ПОЕЗДКА В НОВОСИБИРСК, 1997 ГОД









СТРАНИЦА НЕ ГОТОВА!!!

Поездка была произведена в январе 1997 года. Такие поездки для меня не характеры. Цель поездки — проверить себя на прочность, доказать, что я смогу выжить в любых условиях.

Исполненный маршрут поездки: Москва — Нижний Новгород — Киров — Пермь — Екатеринбург — Курган — Омск — Новосибирск — Бердск (Новосибирская область) — Новосибирск — Омск — Челябинск — Самара — Рузаевка — Москва. Протяжённость — приблизительно 7 000 километров.



Маршрут поездки на карте СССР.








Адреса возможных мест ночлега (лиц, теоретически способных принять на ночлег) в Новосибирске, Омске и Перми.
Список был составлен и распечатан Антоном Кротовым. Позднее попытки ночевать в городах,
напрашиваясь к гражданам с помощью подобных списков, я признал огромной ошибкой.


Выехал 2 января в 8:30. Автобусная остановка, метро. Люди с удивлением смотрели на меня из-за «экстремально-зимней» одежды, совершенно не типичной для Москвы с её сравнительно мягкой зимой и высокой степенью «цивильности». Я с опаской размышлял над тем, не будет ли такая одежда привлекать внимание милиции на вокзалах. Основным элементом одежды был армейский овчинный тулуп.

«Курская»-кольцевая, новый выход, открытый вместе с Люблинской линией в конце 1995 года, вот и тупики с электропоездами Горьковского направления. Выезжаю электропоездом Москва — Петушки отправлением в 10:20.

Машинист перечислил остановки по маршруту, произнёс «Осторожно, двери закрываются», ... и я покидаю Москву. Покидаю надолго, отправляюсь в неизведанную даль, в экстремальные природные условия, предстоит жестчайшая проверка на прочность.

Права на бесплатный проезд в пригородных поездах у меня не было. Я сознательно отказался от него, чтобы придать путешествию «спортивность» (позднее придя к выводу, что это являлось большой ошибкой).

До станции Дрезна (80 километров от Москвы) доехал спокойно. Здесь по вагонам пошли первые в этом путешествии контролёры. Мне сказали: выходи в тамбур! Я вышел, и ехал в тамбуре до станции Усад — контролёры остались сидеть в вагоне.

Вот и Петушки. Дальше, на сравнительно коротком участке Петушки — Владимир, идёт пригородный поезд, состоящий из электровоза плацкартных пассажирских вагонов. «Поезд с тётками», как назвал бы его великий Антон Кротов, гений вольных путешествий, кумир молодёжи. Известный каждому нормальному россиянину, кроме безнадёжных маргиналов и невежд.

Что интересно, на всём пути от Москвы до Новосибирска только на этом небольшом участке Владимир — Петушки пригородный поезд представляет собой состав из пассажирских вагонов. На всём остальном пути пригородные поезда — это электрички.

В пригородном поезде из пассажирских вагонов проехать бесплатно сложнее, чем в электропоезде. Я решил взять льготный билет до Костерёво (первая остановка после Петушков) за 600 рублей.

На входе проводница билеты не проверяла. Но как только поезд отправился — по вагону прошли сразу две «проверяльщицы».

— Докуда едешь?

— До Владимира!

Однако «тётка» заметила, что билет только до Костерёво, и потребовала там выходить. Затем обе «тётки», оказавшиеся весьма злобными и нервными, стали выталкивать меня в тамбур. Вдобавок ко всему, в вагоне присутствовал сотрудник милиции. Но он не проявил внимания к происходящему, а на станции Костерёво и вовсе вышел.

Проводницы вытолкали меня в тамбур, но дальше выталкивать не стали. Весь путь до Владимира (больше часа езды) пришлось стоять в заснеженном тамбуре. Температура в нём не отличается от уличной. Но в моей одежде при любом морозе было бы тепло (а вагоне — жарко). На каждой остановке проводница выходила в тамбур, чтобы открыть и закрыть двери, но больше внимания ко мне не проявляла.

Ночёвка в Нижнем Новгороде (станция Горький-Московский) в снегу, к северо-востоку от вокзала.

Ночёвка в Кирове.

Электропоезд Киров — Балезино, отправление в 3:40. Беру льготный «школьный» билет за 800 рублей до ближайшей станции Поздино. Как оказалось, зря.

Балезино, Удмуртия, станция стыкования родов тока. Здесь предстоит провести почти весь световой день. Иду к водоразборной колонке с нарисованным на ней номером 30, знакомой по прошлой поездке в Екатеринбург. Набрав воды, иду к путепроводу, по которому железная дорога пересекает автодорогу. Там я разложил на снегу и пересмотрел вещи в рюкзаке.

Иду на станцию. Здесь висит грозное объявление: «За хождение по путям штраф # минимальной зарплаты». Много ВОХРовцев (работников военизированной охраны железной дороги), поэтому я не решился идти к локомотивам и пытаться уехать с машинистами грузовых поездов. Тем более, что вероятность этого мала.

К пассажирской платформе подошёл почтово-багажный поезд Москва — Владивосток, состоящий из двух вагонов, почтового и багажного. Я постучался в дверь почтового вагона, оттуда вышел человек.

— Здравствуйте, можно с вами проехать до Перми?

Злобный обитатель вагона без слов захлопнул дверь. Обращаюсь к машинисту электровоза. Тот сказал что-то типа «пассажирский пойдёт, на нём езжай».

Иду к вокзалу. Работник «органов», одетый не в традиционную милицейскую форму, а в камуфляж, с нашивками «Транспортная милиция», спросил:

— Парень, куда едешь?

— В Пермь.

— А чего здесь ходишь? Иди на вокзал!

Редкий случай, когда при общении с милицией не потребовали документы. Возможно, здесь милиция настолько увлечена «опекой» над перронными торговками (которых здесь невероятное множество), что не трогает путешественников В целом, Балезино — хороший посёлок.

Пермь. Ночёвка в снегу вблизи трамвайного кольца.

Электричка Пермь — Шаля. Злобный контролёр стал жёстко высаживать из неё, я перебежал в другой вагон. Но там меня вскоре нашёл этот разъярённый контролёр, с красной рожей, буквально исторгающий из себя электрические разряды ярости и похожий на фашиста из карикатур времён войны. По угрозой мордобоя «фашист» потребовал деньги.

Я заплатил за проезд до станции Шамары (а не до конечной станции Шаля) — ибо помнил, что из Шамар должны быть электрички на Свердловск.

Выхожу в Шамарах. Оказывается зря: в данный момент электричка Шамары — Свердловск есть только утром, остальные идут из Шали. Решаю, как быть дальше. Иду в посёлок, набираю воды в колонке, захожу в магазин — хлеба там не было.

Нашёл почту и другой магазин — но и там хлеба нет. Возвращаюсь на вокзал. Теперь здесь были рабочие, они чинили дверь. Я разложил вещи на скамье — и вдруг объявляют: «прибывает почтово-багажный поезд».

Быстро собираю вещи, пытаюсь «вписаться» в поезд хотя бы до Шали.

— Мы почту везём, не берём!

Обращаюсь к машинисту.

— Жди электричку!

Пытаюсь достучаться до обитателей другого вагона, но оттуда никто так и не вышел. Да, непросто уехать на почтово-багажном поезде...

Опять иду на вокзал. Переписываю расписание на бумагу. Прошу железнодорожников вскипятить воду в котелке — но они отказались.

Спустя длительное время у вокзала водитель легковых «Жигулей» стал предлагать ехать за деньги в Шалю. Я согласился, и за деньги (не очень большие, примерно как автобусный тариф) доехал до районного центра, посёлка Шаля. Машина шла по глухим, заснеженным сельским дорогам, среди бескрайних уральских лесов.

В Шале уже стояла под посадкой электричка на Свердловск (Екатеринбург).

Ночёвка — Екатеринбург.

Ночёвка — Курган.

Ночёвка — Омск.

Ночёвка — Татарская.

Несколько дней в Новосибирске. Выезд немногим дальше Новосибирска — в Бердск (пригород Новосибирска).

Ночёвка — Татарская.

Ночёвка — Петропавловск.

Ночёвка — Курган.

Ночёвка — Челябинск.

Ночёвка — Кропачёво.

Ночёвка — Абдулино.

Самара. Осмотр метрополитена.


Первая срисовка схемы Самарского метрополитена.
Сделана в вагоне.



Билет на электропоезд, купленный в Самаре (до ближайшей остановки).

Ночёвка — Инза.

Ночёвка — Зубова Поляна.








07.03.2012 © Автор «Сайта о железной дороге»

«Сайт о железной дороге — дополнительные страницы» — к началу



Яндекс.Метрика