы, которые смог собрать. Это принципиальная позиция, так было всегда, и так будет вечно. Но при заинтересованности в долговременном существовании и развитии сайта — просьба поддержать его хотя бы минимально!

Книги можно за несколько минут заказать по почте в любую точку планеты, кроме Северной Кореи!

В Москве все мои книги очень легко приобрести в магазине «Русская Деревня». Магазин расположен недалеко от станции метро «Кузнецкий Мост», по адресу: улица Рождественка, 12. Работает ежедневно, кроме воскресенья, с 11 до 20 часов.

Схема расположения магазина, контактный телефон.

Рядом находится станция метро «Кузнецкий Мост», однако подходят также станции метро «Трубная», «Театральная», «Лубянка», и другие.

Ориентир — монументальное старинное здание института на правой (от центра) стороне улицы Рождественка. Входить нужно в главные ворота института. Магазин — сразу за дверью, справа. Вход свободный, расположение удобное!

Для тех, кто затрудняется приобрести книги — есть возможность перевода в поддержку сайта, что осуществляется за одну минуту в режиме онлайн, или за несколько минут наличными в любом терминале оплаты (имеются в каждом салоне связи «Евросеть» или «Связной», для этого нужно записать номер счёта на «Яндекс-Деньги»).

Если бы каждый из тысячи ежедневных читателей сайта переводил один рубль, или каждый десятый переводил десять рублей — существование не было бы полуголодным, жизнь была бы другой и сайт был бы другим! По состоянию на 2015 год, переводы — исключительная редкость.











АЛАПАЕВСКАЯ УЗКОКОЛЕЙНАЯ ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА

ПОЕЗДКА АВТОРА (АВГУСТ 1999 ГОДА)








Основное описание поездки в Свердловскую область находится по адресу: http://infojd.ru/dop/poezdka1999nikyaeotr.html

Представлены ссылки на фотографии, сделанные в 2007 году. В 1999 году фотографии не делались.



6 августа 1999 года. Утром приезжаю в Алапаевск электропоездом из Нижнего Тагила, сев в него на станции Моховой. Иду знакомым путём с ширококолейного вокзала на узкоколейный. В 1998 году я исследовал вокзал Алапаевской узкоколейной железной дороги, но никуда с него не уехал — не было времени. Теперь обязательно надлежит совершить поездку по одной из крупнейших узкоколейных железных дорог мира.

Непосредственно на вокзале работники Алапаевской узкоколейной железной дороги не присутствовали. Здание частично было заперто, частично — использовалось не по назначению. Иду пешком к территории депо, расположенной на западной окраине города. Захожу в депо и в управление дороги, общаюсь с представителями руководства (начальника дороги не было из-за выходного дня). Прошу дать разрешение на проезд в тепловозе пассажирского поезда.

При всей своей доброжелательности, работники АУЖД его не дали, заявляя, что на их дороге поддерживается строгая дисциплина, и это невозможно. Действительно, все нормативы соблюдаются неукоснительно, в чём-то здесь даже строже, чем на широкой колее. В качестве «компенсации» за невозможность проезда в кабине мне разрешили ехать бесплатно в вагоне пассажирского поезда. Как и в прошлом году, поезд отправляется из Алапаевска ежедневно, один раз в день (вечером), но идёт теперь только до Муратково, а не до Санкино.

Билеты я не покупал, но тем не менее получил в своё распоряжение значительное количество билетов, использованных пассажирами. Билеты здесь — удивительный раритет, они отпечатаны лет 30-40 назад. На каждом билете пропечатано название начального и конечного пункта поездки (в отличие от билетов, используемых на многих других узкоколейных железных дорогах с пассажирским движением — стандартных и безликих, с одинаковой надписью «ведомственный транспорт»). Встречаются самые разные комбинации начального и конечного пунктов: Ельничная — Гаранинка, Угольная — Калач...

Выезжаю в вагоне поезда прямо с территории депо. Около километра поезд идёт резервом — до вокзала Алапаевск II. Здесь начинается посадка. Некоторых пассажиров привозят к платформе на автомобилях. Они отправятся в такую глушь, куда не то что на автомобиле — даже на тракторе из внешнего мира не проехать. Какой-то безденежный человек пытался уговорить проводницу моего вагона провезти его бесплатно, но получил отказ. Лишний раз убеждаюсь: на этой дороге всё строго, не будь согласия от представителей руководства дороги — я бы в пустом поезде с территории депо не выехал и без билета никуда бы не отправился!

Точно по расписанию, в 19:30 местного времени, пассажирский поезд №3 сообщением Алапаевск — Муратково отправляется от вокзала Алапаевск II. Я ехал в «жёстком» вагоне со стандартными для вагона ПВ-40 сиденьями. На АУЖД это низшая категория вагоно. Более высокой и более дорогостоящей категорией являются плацкартные вагоны — изначально те же ПВ-40, они были переоборудованны собственными силами в депо. Пассажиров в вагоне немного: наибольший пассажиропоток был вчера, в пятницу.

С интересом наблюдаю за тем, как проходит на местности узкоколейная железная дорога, пытаюсь нанести её на карту. Увы, на карте-«пятикилометровке» Свердловской области (более качественных карт в продажу ещё не поступало) не был обозначен перегон Красная II — Советская. Из-за этого до января 1998 года, когда пришло письмо из Ельничной, я считал, что в Алапаевске начинается короткая узкоколейная железная дорога на Нейво-Шайтанский, в Верхней Синячихе — более длинная узкоколейная железная дорога на Зенковку — Ясашную, а гигантская узкоколейная железная дорога на Калач начинается на станции Бабушкино, и эти три дороги друг с другом не связаны. Такое заблуждение было вызвано наплевательским отношением картографов к своей работе.

Через час — посёлок Верхняя Синячиха. В поезд садится ещё несколько пассажиров. За станцией Угольная (северная окраина Верхней Синячихи) остаётся позади длинный путепровод над ширококолейной железной дорогой Серов — Алапаевск. Прощай, цивилизация — когда теперь я увижу города, асфальт и автомобили? Впереди «большой лес»...

В вагоне, в котором я ехал, местный парень (похоже, не совсем трезвый) «доставал» своим общением знакомую, а может быть, и не знакомую ему девушку, которая пыталась «отвязаться» от него. Какая-то женщина пыталась его образумить: мол, в соседнем вагоне едёт её муж, он придёт и тебя о......т.

Женщина едет в одном вагоне, а муж в соседнем — такая ситуация невозможна по определению. Я поразился идиотизму этой фразы. Размышляю: лучше бы уж она милицией пригрозила, хотя сотрудников милиции скорее всего тоже нет ни в поезде, ни в лесных посёлках на его пути.

На станции Ельничная — стоянка 8 минут. Отцепляются вагоны на Гаранинку. Выхожу, осматриваю станцию. Здесь навязали общение какие-то молодые люди.

— Ты кто, откуда, что здесь делаешь?

— Из Москвы, интересуюсь узкоколейной железной дорогой...

— А мы тоже из Москвы! Зачем тебе узкоколейка?

Скорее всего это был «прикол», на жителей Москвы они не были похожи. Хотя и они мне тоже скорее всего не поверили — многие жители Свердловской области не верили в то, что я приехал из Москвы, до тех пор, пока не показывал им московскую прописку в паспорте.

После Ельничной стало темно, ничего увидеть не удалось. Среди ночи поезд прибывает в Муратково. Здесь уже стоит «стыковочный» поезд, едущий дальше, на Санкино и Калач (тепловоз ТУ4 и один пассажирский вагон).

Выясняется, что дальше Муратково собирается ехать большая компания подростков, которые не желают брать билеты. Машинист поезда Муратково — Калач заявил, что никуда не поедет, и отцепился от вагона. Несколько человек решили заплатить. Их он взял в кабину, я поднялся туда же.

— Кто не платит — тот не едет, заявил машинист.

Но необычная поездка в кабине тепловоза не состоялась: вскоре машинист высадил людей из кабины, прицепился к вагону и решил ехать в штатном режиме — с пассажирским вагоном. Собственно, как его можно было бы оставлять, если вагон приписан к Калачу?!

Для меня и эта поездка оказалась бесплатной. Присутствие проводника в вагоне почему-то не было заметно (может быть, он решил ехать в тепловозе).

В вагоне не было никакого освещения, зато было много молодёжи. Общения с представителями молодёжи я всеми силами стремлюсь избегать, ситуация показалась довольно дурной.

Юные пассажиры были не агрессивны, но «доставали» меня глупейшими вопросами о цели поездки. Стали рассматривать при свете карманного фонарика мою карту-«пятикилометровку» Свердловской области. Немного беспокоюсь: в случае утраты этой карты поездка бы осложнилась, а переход из Калача в Бакарюку стал бы невозможен. К счастью, обошлось без эксцессов.

Некоторые из представителей молодёжи вышли в Санкино. Ещё через два часа, в предрассветной мгле, поезд прибыл на конечную станцию Калач. Самый отдалённый из посёлков на АУЖД показался наполовину опустевшим. Захожу в один из домов, казавшийся явно заброшенным — и с ужасом обнаруживаю, что внутри спит устрашающего вида «алкосубъект». Повторять подобный опыт не хотелось. Иду спать в лес, к мосту через реку Янсаевку.

07.08.1999.
Утром детально осматриваю посёлок Калач. Оказывается, здесь ещё довольно много жителей, по посёлку даже ездят на мотоциклах. Есть некоторое количество мотодрезин личного пользования. Мне сказали, что на дрезинах ездят в основном на север, по линиям, которые не обозначены на карте — в район села Кумарьинское и в район бывшего посёлка Романовский. Где-то за Романовским находится крайняя северная точка Алапаевской узкоколейной железной дороги — 170-й километр (Калач находится на 149 километре).

Автомобильных дорог здесь, разумеется, нет. Имеется лишь зимник на Кумарьинское (летом теоретически туда можно «прорваться» на тракторе). В сторону Санкино дорога есть только до бывшей деревни Шемейное (5 километров), далее нет ничего, кроме железной дороги.

До посёлка Бакарюка, в котором находится другая узкоколейная железная дорога — Отрадновская, отсюда по прямой всего лишь около 20 километров. Но пытаться идти напрямую по лесу — полное безрассудство, это приведёт в лучшем случае к нескольким дням бесполезных плутаний. Идти следует непременно по дороге, хоть какой-то!

Выясняю у местных жителей, что существует зимник Санкино — Бакарюка. Посёлок Бакарюка в процессе выселения, и последней зимой некоторых жителей вывозили оттуда в Санкино по зимнику. Если есть зимник — значит, сейчас он даже при полной непроезжести служит отличным ориентиром в лесу, и по нему можно идти в Бакарюку.

В 22 километрах от Калача по железной дороге в сторону Санкино зимник и узкоколейная железная дорога сближаются, расстояние между ними — около километра (ещё ближе к Санкино они сходятся вплотную). Решаю идти в Бакарюку следующим образом: по железной дороге, затем небольшой участок леса и зимник. Расстояние — почти 40 километров. Хорошо бы попасть в Бакарюку до завтрашнего утра, и в идеале — уже завтра уехать из Бакарюки в Предтурье...

До Шемейного иду не по железной дороге, а по «автомобильной дороге» (пригодна для проезда мотоциклов и тракторов, хотя маловероятно, что в Калаче есть исправный трактор). Часть пути подвёз житель Калача на мотоцикле, ехавший в Шемейное на сенокос.

На том месте, где несколько сотен лет простояла деревня Шемейное, теперь — просторные луга, в которых затерялись пути Алапаевской узкоколейной железной дороги (сохранилось путевое развитие — малоиспользуемый разъезд), старинная деревянная плотина, немногочисленные развалины домов (от большинства домов ничего не осталось, деревня считается нежилой с 1970-х годов). Всякие следы мотоциклов теряются на лугах. Теперь АУЖД — единственная «нить цивилизации», предстоит многочасовой переход по шпалам.

Я предполагал, что самый дальний участок АУЖД находится в худшем состоянии, чем «головные» участки. Но оказалось, что это не так: здесь тоже путь уложен на асбестовом балласте (хотя местами он уже покрылся землёй и зарастает), исправно стоят километровые и пикетные знаки, которых практически не бывает на «обычных» лесовозных узкоколейных железных дорогах. Немного угнетают бескрайние леса и особенно болота, осознание удалённости от населённых пунктов. Страшно оказаться здесь наедине с лесом, без дороги...

На 136-м километре встречаю малоиспользуемый разъезд, немного отдыхаю в имеющейся здесь будке. Наконец, наступает пора отклоняться от железной дороги в лес, где должен проходить зимник.

«Перелаз» на зимник — крайне тревожная и опасная часть путешествия. Именно в этот момент, если «расположение звёзд» будет неблагоприятным, могут наступить очень плохие последствия! К счастью, направление было выбрано верно, и вскоре зимник был обнаружен — это просека с заросшими тракторными колеями, которую не спутать ни с чем другим.

Теперь иду на север. Река Санкина пересекается по разрушенному мосту, превратившемуся в завал древесины, приплывшей по реке.

Проходят очередные часы и километры, но Бакарюки всё нет. Уже беспокоюсь: вдруг это не та дорога?

Наконец, в глубоких сумерках, с «отваливающимися» ногами, я добредаю до заброшенных домов. Это Бакарюка — цель достигнута!

Посёлок Бакарюка находится на завершающей стадии ликвидации. В него ведёт Отрадновская узкоколейная железная дорога, движение на которой осуществляется в лучшем случае раз в неделю. Поезда на Отрадново пришлось ждать здесь четыре дня.







14.01.2011 © С. Болашенко


«Алапаевская узкоколейная железная дорога»