Яндекс.Метрика

Работу над сайтом и сбор материалов для него в рабочих экспедициях я выполняю почти круглые сутки с 1990-х годов, без перерывов. Они невозможны, с учётом предстоящего объёма работы.

Расходы на экспедиционную деятельность являются значительными, несмотря на аскетичный стиль экспедиций. Реализация книг — почти единственный источник дохода не только на рабочие экспедиции, но и на всю остальную жизнь, на содержание семьи, включая троих детей.

Я делаю общедоступными и бесплатными все материалы, которые смог собрать. Это принципиальная позиция, так было всегда, и так будет вечно. Но при заинтересованности в долговременном существовании и развитии сайта — просьба поддержать его хотя бы минимально!

Книги можно за несколько минут заказать по почте в любую точку планеты, кроме Северной Кореи!

В Москве все мои книги очень легко приобрести в магазине «Русская Деревня». Магазин расположен недалеко от станции метро «Кузнецкий Мост», по адресу: улица Рождественка, 12. Работает ежедневно, кроме воскресенья, с 11 до 20 часов.

Схема расположения магазина, контактный телефон.

Рядом находится станция метро «Кузнецкий Мост», однако подходят также станции метро «Трубная», «Театральная», «Лубянка», и другие.

Ориентир — монументальное старинное здание института на правой (от центра) стороне улицы Рождественка. Входить нужно в главные ворота института. Магазин — сразу за дверью, справа. Вход свободный, расположение удобное!

Для тех, кто затрудняется приобрести книги — есть возможность перевода в поддержку сайта, что осуществляется за одну минуту в режиме онлайн, или за несколько минут наличными в любом терминале оплаты (на территории России имеются в каждом салоне связи «Евросеть» или «Связной», для этого нужно записать номер счёта на «Яндекс-Деньги»).

Если бы каждый из тысячи ежедневных читателей сайта переводил один рубль, или каждый десятый переводил десять рублей — существование не было бы полуголодным, жизнь была бы другой и сайт был бы другим! По состоянию на 2015 год, переводы — исключительная редкость.






РАЗНОЕ








На этой странице представлены некоторые рассуждения на политические, исторические и другие темы.

Всё представленное — не более чем личные мысли в формате дневника. Размещённый текст ни к чему не призывает!





*********************************************************************

С момента своего появления «Сайт о железной дороге» имел не только положительные, но и резко критические, ругательные и враждебные отзывы. В первые годы это были главным образом оскорбительные записи в гостевой книге. Более публично подобная активность стала проявляться на популярном в 2003-2007 годах форуме любителей узкоколейных железных дорог «750 мм».

По мере роста известности сайта ругательные отзывы на него появлялись в различных местах. Личность автора сайта многих раздражает. Врагов в Сети у меня много. Кроме того, я считаюсь едва ли не государственным врагом в Азербайджане. В реальной жизни нет ни врагов, ни друзей, ибо ни с кем из посторонних не общаюсь.

Не спорю с тем, что многие материалы являются весьма «жёсткими» и дают повод для таких отзывов. Тем не менее, я не собираюсь менять стиль имеющихся материалов или в дальнейшем писать их иначе.

Ccылки на некоторые примеры ненависти:

ссылка 1 (комментарии)

ссылка 2 (комментарии) Под ником «parovoz» — автор сайта Parovoz.com Д. Зиновьев.

ссылка 3

Интересно, что некоторые недоброжелатели упоминали меня как якобы носившего бороду. Это яркое доказательство того, что обвинения в мой адрес являются наглой ложью: я испытываю яростное отвращение к возможному наличию бороды (усов), мнение на этот счёт такое: «лучше уж остаться без головы, чем с бородой».


Странные или смешные отзывы:

ссылка 1

ссылка 2

ссылка 3



Отношусь к этому спокойно, хотя бы потому, что это — одно из наглядных доказательств востребованности и популярности сайта (непопулярный ресурс никто не хвалит и не ругает!). Иногда чтение этих «произведений» развлекает и поднимает настроение J



У меня нет знакомых (кроме сетевого общения на темы железнодорожного транспорта и Антона Кротова, которого вижу почти каждый год — но его считают своим знакомым едва ли не 10 000 человек). И практически не было никогда. Родственники, включая троих детей — не в счёт.


*********************************************************************










*********************************************************************

По своим взглядам я — убеждённый русский патриот. Эти взгляды распространяются как на всю великую Родину (Россию), так и на конкретное место жительства в ней. Не понимаю и осуждаю тех, кто переезжает из регионов России в Москву (хотя переезд в обратном направлении в нынешних условиях считаю благом для страны).

Не понимаю тех, кто способен уехать из России за границу (территорию бывшего СССР «заграницей» не считаю). Не смог бы длительное время ходить по чужой земле, смотреть на чужаков и дышать чужим воздухом.

Когда-то я проявлял отход от патриотизма, происходило это в молодом возрасте, когда жизнь складывалась весьма неудачно. Но уверен, что в случае бегства за границу лучше бы точно не стало!

Считаю, что русские (великороссы), украинцы и белорусы составляют единый русский народ. Согласен с утверждением, авторство которого приписывается главарю германских оккупантов Гитлеру во время Второй Мировой войны: «Мы тогда победим Россию, когда украинцы и белорусы поверят, что они не русские». Хорошо высказался по этому поводу президент Беларуси А. Лукашенко: «Белорус — это русский со знаком качества».

В долгосрочной перспективе считаю необходимым возвращение в состав России большей части территорий, утраченных в 1991 году. В первую очередь следует вернуть Украину, Беларусь и Казахстан. Но при этом считаю, что на нынешнем этапе (по состоянию на 2010 год) официальное (политическое) присоединение Беларуси к России принесло бы только вред.

Беларусь — единственная из стран бывшего СССР, которая нормально живёт и развивается. Я могу назвать себя убеждённым сторонником А. Лукашенко — за то, что в Беларуси сохранён экономический потенциал, оставшийся со времён СССР, не вымирает деревня, сохранён в полном объёме и активно развивается общественный транспорт.

В городах Беларуси не было случаев закрытия трамвайных линий. Трамвайные системы находятся в отличном состоянии. Здесь почти нет такой отвратительной приметы «третьего мира», как обилие маршрутных такси, заменивших нормальный транспорт. Города и дороги поддерживаются в идеальном порядке. Даже в отдалённых посёлках нет вопиющей разрухи, характерной для аналогичных посёлков в РФ.

В белорусских деревнях и сёлах трудно найти заброшенный дом (хотя, не буду скрывать, всё же можно). При этом заброшенные дома — главный «символ» вымирающей российской деревни. Во многих деревнях, к примеру, Костромской области на один обитаемый дом приходится десять заброшенных.

Когда едешь на поезде из Москвы в Минск, граница определяется по виду за окном. Вымирающие деревни, заросшие поля и развалины заводов сменились живыми деревнями, распаханными полями и работающими заводами — значит, началась Беларусь!

В Республике Беларусь сохранена и развивается торфяная промышленность. Соответственно, развиваются и узкоколейные железные дороги. Беларусь можно назвать
«самой узкоколейной страной Европы». Следует благодарить местную власть за то, что железная дорога общего пользования в Беларуси предназначена для людей, в отличие от РФ: объём пригородного сообщения сохранён на уровне эпохи СССР, а в некоторых местах даже увеличился. Тарифы на проезд почти в десять раз ниже российских (при том, что цены на бензин и многое другое выше, чем в РФ). Ни одна внутренняя железнодорожная линия не была закрыта.

Не буду скрывать: и у Беларуси есть некоторые «тёмные пятна», её всё же нельзя однозначно считать «раем земным». Здесь тоже не всё идеально с экономикой и транспортом (хотя и намного лучше, чем в РФ), с правами человека (хотя в любой азиатской республике бывшего СССР ситуация с ними на порядок хуже). Преступность находится на низком уровне, но не на нулевом. Один из редких в моей практике случаев ограбления уличными бандитами имел место именно в Беларуси, в городе Орша.

В Беларуси проводится идеальная, на мой взгляд, языковая политика: государственными являются два языка, белорусский и русский. Нет «перегиба» ни в ту, ни в другую сторону. Примерно для 80 процентов населения родной язык — русский, для оставшейся части (преимущественно сельские жители) — формально белорусский, на самом деле — в основном «трасянка». Однако белорусский язык не забывается, с ним знакомы все без исключения.

Белорусский язык не может быть забыт, потому что он повсюду присутствует в повседневной жизни. Только на белорусском языке (без дублирования) выполнены таблички с названиями улиц и дорожные указатели, надписи на денежных знаках, расписания движения поездов на большинстве станций, названия новых станций Минского метро и многое другое.

Во всех школах белорусский язык изучают на протяжении нескольких лет. В большинстве школ на белорусском языке также ведётся преподавание некоторых предметов. В общественном транспорте автоматические звуковые сообщения пассажирам делаются на белорусском языке (в электропоездах это было введено в 2004 году, ранее звуковые объявления были на русском). Но и здесь нет «перекоса»: звуковые сообщения в транспорте, которые делает водитель или машинист, ведутся на русском языке. Названия станций Белорусской железной дороги бывают выполнены как на русском, так и на белорусском языке. Причём это не «советские» таблички с названиями, которых уже не осталось, а новые, установленные после 2000 года.


Касательно Украины — всё намного сложнее. С раннего детства я знал, что первый русский город — это Киев, был воспитан в убеждении, что с Киева начинался русский народ, и настоящая столица России — Киев, а не Москва. Я считаю, что та территория, которая ныне называется Украиной, на самом деле имеет больше оснований называться Россией, чем нынешняя РФ. То, что происходит на Украине в последние 20 лет — тревожит и огорчает. К сожалению, перемен в лучшую сторону пока не видно.

Несмотря на то, что я являюсь убеждённым противником независимости Украины — считаю что передача в состав Украины Крыма была правильным решением. Если бы это не было сделано в 1954 году — следовало бы это сделать в 1991 году. Крым и другие «полностью промосковские» регионы заставляют Украину как государство оставаться хотя бы в относительной близости с Москвой. Не будь на Украине таких регионов, как Крым и Донбасс — политическая ситуация была бы намного хуже.

О возвращении в состав России только Крыма или Донбасса речи быть не может. Украина должна быть присоединена полностью, хотя понятно, что это весьма отдалённая перспектива. Не должен быть исключением и Львов, который тоже исторически наш город и имеет все основания быть в России.

Всем известно, что Львов до 1939 года принадлежал Польше, до 1918 года — Австро-Венгерской империи, а в независимой Украине знаменит как центр «антимосковских» политических сил. Но почему-то редко вспоминают о том, что Львов — один из первых древнерусских городов, что именно здесь создавал первые печатные книги русский первопечатник Иван Фёдоров, что одна из центральных улиц Львова называется Русская, что населённые пункты с названием ...-Русское (например, Рава-Русская) типичны для Львовской области.

Распространённым явлением на территории австро-венгерской Галичины (нынешней Западной Украины) было «москвофильство» — стремление объединиться с Россией. Антимосковские настроения появились здесь в результате массового кровавого террора и репрессий, учинённых властями сталинского СССР в 1939-1940 годах.

Территория Закарпатской области (славянской её части, за вычетом районов с преобладающим венгерским, румынским и цыганским населением), как я многократно убеждался, до сих пор является одним из самых «промосковских» регионов. Хотя Закарпатская область находится на Западной Украине, которая у многих ассоциируется исключительно с «антимосковскими» настроениями.

Практически все закарпатские жители-славяне, с которыми мне доводилось беседовать, заявляли о том, что являются сторонниками тесного союза Украины с Россией или объединения в одно государство. К «антимосковской» администрации президента Ющенко (2005-2010) они относились резко негативно.

В Закарпатье есть населённые пункты, где живут почти исключительно неславянские народности: венгры, румыны, а также цыгане. Как правило, они враждебно настроены по отношению к Украине, и уверяют, что «здесь никакая не Украина». Разумеется, промосковских настроений у них нет, в отличие от закарпатских славян.

В ближней перспективе намного больше, чем формального объединения, стоило бы желать устранения границы между РФ и Украиной (то есть доведения её до уровня границы РФ — Беларусь, где граница, по данным на 2010 год, на местности не проявляется никак, погранично-таможенный контроль отсутствует, за исключением минимального контроля для грузовых машин, который тоже следует убрать). Если же будет ещё и введена единая валюта — считаю это равнозначным объединению в одно государство.

В текущей ситуации (2010 год) — будь моя воля, подарил бы Украине кроме Крыма ещё и Воронежскую, Брянскую, Курскую области и т.д, чтобы ещё больше изменить баланс сил в «промосковскую» сторону. Многострадальному Воронежу («город-позор», в силу хронического идиотизма местных властей «скатившийся в среднековье», в котором была полностью уничтожена одна из крупнейших и лучших в стране трамвайных систем) хуже уже точно не будет.

Какие бы власти ни заседали в Киеве — Украина остаётся славянским государством, во всех отношениях близким Российской Федерации, где государствообразующий народ — русский (украинцы — часть русского народа). Она воспринимается не как другая страна, а как «альтернативная Россия». Поэтому передачу территорий Украине не считаю их потерей. Передачу территорий неславянской стране (например, Казахстану) — напротив, считаю их потерей.

Отношение к украинскому языку — было бы хорошим, если бы не его политизированность. В самом по себе украинском языке (если отделить его от политики) не вижу ничего плохого. Считаю себя владеющим украинским языком, по крайней мере на уровне свободного понимания, он нравится обилием исконно славянских слов, которые в русском языке заменены иностранными аналогами.

Однако украинский язык «насквозь» политизирован, он в первую очередь — явление политическое. Это едва ли не главное обоснование и «фундамент» независимости Украины, главный «инструмент» антимосковских сил. (Именно «антимосковских», а не «антироссийских», потому что Украина — это и есть исконная Россия, её историческое ядро). Вызывает возмущение то, что украинский язык принудительно насаждается на всей территории Украины, в том числе в русскоязычных регионах: закрываются русские школы, переводится на украинский язык делопроизводство и даже техническая документация.

Известно, что германские нацисты в 1941-1944 годах делали всё для того, чтобы разделить единый русский народ. Основной частью этой политики было повсеместное насильственное внедрение украинского языка на Украине и белорусского языка на Беларуси. Всюду, даже в полностью русскоязычном Донбассе, единственными разрешёнными языками были объявлены украинский и немецкий. Использование русского языка считалось проявлением нелояльности новым властям и жестоко каралось. Происходящее после 1991 года проходит в мягкой форме, но по тому же сценарию.

К происходящему на нынешней Украине есть масса претензий.

На каком основании молодое поколение насильственно заставляют переходить на украинский, закрывая повсюду русские школы и повсеместно вводя (было бы смешно, если бы не было так грустно) «украинские детские сады»?

На каком основании в полностью русскоязычном Харькове снимают и убирают названия станций и информационные плакаты на русском языке в метрополитене?

На каком основании от машинистов электропоездов под угрозой санкций требуют объявлять остановки по-украински?
(Когда срывают стоп-кран — машинисты всё же ругаются по-русски...)

Почему в русскоязычном Днепропетровске русский язык не имеет какого-либо официального статуса?

На каком основании со всех станций железных дорог на территории Украины были сняты двуязычные таблички с названием станции?

Почему украинские законы требуют размещать рекламу только на единственном «государственном языке»?

Почему галицкий диалект стал основным и литературная норма украинского языка переделывается по галицкому образцу (наглядное свидетельство: в расписаниях и плакатах на вокзалах традиционное слово «поїзд» постепенно заменяют на кальку с польского «потяг»)?

Факт насильственного «вдалбливания» украинского языка и его использование в качестве «орудия» антимосковских политических сил вызывает неприязнь. При этом я считаю: тот факт, что большинство жителей РФ совершенно не знакомы ни с одним близкородственным славянским языком — это ненормальность и позор.

Считаю, что во всех российских школах должен обязательно изучаться украинский или другой славянский язык, хотя бы в минимальном объёме. Украинская речь на российском телевидении (например, интервью украинских политиков) сейчас переводится, а должна транслироваться без перевода. Непонимание самого близкородственного языка в России должно считаться признаком ущербности. Я понимаю украинский язык, хотя не имею никаких украинских корней, практически не занимался его целенаправленным изучением (из «учебной литературы» — только карманный словарь), а на Украине бывал в среднем 7 дней в году.

Целиком и полностью согласен с высказыванием В.В. Путина: «Распад СССР – это величайшая геополитическая катастрофа 20 века». Но не согласен с действиями властей в 2000-е годы (ухудшение отношений практически со всеми странами СНГ и усиление границ), которые лишь усугубляют последствия этой катастрофы.

Считаю, что СССР не имел ничего общего с колониальными империями, такими, как Британская или Французская. Колоний у нас никогда не было. СССР — другое название России (что само по себе плохо — отсутствие в названии страны корня «рос» или «рус» сослужило плохую службу). Весьма плохо и то, что в Конституции СССР было прописано право каждой союзной республики на выход из состава Союза. Этот пункт не давал покоя прибалтийским республикам и был «миной с замедленным действием», заложенной под единство страны.

Назвать СССР колониальной империей — так же абсурдно, как назвать нынешнюю Россию колониальной империей. Татарстан или Тува — колонии России?! Чем Ташкент 1980-х годов отличался от нынешней Казани? Оба этих города оставили заметный след в русской культуре, это были примерно одинаковые города, с одинаковым процентом русского населения (около половины) и одинаковым распространением русского языка.

Считаю, что той «бомбой», которая подорвала страну, были прибалтийские республики (Литва, Латвия, Эстония). Не будь они в своё время присоединены — этого бы не случилось. «Пожар», очаг которого был в Прибалтике, остановить уже не удалось.

Большой ошибкой было присоединение этих республик в 1940 году. Тогдашнее руководство можно понять: желание вернуть в состав страны территории, которые были частью России больше двухсот лет, желание восстановить границы на уровне 1917 года — вполне логично. Но после первой независимости 1918 года, испытав «вкус свободы», их население никогда бы не смирилось с пребыванием в составе СССР (фактически — России).

Отчасти Россия сама виновата, что за 200 с лишним лет не смогла ассимилировать балтийские губернии (всегда удивлялся, почему в Эстонии, расположенной в 150 км от столицы страны и не имевшей автономного статуса, на момент революции 1917 года русские составляли не более 5 процентов населения). Активная русификация прибалтийских республик началась лишь после 1945 года.

Касательно Казахстана — у России потенциально есть шанс если не вернуть его как часть страны, то вернуть «де-факто» (пророссийская власть, отсутствие границ). Мешает то, что наши власти не желают это делать. Строит укрепления, вводит «зверский» пограничный контроль на этой абсурдной по своей сути границе наша, а вовсе не казахстанская сторона. Известно, что казахи вводили со своей стороны пограничный контроль в электричках Петропавловск — Макушино по настойчивым просьбам наших «компетентных органов», под угрозой в противном случае эти электрички в Россию не пускать!

Средняя Азия, видимо, потеряна навсегда. Был шанс вернуть Кыргызстан, пока там оставался большой процент славянского населения. Но через несколько лет и там славян уже практически не останется. Коренное население «скатывается в средневековье» — видимо, процесс уже необратим. До «Ошского побоища» в июне 2010 года я считал, что Среднюю Азию следовало бы вернуть. После кровавых событий, напоминающих резню между дикими африканскими племенами, мнение поменялось.

Нынешняя ситуация (на 2010 год) весьма печальна. Несмотря на декларируемый таможенный союз между Россией и Казахстаном, реально на границе России и Казахстана с каждым годом становится только хуже. До сих пор не отменена издевательская и бессмысленная регистрация российских граждан в Казахстане, хотя разговоры об этом (причём на самом высоком уровне — вплоть до президентов) ведутся уже много лет.

Разорваны не только связи соседних регионов РФ и Казахстана, но и связи сопредельных регионов РФ и Украины. Приход к власти В.Ф. Януковича пока не изменил ситуацию в лучшую сторону. Пригородные поезда через границу, за редким исключением, отменены. Значительная часть населения даже, например, в Харькове (20 километров от окраины города до границы) в России в последние годы не были. Среди молодёжи — многие не были никогда. Машины с номерами сопредельных государств в приграничных регионах редкость. Я помню, что в 1990-х годах, когда граница ещё не была «жёстко» перекрыта, их было много.

Как часто средний житель Петербурга бывает в Москве (и наоборот), и как часто средний житель Киева бывает в Москве (и наоборот), несмотря на сходное расстояние между городами? Граница — эта стена, разделяющая единый народ. Её нужно как можно скорее убрать.


*********************************************************************










*********************************************************************

Отдельно стоит остановиться на теме Казахстана. Как известно, эта огромная и чрезвычайно важная для России республика была потеряна нами самым позорным образом. Среди всех многочисленных ошибочных действий российских политических деятелей в 1991 году потеря Казахстана была самым идиотским событием.

Казахстан провозгласил независимость позднее всех остальных республик СССР. Президент Казахстана Н.А. Назарбаев, в отличие от лидеров остальных союзных республик, не стремился к независимости. Объявление независимости Казахстана в декабре 1991 года
было вынужденным шагом, так как к тому времени уже было подписано Беловежское соглашение, официально ликвидировавшее СССР. То есть независимость Казахстану была навязана, эту республику (одно из крупнейших по площади государств мира, где большинство населения тогда составляли русские) фактически «выпихнули» из страны!

Президент Казахстана до последнего не добивался полной независимости (тогда как другие лидеры, причём в более бедных республиках, её добивались). Но когда независимость фактически вынудили провозгласить — он стал успешно строить национальное государство. По моему мнению, в независимом Казахстане Н.А. Назарбаева можно охарактеризовать как националиста — не жёсткого, но расчётливого и последовательного.

Если бы в Казахстане стали строить «жёсткое» национальное государство по образцу Балтийских республик, то это привело бы к отделению северных и восточных регионов. В начале 1990-х годов подавляющее большинство населения на севере и востоке Казахстана составляли русские. В те годы северные и восточные области были в шаге от «русского бунта» и отделения по образцу Приднестровья.

Трудно сомневаться: начали бы казахстанские власти в первые годы независимости «баловаться» ярко выраженным национализмом по примеру Латвии или Молдавии — от Казахстана вскоре остался бы только этнически казахский юг, а остальная часть бывшей Казахской ССР стала бы ещё одним Приднестровьем. Вместо этого был избран другой путь. Официально было заявлено, что все нации равны, русский язык был обеспечен высоким статусом (почти равным казахскому языку). В республике была создана некая «ширма» этнического и языкового равенства. Даже национальная валюта (казахстанский тенге) получила русские надписи. Казахстан стал одной из трёх стран мира с русским языком на денежных знаках, другие — РФ и Приднестровье.

Казалось бы, у казахстанских русских нет причин для протестов, нет поводов для отделения своих регионов: формально их права не ущемляются, все нации в стране равны. Но на самом деле политика казахстанских властей — последовательно этнократическая. Властные и силовые структуры — почти полностью казахские. Русские почти не протестовали (если пытались протестовать — эти действия не были массовыми, поэтому не имели успеха и жестоко карались казахскими властями). В то же время русские «без лишнего шума», но в массовом порядке уезжали.

Этнический состав населения Северного Казахстана за 10 лет сильно изменился. Раньше во многих городах Северного Казахстана процент этнических казахов был ничтожным (в Степногорске, по уверениям некоторых жителей города, казахов в советское время не было). В нынешнем Казахстане не найти город, в котором казахов было бы меньше трети населения. В Петропавловске до 1991 года казахи составляли менее 10 процентов населения, в 2010 году — уже около 50 процентов. В Семипалатинске — 70 процентов, в Гурьеве — более 90 процентов.

Так как теперь уже нигде русские не составляют явное большинство, отделение территорий по приднестровскому образцу стало малореальным. Пропорционально сокращению числа русских растут и проявления национализма.

При общении с жителями Казахстана, когда я задавал вопросы о межнациональных отношениях, мне обычно заявляли, что национализм отсутствует на бытовом уровне, в общении с соседями и рядовыми коллегами по работе, но проявляется со стороны властей. Хотя почти все соглашались, что в республиках Средней Азии ситуация с этим намного хуже.

Самый бросающийся в глаза признак официального национализма — тотальное искоренение русских названий сёл, городов и посёлков. В Южном Казахстане их практически не осталось, в Северном Казахстане — остаётся всё меньше. Наглядный пример: согласно старой карте, вдоль дороги Чимкент — Джамбул (Тараз) находятся сёла с почти исключительно русскими названиями. Всего же по Южно-Казахстанской области населённых пунктов с русскими названиям было около половины. Но в табличках на дороге, которые можно было видеть в 2009 году, ни одного русского названия нет! Старые русские таблички уничтожены, втоптаны в грязь — все названия до единого!

В Северном Казахстане такая же ситуация — основанные русскими казаками и до сих пор населённые русскими сёла массово переименовывают в честь Толе Би, Аль Фараби и других великих казахов (Аль Фараби был объявлен казахом по велению властей), или присваивают стандартные, много раз повторяющиеся названия наподобие таких, как Азат («свобода»), Аксу («белая вода»).

Эти действия вызывают у меня ассоциации с искоренением татарской топонимики в Крыму после депортации крымскотатарского народа в 1944 году и искоренением немецкой топонимики в нынешней Калининградской области после того, как она была передана СССР. Оба сходных случая меньше всего ассоциируются с межнациональной дружбой и согласием.

Депортацию немцев из Калининградской области и последующее устранение немецких топонимов нельзя назвать цивилизованным поступком. Но этот народ сам виноват: произошедшее было заслуженным наказанием за чудовищные преступления, совершённые нацистской Германией, в которых так или иначе виновен практически каждый немец. При этом считаю, что некоторые немецкие топонимы (Кёнигсберг, Тильзит) следовало бы вернуть. Произошедшее в Крыму — ничем не оправданное варварство и геноцид (что уже давно официально признано). Крымскотатарские топонимы необходимо вернуть (и это рано или поздно произойдёт).

Официальные источники Казахстана не скрывают, что поставленная цель — полное искоренение славянской топонимики, и с сожалением отмечают, что в северных областях к 2005 году «эта работа выполнена лишь на 30 процентов». Не могу найти иного определения этому процессу, чем открытый геноцид (то есть предумышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое искоренение данной этнической группы). Яростная и безумная расправа над славянской топонимикой — далеко не последний фактор, который казахстанские славяне называют причиной для отъезда из страны.

Дикий «топонимический беспредел», учиняемый националистическими властями Казахстана, не должен был бы отображаться на российских картах. Но почему-то Россия покорно принимает на своей территории придуманные казахскими националистами «Атырау» и «Аксу». Это в высшей степени ненормально: каждая страна имеет право именовать топонимы на территории других стран так, как считает нужным. В английском языке столица России называется Moscow, а вовсе не Moskva. В литовских картах Калининград обозначен как Karaliaucius (Караляучюс). Название самой России, к примеру, по-эстонски звучит как Вэнэмаа (Venemaa), по-латышски — Кревия (Krievija), по-вьетнамски — Nga (Нга).

В языках народов российских автономий тоже существуют свои названия населённых пунктов. В Марий Эл теоретически может встретиться дорожный указатель с указанием направления на УГАРМАН, в Мордовии — на АЛООШ, в Чувашии — с направлением на ЧУЛХУЛА. Следует помнить, что во всех этих случаях подразумевается один и тот же город, который большинству россиян известен не иначе как Нижний Новгород!

В вопросе поиска оправданий для массовых переименований власти проявляют изобретательность: когда переименовывали Семипалатинск — было заявлено, что это делается с целью «стереть негативные ассоциации с Семипалатинским ядерным полигоном и увеличить приток зарубежных инвестиций», при переименовании Щучинского района в Бурабайский заявлялось, что в Акмолинской области есть Шортандинский район, и «это вызывает путаницу, так как Шортанды переводится с казахского языка как Щучье» (хотя географические названия переводу не подлежат).

Вероятно, когда переименуют Степногорск — оправданием будет тот факт, что на казахский язык это название можно перевести как Аркалык, что совпадает с существующим (хотя и на 80 процентов вымершим) городом в Костанайской области. Для исконно русских городов Петропавловска и Павлодара уже придуманы новые названия Кызылжар и Кереку, и можно не сомневаться, что через некоторое время дойдёт очередь и до них.

Этнические казахи (кроме тех немногих, кто разделяет националистические взгляды) тоже не поддерживают переименования и спустя 10 лет продолжают употреблять старые названия. «Южную столицу» все по-прежнему называют Алма-Атой (хотя это законодательно преследуется!). Как я убедился, переименованные деревни под Чимкентом (бывшие русские, ставшие казахскими и по названию, и по населению) все называют их русскими названиями.

...

Трудно объяснить, почему — но я люблю Казахстан. Несмотря на то, что это одна из самых проблемных для посещения стран СНГ (ввиду абсурдного требования обязательной регистрации). В Казахстане я был свыше двадцати раз за 13 лет. Я проехал почти по всем железнодорожным линиям Казахстана, побывал во всех его регионах и почти во всех городах. И все равно хочется вернуться в эти бескрайние степные просторы...


*********************************************************************










*********************************************************************

Настоящая Россия — это сельская Россия. Москва в её нынешнем виде — не настоящая Россия. Без села России не будет.

Я родился в Москве, и большинство из известных предков тоже родились в Москве. Но Москву я воспринимал как чужую, особенно с тех пор, когда она стала превращаться в «капиталистический город для богатых». Настоящей малой Родиной я считаю сельские населённые пункты в Клинском и Шатурском районах Московской области, в которых поочерёдно проводил лето, а также любимый город Тверь (хотя там никогда не жил, но регулярно посещал с 1994 года — ради исследования трамвая и узкоколейной железной дороги). Считаю себя «душой живущим» не в Москве, а в настоящей России. Когда по тем или иным причинам приходится оказываться в районах Москвы, отличающихся «кричащей роскошью» (отдельные места в Центральном и Западном административных округах, места скопления элитных домов для богатых) — чувствую себя весьма неуютно, как чувствовал бы себя в них житель российской деревни.

Я побывал почти в каждом городе Российской Федерации (городов насчитывается около тысячи), нескольких тысячах посёлков городского типа. Вдоль и поперёк исходил такие регионы, как Вологодская, Кировская, Архангельская и Свердловская области (это регионы с наибольшей концентрацией узкоколейных железных дорог). В путешествиях (преимущественно — в сельской местности, описание типичного путешествия) суммарно проведено около 4 лет, совершено около полутора тысяч «диких» ночёвок (гостиницами не пользовался никогда), из них не одна сотня — в заброшенных домах или в гостях у сельских жителей.

Самой большой бедой нынешней России считаю вымирание села, отрыв народа от исторических корней и массовое безразличие к малой Родине. Началось это далеко не сегодня и происходило по разным причинам — как объективным, так и созданным руками врагов России.

Одно из ужасных преступлений коммунистического режима, одна из страшных трагедий России — строительство гидроэлектростанций на равнинных реках, повлекшее затопление водохранилищами огромных территорий вдоль Волги, Камы и других больших рек.

Я очень хорошо понимаю тех, кто при строительстве гидроэлектростанций пытался подорвать строившуюся плотину или приковывал себя цепями к затапливаемому дому и погибал в нём, не видя смысла жизни без Родины (такие случаи имели место при затоплении сёл и городов — документально засвидетельствовано, что при затоплении города Молога в своих домах ушли под воду 294 человека). Родина — это святое. Когда твою Родину затапливают водохранилищем — для кого-то дальнейшая жизнь не имела смысла. Увы, этот кошмар вскоре должен в очередной раз иметь место: в 2011 году начинается затопление огромных территорий в районе Богучанской ГЭС.

Являюсь убеждённым противником строительства автодорог высшей категории («автобанов») и сторонником строительства железных дорог, экологический ущерб от которых в разы ниже, чем от автодорог. Сейчас главным видом транспорта страны рассматривается автомобильный, а не железнодорожный, как было раньше и как должно быть по-нормальному. Интенсивно развиваются только автодороги. Железные дороги больше уничтожаются, чем строятся. По личному мнению — это величайшее зло.

Кроме вымирания сельской и провинциальной России, бедствием считаю происходящее на фоне этого «перетекание» оставшегося населения в Москву. По всей стране стремительно пустеют сёла, деревни, посёлки и небольшие города — но при этом территория в радиусе 50 километров от Кремля (не только Москва, но и ближайшие к ней районы Московской области) активно заселяется мигрантами из других регионов.

Население Москвы только по официальным данным выросло на миллион человек за десять лет. В городе остаётся всё меньше свободного и зелёного пространства, всё меньше кислорода в воздухе. Но ещё большим бедствием, чем «уплотнительную» застройку в Москве (ей уже «терять нечего») я считаю хищническую застройку Московской области.

Ситуация становится ужасной: в ближнем Подмосковье «под нож бульдозера» уходят все свободные земли, природа уничтожается катастрофическими темпами, почти исчезло сельское хозяйство и традиционный сельский уклад жизни. В радиусе 50 километров от Кремля скоро может не остаться ничего, кроме «многоэтажек» и дворцов для богатых, промышленных зон (на фоне умирания промышленности в остальной России), гигантских торговых центров, восьмиполосных автодорог и мусорных свалок.

Главный враг человека в Москве и ближнем Подмосковье — это автомобиль. В Москве и других крупнейших городах обладание автомобилем — это ничем не обоснованная блажь и вредительство. Считаю, что в крупных городах автомобиль может использоваться только для перевозки грузов, в качестве такси и спецтранспорта. Наличие частных автомобилей недопустимо. Исключением могут быть граждане с ограниченными физическими возможностями, представители верховной власти, которым по закону положена охрана. Кроме того, небольшое число известных людей — артистов, телеведущих, которым неудобно ездить в публичном транспорте из-за своей узнаваемости.

На Садовом кольце следовало бы оставить по одной автомобильной полосе в каждую сторону. Остальную часть этих недопустимо широких улиц нужно вернуть в прежнее состояние — снова сделать бульваром. Названию «Садовое кольцо» должен быть возвращён исконный смысл!

В сельской местности и маленьких городах нормальная жизнь без автомобиля, напротив, столь же невозможна, сколь и без электричества. Сельское автобусное сообщение всюду в России, кроме Московской области, находится в рудиментарном состоянии и не может рассматриваться как транспорт для современного человека. Пример: автобус, курсирующий каждый второй и четвёртый четверг месяца — это не юмор, а реальное автобусное расписание в одном из районов Тверской области. Развивать общественный транспорт в сельской местности нет смысла. Обеспечить частое и повсеместное курсирование автобусов до каждой деревни нерационально и фактически невозможно. Пользоваться общественным транспортом в сельской местности будет неудобно в любом случае.

Использование автомобилей в сельской местности следует поощрять путём отмены налогов и поощрения кредитования, а в крупнейших городах (особенно в Москве) автомобильное движение следовало бы запретить без уважительной причины. Возможный вариант — введение платного проезда по всем улицам крупных городов, оплата посредством повсеместной установки устройств, считывающих номера машин и автоматически выставляющих счёт владельцу. При этом тариф на проезд должен быть «заградительным» (например, 1000 рублей за 1 километр, кроме тех, кто имеет уважительную причину для того, чтобы использовать автомобиль).

Строительство новых дорог в Москве следовало бы законодательно запретить, а большую часть существующих излишне широких дорог — значительно сузить, отдав часть асфальтовых полос под трамвайные линии, часть — под зелёные насаждения.

Следовало бы ввести законодательный запрет на любое строительство в Москве и ближнем Подмосковье, кроме исключительных случаев. Должен существовать лимит на число строительных объектов.

Следует добиваться сокращения разрыва в уровне жизни между крупнейшими городами и остальной Россией. Причём речь не только о Москве — самый резкий контраст связан не с ней. Московская область — тоже высокоразвитый регион, и даже в дальних районах Московской области (в радиусе 100-150 километров от Москвы) явной разрухи не встретить. Более разительным выглядит контраст между Южно-Сахалинском (городом «московского» уровня развития и доходов) и районами Сахалинской области, в которых наблюдается немыслимая разруха и нищета, между Хабаровском и ближайшими районами Хабаровского края, между Екатеринбургом и районами Свердловской области...

Помимо того, что сельское население вымирает, деревни и сёла исчезают, есть ещё одна, не менее существенная беда — оставшееся сельское население маргинализируется, спивается и деградирует. Возрождение жизни на селе должно быть важнейшей государственной задачей. Следовало бы организовать государственную программу улучшения уровня и качества жизни в сельской местности, поддержки переселения из крупных городов в сельскую местность. Пример рядом с нами: нынешняя Республика Беларусь.

Среди многочисленного печального наследства коммунистического строя у нас есть многоквартирные дома в сельской местности. Это либо убогие «двухэтажки» и «пятиэтажки», либо деревянные «щитовые» дома, рассчитанные на две семьи, разделённые перегородкой на две равные части, с входными дверями с двух сторон. Последний тип жилья особенно распространён на Севере. Многие сельские населённые пункты Архангельской области полностью состоят из двухквартирных «щитовок». Впрочем, и в чернозёмной Воронежской области «двухвартирного безумия» тоже более чем достаточно...

Наличие таких домов в сельской местности — бедствие и позор. На селе невозможна нормальная жизнь без собственного дома, который не делишь с чужаками. Если есть собственный дом и участок — это это даёт принципиально иное качество жизни, чем при ситуации, когда его нет. Когда есть собственный дом — можно с пользой тратить свободное время на его развитие и благоустройство, и достичь в этом небывалых высот, даже не располагая материальными ресурсами (замечательные образцы русского деревянного зодчества построены без единого гвоздя, лишь с помощью рук и топора). Когда дом разделён надвое с чужими людьми — его уже трудно воспринимать как собственный.

Считаю, что следует ввести запрет на строительство в сельской местности многоквартирных домов. Существующие подобные дома (в первую очередь — бараки и двухквартирные «щитовки») следует ликвидировать за государственный счёт.

Следует вернуть названия населённым пунктам, переименованным советскими партийными чиновниками. Уродливые штампы эпохи «Советское», «Красноармейское», «Комсомольское», «Пролетарское», «Первомайское» и прочие подобные — должны быть искоренены, кроме случаев, когда населённый пункт возник после 1917 года и не имел другого названия. Ликвидация таких названий должна быть массовой и произойти без референдумов.

Пример: древнее
село Смердынь (Тверская область) некие вредители стёрли с карты, придумав ему безликое и ничего не значащее название — Лесное, тем самым лишив эту землю исторических корней, надругавшись над многовековой историей. Название, существовавшее 400 лет и вписанное в историю Отечества, кому-то показалось неблагозвучным. Аналогичные случаи: Сорока — Беломорск, Кукарка — Советск, Иман — Дальнереченск, Святогорское — Красногорское и многие другие.

Населённым пунктам, названным в честь исторических деятелей (даже тех, которые имеют неоднозначную оценку — например, Киров или Дзержинский), если и стоило бы возвращать прежние названия, то не в массовом порядке и после всестороннего обсуждения.

Стоило бы вывести из официального оборота термин «Сибирь» (возможно, вернув городу Новосибирску историческое название Новониколаевск). Причина: у термина «Сибирь» плохая история. В течение нескольких столетий территория, именовавшаяся «Сибирь», воспринималась не как полноценная часть России. Она служила местом, куда отправляли преступников, местом каторги и ссылки.

В наше время понятие «Сибирь» используется для развития бредовых сепаратистских идей. Появились «оригиналы», призывающие указывать свою национальность не как «русский», а как «сибиряк». Каким-то чудаком из Томска был придуман «сибирский язык». На нём непродолжительное время даже существовал раздел «Википедии». Но вскоре администраторы «Википедии» «вымели поганой метлой» всю бредятину этого чудака.

Безусловно, «сибирский язык» и прочие подобные «приколы» — это действия маргиналов, а проще говоря, не вполне нормальных людей, пытающихся таким образом громко заявить о себе. Никем это всерьёз не воспринимается. И в то же время: в Новосибирске я своими глазами видел и слышал в рекламе такие фразы: «произведения русских сибирских композиторов», «картины русских сибирских художников». Вот так не надо!

Термин «Дальний Восток» тоже следует вывести из официального оборота. Это понятие должно стать таким же архаизмом, как существовавшее когда-то в США понятие «Дальний Запад».

В долгосрочной перспективе исчезновение сельских населённых пунктов (что имеет место сейчас) должно смениться строительством новых. В первую очередь — на месте исчезнувших сёл и деревень, стараясь сохранить преемственность исторических корней. Россия не должна выглядеть пустым пространством на картах!

Наглядный пример того, что имеет место сейчас: слева находится Финляндия, повсеместно «покрытая» деревнями и хуторами, справа — российская Карелия, десятки и сотни километров совершенно незаселённых пространств. Несмотря на одинаковый тип местности и одинаково суровые природные условия! Даже если бы государственная граница не была показана на карте — она легко определялась бы: где кончаются населённые пункты, там кончается Финляндия. При этом Финляндия не относится к числу густонаселённых стран — напротив, по европейским меркам, плотность населения в ней невелика.

В дальней перспективе следует стремиться к тому, чтобы поднять уровень жизни во всей России до уровня Москвы. Но пока это невозможно по объективным причинам — придётся понизить уровень жизни в Москве до уровня России. Следовало бы создать невыносимые условия для жизни в Москве и ближнем Подмосковье, установив предельно высокие налоги, целенаправленно создавать все условия для того, чтобы жители России не стремились переезжать в Москву, а наоборот — покидали её.

Сейчас имеет место дикая ситуация: коммунальные услуги в Москве стоят дешевле, чем в глухом полуголодном посёлке в Кировской области (хотя доходы населения различаются во много раз). Качество коммунальных услуг, разумеется, в Москве намного выше. Цены на продукты питания и товары первой необходимости в целом по России такие же или более высокие, чем в Москве. Единственное исключение — транспорт, который в Москве дороже.

Может быть, стоило бы законодательно усложнить постоянную регистрацию в Москве и Московской области тем, кто там не родился. Но лучше всего — сделать так, чтобы ни у кого не возникало желания переезжать в Москву и ближнее Подмосковье.

В России насчитывается 45 «закрытых городов» (ЗАТО): Саров, Озёрск, Снежинск, Новоуральск, Северск и многие другие. Их суммарное население — 1,3 миллиона жителей. Рядовой гражданин России не может даже мечтать о приобретении квартиры в «закрытом городе» и переезде туда на постоянное место жительства — это практически невозможно. Более того, в «закрытые города» без сложной процедуры оформления пропуска законным путём невозможно попасть даже на короткое время.

Почти все «закрытые города» окружены по периметру тщательно охраняемой контрольно-следовой полосой с колючей проволокой и новейшими средствами сигнализации. Есть исключения в виде слабо охраняемых городов, где контроль документов существует только на дорогах, и не составляет труда пройти нелегально. Но это грозит неприятностями в случае возможной проверки документов внутри города.

Получить пропуск, дающий право на кратковременный въезд в Саров — значительно сложнее, чем получить визу США. Это можно сделать только при наличии приглашения от местного жителя, который приходится близким родственником приглашаемому (и никак иначе!), либо приглашения от «серьёзной» местной организации (саровский клуб юных туристов пригласить никого не сможет). Пропуска делаются примерно два месяца — больше, чем виза любой страны мира. Саров является не только ядерным центром, но и духовным центром православия — однако попасть туда рядовой верующий не сможет.

В дополнение ко всему, права жить в Сарове лишают тех, кто был осуждён по уголовной статье — даже если человек родился и вырос в этом городе! Местные власти (вопреки Конституции России!)
считают, что Саров — «элитарное» место, и преступники (пусть даже наказанные и раскаявшиеся) не должны «осквернять» его своим присутствием. Большинство из тех, кого ловят при попытке нарушить тщательно охраняемую «саровскую границу» — это коренные жители города, лишённые права вернуться в него из-за того, что привлекались к уголовной ответственности. В последние годы некоторым бывшим осуждённым удаётся вернуться домой в «закрытые города», но лишь после длительных и сложных судебных процедур.

Я не считаю, что Москва должна ввести такие же «драконовские» ограничения на въезд, как и Саров (более того, я считаю, что существующий в Сарове режим — это позор и безумие). Но если Саров и другие «закрытые города» могут существовать в своём нынешнем виде, несмотря на статью Конституции, гарантирующую право на свободное передвижение по России и выбор места жительства, то почему в Москве нельзя ввести хотя бы десятую часть запретов, существующих в Сарове или Озёрске?

Промышленные предприятия должны выводиться из Москвы не в Подмосковье, а в регионы России, одна из основных проблем которых — массовая безработица. Равным образом, недопустимо ведущееся сейчас строительство автомобильных заводов и других крупных предприятий вблизи Санкт-Петербурга: такие заводы должны строиться вдали от «мегаполисов», которые и без того перенаселены и в достаточной степени обеспечены рабочими местами.


*********************************************************************










*********************************************************************

Россия в течение большей части XX века была вторым по мощности и значению государством мира — и обязана стать им снова. Но и сейчас у россиян есть масса причин гордиться своей страной. Не только за достижения, оставшиеся в прошлом (хотя и о них забывать не стоит). Россия по многим позициям остаётся передовой и перспективной страной.

Уровень развития науки в России остаётся одним из высочайших в мире, даже несмотря на нынешнее тяжелейшее положение научной сферы. У нас насчитывается почти 100 наукоградов (городов, построенных специально для осуществления научных исследований в различных областях, не все из них имеют официальный статус «наукоград»). В одной лишь Московской области — это Дубна, Протвино, Пущино, Троицк, Черноголовка и многие другие. Такого потенциала не имеет ни одна другая страна мира.

Несмотря на то, что в России осталось всего лишь около 85 000 километров железных дорог (в несколько раз меньше, чем в США или единой Европе), несмотря на катастрофическое ухудшение ситуации с железными дорогами в последние годы — объём грузовой работы (объём перевезённого по железным дорогам груза) остаётся выше, чем в любой другой стране мира и единой Европе.

У нас нет такого засилья лиц другой культуры, как в Западной Европе. В Париже порой кажется, что лица неевропейского происхождения составляют большинство. Случалось, что в вагоне парижского метро я был единственным европейцем (по внешности). Причём неевропейское население отличается высокой агрессивностью. Там есть районы, где европейцев вообще практически не осталось, и в которые «чужакам» не рекомендуется заходить. Об этом знаю не только по материалам СМИ — во Франции я неоднократно был свидетелем хамского и вызывающего поведения местных арабов, которые уже считают себя хозяевами на чужой земле. Ситуация становится критической, и перспектив к улучшению не видно.

России пока до этого далеко. Но нельзя допустить, чтобы в этом отношении она «скатилась» до уровня Западной Европы.

Можно найти и разные «неординарные» поводы для гордости. Например, в России — самый продвинутый в мире автостоп и субкультура автостопщиков. Величайший автостопщик планеты
Алексей Воров, проехавший автостопом почти два миллиона километров — родом из Санкт-Петербурга. К мировому рекорду А. Ворова никто даже близко не подошёл.

За границей нет великих автостопщиков, даже отдалённо похожих на Алексея Ворова, Антона Кротова, Валерия Шанина. Давно уже не слышно и о других великих путешественниках, равных нашему Фёдору Конюхову.

В России — самые «продвинутые» исследователи железных дорог. В остальном мире изучение железных дорог не ведётся столь глубоко. Русскоязычные сайты http://parovoz.com/ и http://transsib.ru/ появились раньше аналогичных по объёму зарубежных сайтов. Причём parovoz.com был одним из первых железнодорожных сайтов как таковых (учитывая сайты на любых языках!). Это — предмет национальной гордости!

Длительное время я предпринимал попытки найти в Сети какую-либо информацию, связанную с промышленными узкоколейными железными дорогами Франции — используя разные поисковые системы, вводя запросы на разных языках. Казалось бы, Франция должна быть на одном из первых мест по развитию Интернета, а также по количеству любителей железных дорог — но это не так! Несмотря на все попытки, не удалось найти ничего, кроме весьма маленького и скромного сайта на английском языке: http://www.ingr.co.uk/rlys_fran.html. На французском языке по большинству из этих дорог, по всей видимости, никаких материалов нет (написано в 2010 году, позднее ситуация может измениться).

Единственная во Франции сохранившаяся торфовозная узкоколейная железная дорога, по идее, должна была бы превратиться в место, непрерывно посещаемое французскими любителями железных дорог. Но этого не наблюдается! Есть ощущение, что ни один из них там не был (или, по крайней мере, ничего не написал об этом в Сети). Я считаю, что это позор для Франции. В России представить подобное совершенно немыслимо.

Я имею некоторое представление о французских любителях железных дорог — они выглядят весьма неактивными и ленивыми, а также «трясущимися» над буквой закона. Стандартному местному любителю железных дорог в голову не придёт лезть нелегально на охраняемый объект ради изучения железной дороги, если туда не пускают (что я делал десятки раз). И даже просить пустить туда «легально» едва ли кто-нибудь будет! Почему-то им это не нужно, они не проявляют интереса к своим промышленным узкоколейным железным дорогам, которые, как и в России, стремительно исчезают.

Туристических узкоколейных железных дорог и узкоколейных железных дорог личного пользования в Западной Европе много, в отличие от России. Но это несколько иное явление, и основная причина этого — обилие лишних денег.

В России пассажирское движение на железных дорогах активно сокращается и уничтожается. Тем не менее, нам ещё далеко до Франции, где пассажирские перевозки находятся в катастрофическом положении (кроме магистральных линий), а грузовые перевозки почти искоренены «как класс», протяжённость железнодорожной сети сократилась как минимум вдвое. И тем более — до США, где пассажирские железнодорожные перевозки почти исчезли.

Не уверен, что когда-нибудь окажусь в США (отчасти из-за жёсткого визового режима), но ситуацию с железнодорожным транспортом в этой стране я изучал по различным печатным и сетевым источникам. Детальный материал: http://infojd.ru/dop/jdr.html.

Я не сомневаюсь, что мы до такой позорной ситуации, как в США, никогда не дойдём! Российские железные дороги, к сожалению, ещё не подошли к пику своей деградации. Но всё же они никогда не «скатятся» до уровня США. Шокирующие картины опустевших или заброшенных вокзалов в миллионных городах останутся американским «достоянием».


*********************************************************************










*********************************************************************

Самая большая угроза — вымирание России. Я считаю, что гражданин России (равным образом Беларуси и особенно — Украины, где вымирание наиболее катастрофическое), у которого в паспорте нет отметки о наличии хотя бы троих детей к возрасту 30 лет и более — враг своей Родины. Следует возвратить налог на бездетность, существовавший когда-то в СССР. Но в более жёсткой форме — вплоть до 80 процентов дохода в самых «запущенных» случаях.

Собранные деньги следовало бы в полном объёме давать тем, у кого трое детей и больше. Но вести за этим строгий контроль. При малейших признаках у родителей алкоголизма, курения, низкой культуры, неподобающего поведения выплаты прекращать, а детей отбирать. «Алкашей» и низкокультурных граждан к детям нельзя подпускать «на километр»!

Нужно устроить «геноцид дураков» — не путём их уничтожения, а путём их обучения. В провинциальной России есть значительный процент низкокультурного «быдлообразного» населения. Наличие этого «балласта» — позор России. Стоило бы обратиться к опыту кампании по ликвидации безграмотности, проводившейся после революции 1917 года. Высшее образование должно стать бесплатным и строго обязательным.

В России полностью отсутствуют граждане, которые не умеют читать и писать. Это повод для гордости: во многих других странах такие люди есть, и в немалом объёме. Даже в США
имеется некоторый процент неграмотных. Однако существенная часть жителей России имеет низкий культурно-образовательный уровень. Едва ли не 90 процентов населения не владеет никаким иностранным языком, что является позорным. Во многом это связано с тем, что за границу (не считая бывшего СССР) ездит небольшой процент граждан Россси.

Издевательская бюрократическая процедура получения загранпаспортов, включающая заполнение анкеты с тщательным перечислением всех мест работы и доставку справок с места работы, должна быть отменена. Загранпаспорт должен иметься у каждого россиянина. «Диктаторская» Беларусь в этом отношении намного демократичнее России: паспорт, имеющийся у каждого гражданина Беларуси, позволяет свободно и неограниченно ездить за границу.

Каждый житель России должен владеть английским языком. Но изучать следует два языка: помимо английского, это может быть французский, испанский, португальский. Португалоязычная Бразилия — одна из крупнейших стран мира, сходная с Россией по множеству признаков страна. C ней России стоило бы иметь особые отношения.

Следовало бы ввести в обязательный учебный курс ознакомление с близкородственными славянскими языками: украинским, белорусским, болгарским, сербским. Именно ознакомление, а не серьёзное изучение этих языков.

Такое явление, как распространённость надписей латиницей, не имеет отношения к изучению языков. Латиница на дорожных указателях должна быть разрешена лишь в виде исключения на международных трассах. В рекламных плакатах и публичных вывесках она должна быть запрещена. Я против засилья латиницы, которое имеет место в Санкт-Петербурге. Cчитаю недопустимым беспредельное уродование латиницей Петербургского метрополитена, имеющее место с 2009 года.


Борьбу с алкоголизмом следует вести не столько запретами, сколько настойчивым внушением мысли: спиртное потребляют только «отбросы». Должна быть всюду развешана разнообразная социальная реклама, высмеивающая потребителей спиртного. С детства должна прививаться мысль: потребляющий алкоголь — это обязательно маргинал и «мусор». Слово «водка» должно стать почти нецензурным и стоять в одном ряду со словами «мерзость», «дрянь».


*********************************************************************










04.2011 © С. Болашенко


«Сайт о железной дороге — дополнительные страницы» — к началу