ПОЕЗДКА В США, 2014 ГОД (ЧАСТЬ 2)









Это вторая часть публикации. Начало — в первой части.

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4713206 — сделанные в ходе поездки фотографии, всего — 9 843




От Капитолия спускаюсь в сторону широкого бульвара (Национальной аллеи), ведущего к обелиску, известному как Монумент Вашингтона.



Национальная аллея. Вдали — Монумент Джорджа Вашингтона.


От обелиска сворачиваю направо — к Белому дому.



Вертолёт над Белым домом.


На территории Белого дома несколько раз взлетали и садились вертолёты. Возможно, в каком-то из них находился президент США Барак Обама.



Ближайшая к Белому дому доступная точка. Туристы фотографируют вертолёт.


Белый дом, резиденция президента — вероятно, самое известное здание США. Но внешне это не особо примечательная постройка небольших размеров, по сравнению с другими образцами имперской архитектуры Вашингтона.

К Капитолию можно подойти вплотную, а при наличии свободного времени и отсутствии вещей — даже попасть внутрь, причём бесплатно.

К Белому дому близко подойти нельзя, прилегающая территория оцеплена полицией. Экскурсии внутрь раньше были доступны только гражданам США, а сейчас отменены.

В Америке стремятся показать близость власти к народу, что проявляется в доступности экскурсий в парламент, резиденции губернаторов штатов, а когда-то и в резиденцию президента. Однако теперь президент от народа «отгорожен», причём на немалую дистанцию.

Группа туристов с ближайшей к Белому дому доступной точки активно фотографирует садящийся вертолёт, видимо, размышляя, в нём ли находится Барак Обама.

Возвращаюсь быстрым шагом на вокзал по улице с незамысловатым «названием» E street NW.



Снова вокзал. Местное время 17:35.


Выход на посадку к поезду дальнего следования в Вашингтоне — почти как в аэропорту. Начинается за 20 минут до отправления, осуществляется строго через определённый «гейт», с контролем билетов. В отличие от аэропорта и от российских вокзалов, досмотра вещей нет.



Вокзал Вашингтон-Объединённый. Посадка на поезд №19 «Crescent» сообщением
Нью-Йорк — Новый Орлеан будет осуществляться через выход «H».


Выход на платформу открыли в 18:10. Поезд отправился в 18:30.



Вокзал Вашингтон-Объединённый. Поезд №19 «Crescent» сообщением
Нью-Йорк — Новый Орлеан отправится с 24-го пути. На 23-м пути
посадка на пригородный поезд до Фредериксбурга.


Я попросил место у окна. Проводник выдал бирку с номером 53. Сначала я сел не в тот вагон. Обычно в поездах открывают одну дверь на два вагона. Вскоре пришлось пересесть в соседний вагон.

Поезд отправился в темноте. До Charlottesville (прибытие в 21:10) рядом со мной сидела чернокожая девушка. В отличие от многих местных чернокожих, она имела цивилизованный вид, читала учебные пособия — видимо, студентка.

В Charlottesville она пересела на другое место — благо, в вагоне появилось много свободных мест. Но я недолго радовался: в вагон зашли другие пассажиры, и она вернулась. Пока что не придётся быть одному на двух сиденьях — что, безусловно, в разы комфортнее, чем когда вплотную к тебе находится посторонний человек.

На станции Charlottesville поезд незапланированно простоял два с половиной часа! Немного «скрашивалось» тем, что всё время стоянки на нетбуке был доступен Интернет.

Отправились из Charlottesville в 23:38. Незадолго до этого навстречу прошёл грузовой поезд.

Занимавшая соседнее место пассажирка вышла ночью в Charlotte. Дальше вплоть до Нового Орлеана соседнее сиденье оставалось незанятым. Насколько же при этом чувствуешь себя свободнее и комфортнее!

Просыпаюсь примерно в 6:50. Поезд движется по штату Джорджия.



Вокзал на станции Greenville. Снимок сделан 8 марта в 8:16.


Фотографии, сделанные из поезда, на которых название станции в кадре не видно: 8 марта в 10:15 Gannesville, в 19:52 Meridian, в 23:01 Slidell (Слайделл).



Вокзал на станции Toccoa (Токкоа). Снимок сделан 8 марта в 9:32.



У станции Toccoa (Токкоа).


В 11 часов подъезжаем к Атланте — столице Джорджии. Несколько раз надолго встаём на подходах к узлу. Рядом проносятся поезда наземной линии метрополитена Атланты, которая проложена параллельно магистральной железной дороге.



Пересечение с линией метрополитена Атланты. Вид в южном направлении. Время 11:06.



Город Атланта.



Город Атланта.



Город Атланта. Время 12:33.


У пассажирской платформы тоже надолго встаём. Выйти в Сеть нигде в Атланте не удалось.

Казалось бы, Атланта — обычный провинциальный город США, хотя и крупный. Далеко не самый известный город, до 1990-х годов ничем не выделялся. При этом есть два неординарных факта: в Атланте проходили летние олимпийские игры 1996 года, аэропорт Атланты — крупнейший в мире по пассажиропотоку.

Почему самый оживлённый в мире аэропорт именно в Атланте, когда этот город не является ни «воротами» США из других стран (как Нью-Йорк), ни гигантским мегаполисом — непонятно.

Атланта — столица штата Джорджия (Georgia). В английском языке совершенно одинаково пишется название Грузии. Но Джорджия не имеет никакого отношения к Грузии: эта территория названа в честь британского короля Георга II. Грузия названа в английском и многих других языках в честь Святого Георгия.

В США насчитывается двадцать небольших городов с названием Moscow (Москва). Они не связаны с Москвой и не основаны переселенцами из Москвы, по крайней мере в большинстве. Однако название — действительно в честь Москвы. При освоении Америки и основании новых населённых пунктов вставала проблема: как их назвать? Нередко названия давали по первым попавшимся известным городам мира.



Путевое развитие в Атланте, к западу от вокзала. Вид в южном направлении. Время 12:39.



Окрестности Атланты. Время 12:47.



Окрестности Атланты. Маневровый тепловоз. Время 12:50.



Окрестности Атланты. Вид в южном направлении. Время 12:51.



Внутренний вид вагона. Время 15:01.



Вокзал на станции Anniston. Время 15:02.


В 16:07 с правой стороны проследовал встречный пассажирский поезд. Около 16:35 была отмечена табличка woodland ? junction.



Местность у железной дороги и старый мост — вероятно, бывший железнодорожный.
Вид в южном направлении. Время 16:15.


После Джорджии — штат Алабама. Поезд проследует через крупнейший город Алабамы — Бирмингем, но оставляет в стороне столицу — Монтгомери.

Бирмингем (Birmingham) назван в честь одноимённого британского города. Перед Бирмингемом, как и перед Атлантой, поезд неоднократно стоял.



На подходе к Бирмингемскому узлу. Глухое пересечение второстепенных путей. Вид на юг. Время 16:38.


В восточной части Бирмингемского узла между путями в кустах было заметно жилище бомжей. Значит, здесь всё не настолько строго с доступом на территорию железной дороги.



Бирмингемский узел. Время 16:40.


В Бирмингеме у платформ находилось несколько зданий. Некоторые из них — заброшенные. Я не понял, какое из них является зданием вокзала.

До 1969 года в Бирмингеме имелся грандиозный вокзал. Он варварски снесён.



Станция Бирмингем. Вид на север. Время 17:07.


Бирмингем — огромный узел, но путепроводов в нём нет. Пассажирское движение только по двум направлениям. После Бирмингема на запад — два пути.

Следующая после Бирмингема — грузовая станция Bessemer. За ней — действующее разноуровневое пересечение, на котором пересекаемый путь проложен внизу. Затем — недействующее пересечение, на котором пересекаемый путь наверху.

Примерно через 10 километров соседний путь «ушёл» на юг.



Вокзал на станции Таскалуса (Tuscaloosa). Время 18:06.


За станцией Таскалуса (Tuscaloosa) — глухое пересечение.

Поезд опаздывает на много часов. В Таcкалуса должны были быть в 13:07, но прибыли в 18 часов! Даже если сейчас обеспечить движение без задержек, опоздание никак не нагнать. Американские поезда более быстрые, чем наши, но у скорости есть предел.

Последние несколько часов едем в темноте. Пассажиры активно выходят на мелких станциях. К Новому Орлеану поезд подходил почти пустым.

В темноте почти не заметно, как поезд пересекает по дамбе огромное озеро Пончартрейн.

Наконец, появились признаки большого города. Мелькают огни, переплетения путей. Вокруг появляются нескончаемые американские одноэтажные и двухэтажные домики, в которых живёт почти всё население страны.

Появляются освещённые небоскрёбы центра города и огромный крытый стадион Superdome, известный по трагическим репортажам 2005 года. Медленно заходим на тупиковый вокзал. Я в Новом Орлеане — одном из главных городов американского Юга.



Поезд прибыл на станцию Новый Орлеан-Объединённый. Вашингтонское время 23:56.


Позже я узнал, что время в Новом Орлеане отличается от вашингтонского: минус один час. Прибытие произошло в 23:55 по вашингтонскому времени, тогда как по расписанию — в 19:32 местного времени (20:32 вашингтонского времени).

В России расписания поездов дальнего следования всегда пишут по московскому времени. В США — по местному времени. В расписаниях это отмечено малозаметными аббревиатурами. Они таковы: ET (Eastern time) — «восточное время», по которому живут Вашингтон, Нью-Йорк, Бостон, Флорида и другие восточные штаты, CT (Central time) — «центральное время», MT (Mountain time) — «горное время», западные штаты, расположенные в зоне Скалистых гор, PT (Pacific time) — «тихоокеанское время», самые западные континентальные штаты, прилегающие к тихоокеанскому побережью. На Аляске и Гавайях свои часовые пояса, но для «Амтрака» эти штаты неактуальны.

Многие штаты расположены в двух часовых поясах. Границы часовых поясов часто проходят не по границам штатов, а по границам графств — мелких административных единиц. На автодорогах вывешена информация о смене часового пояса.

Сохраняется идиотская практика «прокрутки» часовых стрелок дважды в год  — что, к счастью, отменили в России. Исключение — штат Аризона, добившийся упразднения этого маразма. Там разница во времени с соседними штатами меняется в зависимости от времени года.

Первое впечатление от Нового Орлеана — хорошее: тепло, красиво и цивилизованно. Несмотря на поздний час, рядом с вокзалом проехал трамвай старинного облика.

Я заранее изучил город по спутниковым снимкам. На левом, дальнем от центра берегу реки Миссисипи было видно зелёное незастроенное пространство. Я определил его как место замаскированного ночлега. Расстояние от вокзала — около трёх километров.

Пересекаю у вокзала однопутную трамвайную линию, затем другую — двухпутную. И осознаю, что попасть на левый берег не получится: грандиозный мост Crescent City Connection является чисто автомобильным, пешеходов на него не пускают!

Будок контроля у входа на мост нет. Но на мост ведёт скоростная многополосная автомагистраль без тротуаров. Попытка идти по ней пешком наверняка привлечёт внимание полиции.

Я думал, что только в Ульяновске возможен такой маразм: город разделён на две части рекой, есть мосты, но пешком преодолеть их нельзя. Оказывается, и здесь тоже. Впрочем, ещё также как минимум в Стамбуле: по мостам через пролив Босфор тоже ходить нельзя.

Иду по улице Tchoupitoulas, пролегающей параллельно берегу Миссисипи. Я надеялся, что на берегу будет нехоженное незастроенное пространство. Иду час, скоро уже второй, а ситуация не меняется: с левой стороны улицы — территория порта, с правой — плотная малоэтажная застройка.

Новый Орлеан, хотя и находится не на море, является одним из крупнейших в мире морских портов. Портовые сооружения протянулись вдоль берегов Миссисипи на десятки километров. Там, где порт кончается, берега реки ограждены дамбой, доступ на которую тоже запрещён.

Около двух часов ночи по вашингтонскому времени нахожу замаскированное место в этой точке. Наконец-то можно спокойно поспать в лежачем положении.

Просыпаюсь около 9 часов. Выхожу в город. Здесь красиво и приятно.



Новый Орлеан. Рядом с этой точкой находилось место ночлега.


Комфортная температура: тепло, но не жарко, в отличие от Майами. Совершенно нет комаров, которые являются одним из главных негативных факторов в путешествиях по летней России.

Иду в сторону центра города по улице Laurel. Предстоит пройти 7 километров, но сейчас это не в тягость. У дома 2811 удалось зайти в Сеть, подключившись к провайдеру C_Dubb's Net.



Новый Орлеан. «Частный сектор», улица Laurel.



Новый Орлеан. Один из домов на улице Laurel. Развешивание разноцветных бус — местная традиция.
Такие бусы здесь развешаны повсеместно: на оградах, ветвях деревьев.


Новый Орлеан получил всемирную печальную известность в августе 2005 года. В результате урагана «Катрина» огромные массы воды из Мексиканского залива поднялись в приустьевый участок реки Миссисипи и прорвали дамбы, ограждающие берега реки.

Новый Орлеан расположен в странном и нетипичном месте: в значительной части на 1-2 метра ниже уровня моря и реки Миссисипи, которая протекает через город. Берег реки выглядит как своеобразный вал и почти сразу уходит вниз. Если этот вал разрушить — вода затопит обширное пространство.

Большая часть Нового Орлеана оказалась под водой.

Была заранее объявлена эвакуация, в ходе которой вывезли значительную часть населения. В почти опустевшем и затопленном городе началось мародёрство. Имелись погибшие от рук бандитов, которых некому было остановить. Общее число погибших — около двух тысяч, что сопоставимо с числом жертв событий 11 сентября 2001 года.

Затопление города продолжалось не меньше двух недель. Под водой находилось 80 процентов территории. Стандартные американские частные дома, составляющие большую часть застройки — хлипкие, ненадёжные и зачастую одноэтажные. К стихийным бедствиям они не приспособлены.

Затопления, по крайней мере сильного, избежал многоэтажный старый центр города — «Французский квартал». Меньше других пострадал район с высотной застройкой (даунтаун).

Я читал мрачные публикации на эту тему спустя годы после наводнения: что город до сих пор не восстановлен. Что большая часть уехавшего белого населения сюда не вернётся.

Были опасения, что Новый Орлеан и сейчас представляет собой развалины, наполненные маргиналами, что здесь почти нет белых людей. Реальность оказалась противоположной! Это — самый приятный город из всех, что я видел в путешествии по США!

Никаких развалин и заброшенных зданий, никаких зримых следов наводнения здесь не встретилось. Возможно, что они где-то ещё остались — но я не видел, хотя ходил и ездил по самым разным районам.

Как ни странно, на мой взгляд, город преимущественно белый. Процент чернокожего населения ниже, чем в Вашингтоне и Нью-Йорке.

На тихой улице Laurel несколько раз встречные прохожие говорили мне «Good Morning!» («Доброе утро!»), как у нас в сельской местности. В целом для США такое не характерно. Здесь меньше, чем в других городах, казалось, что его населяют бездушные «биороботы».



Новый Орлеан, улица Laurel. Автомобиль из штата Техас.


Я всегда обращаю внимание на номера автомобилей. На мой взгляд, самые красивые, самые лучшие, самые совершенные автомобильные номера из всех имеющихся в мире — безусловно, российские.

В США автомобильные номера короткие по сравнению с нашими и выглядят невзрачно. В некоторых южных штатах они имеются только на задней стороне автомобиля.

Сочетание символов должно быть уникальным только в пределах штата. Название штата прописано мелкими буквами. Часто присутствует какой-то рисунок или слова ещё более мелким текстом. Например, во Флориде  — апельсины и надпись «Sunshine State» («Солнечный штат», прозвище Флориды).

В США, как на Украине, за дополнительные деньги автомобильным номером может быть любое слово, кроме ругательного или экстремистского. В 1990-е годы, когда начался активный приезд русских в страну, можно было встретить на автомобильных номерах матерные и экстремистские слова, записанные латинскими символами, совпадающими с кириллическими. Затем до соответствующих американских органов дошло значение русских ругательств. После этого выданные номера стали «отзывать», принудительно требуя их замены.

У русскоязычных жителей остались номера с названиями городов: например, MOCKBA, BOPKYTA. С более-менее приличными словами, наподобие TOPMO3A. Но я такие номера не видел. Единственное — из поезда Чикаго — Нью-Йорк при движении через переезд вроде бы промелькнул номер со словом, похожим на LASTO4KA. Однако он запомнился плохо.

Бывает, что кроме названия штата, на номере прописано название города. В отличие от названия штата, оно не является официальной частью номерного знака.

Не могу пройти мимо, когда вижу на тихой улице Laurel автомобиль из Техаса с названием города: Austin (Остин).

Я задумывался: присутствует ли в США хотя бы один автомобиль с российскими номерами? Маловероятно, но теоретически возможно. Представляю, как впечатлило бы случайное обнаружение российских номеров на американской улице.

В ходе поисков в Сети удалось найти один автомобиль с транзитными (то есть временными, не вполне полноценными) московскими номерами в Нью-Йорке. Ещё один автомобиль с транзитными номерами Санкт-Петербурга зафиксирован в Сан-Франциско. Автомобилей с полноценными российскими номерами не найдено.

Интересный факт: обыкновенный англоязычный американец из штата Индиана Грэм Блэквуд увлёкся Россией. Причём настолько, что решил приобрести один из русских символов  — «Жигули». Получил российскую визу, купил во Владимирской области подержанный автомобиль, заказал его доставку в Америку.

Доехал под российскими транзитными номерами Владимирской области от Нью-Йорка до Индианы. Сменил номера на американские именные, с буквами «BOT TAK». Не будучи при этом русским, и не имея русских корней. Удивительные люди всё же попадаются в Америке!

Между тем, производство «Жигулей» на данный момент прекращено. Очень жаль: это один из наших национальных символов.



Новый Орлеан, улица Laurel. Иногда дома здесь внешне напоминают российскую сельскую местность.


Если теоретически представить, что мне бы пришлось остаться жить в Америке — из всех городов я бы выбрал Новый Орлеан. Здесь — вечное лето, здесь сравнительно тихая и расслабленная южная обстановка, немного напоминающая летнюю Украину. Спокойный город, отсутствие «кричащей» роскоши, в целом — более приятная среда, чем в Майами. Французское влияние, много следов Франции. И главное — трамвай!

Новый Орлеан — трамвайный город. Трамвайная система — одна из старейших в мире. Движение электрического трамвая было открыто в 1893 году. При этом была использована железнодорожная линия, открытая в 1835 году и работавшая с первого дня на паровой тяге. Поэтому иногда датой открытия трамвая считается 1835 год.

Трамвай в Новом Орлеане сохранил нестандартную ширину колеи — 1588 мм.



Новый Орлеан. Трамвайный вагон с «бортовым» номером 914 на Saint Charles avenue.


Когда-то в США было более тысячи трамвайных систем. Они имелись едва ли не в каждом городе, даже небольшом. Около 99 процентов трамвайных сетей было уничтожено в 1930-60-х годах.

На пике «трамвайного погрома» во всей стране остались лишь единичные трамвайные системы: Новый Орлеан, Сан-Франциско и немногие другие.

С 1980-х годов начали строиться новые трамвайные системы. Большей частью, в другом исполнении. По нашим категориям — это «скоростной трамвай» или «метротрамвай».

Есть города, в которых возрождён трамвай в традиционном виде. Более того — в некоторых ещё и с вагонами, внешне стилизованными под далёкое прошлое. Среди таких городов — Тампа, Кеноша (штат Висконсин).

Возрождение трамвая продолжается. Строится линия в столице. Очень жаль, что в России — ровно обратный процесс.

Сейчас Америку снова можно назвать трамвайной страной. Конечно, до восстановления хотя бы 10 процентов от числа трамвайных сетей, действовавших в начале ХХ века, пока ещё очень далеко. Однако в абсолютном исчислении трамвайных городов немало.

Трамвайные сети старого, «традиционного» типа в США называются Streetcars. Новые трамвайные сети с признаками скоростного трамвая называются Light Rail (пример — Houston light rail), а также Trolley (пример — San Diego trolley). Более полный обзор трамвайных сетей находится на странице «Железные дороги США».



Новый Орлеан. Площадь Lafayette.



Новый Орлеан. Трамвайный вагон с «бортовым» номером 2021 на Canal street —
центральной «трамвайной» магистрали города.


Одна поездка в трамвае Нового Орлеана стоит 1,2 USD. При этом карточка, дающая право на неограниченные поездки в течение дня, именуемая Jazzy Pass, стоит всего 3 доллара.

У центрального перекрёстка трамвайных линий на улице Canal я начинаю искать магазин, где можно приобрести однодневную Jazzy Pass. По информации из Сети, они должны продаваться в различных торговых точках. Вскоре такой магазин удалось найти. Но оказалось, что можно было бы и не искать: карточки продаёт и водитель по той же цене.

Первая поездка на трамвае Нового Орлеана — из центра города до Museum/City Park. Это северо-западное направление.



Новый Орлеан. Внутренний вид трамвайного вагона.



Новый Орлеан. Очередь на посадку в вагон. Конечная станция Museum/City Park.


Рядом с конечной станцией трамвая Museum/City Park, в городском парке, была обнаружена прогулочная узкоколейная железная дорога. Она кольцевая, длиной почти три километра.

Ширина колеи 600 мм или меньше. Локомотив — мотовоз в виде бутафорского паровоза, прицепной подвижной состав — открытые вагонетки.

В целом, объект выглядит несерьёзным, несмотря на немаленькую, казалось бы, длину. К таким бутафорским вещам я испытываю неприязнь. В таком виде это просто издевательство. Заменить бы эту «ерунду» на полноценную железную дорогу с тепловозом ТУ7!



Новый Орлеан. Прогулочная узкоколейная железная дорога.


В США действует довольно много таких маленьких узкоколейных объектов, «не тянущих» на полноценные узкоколейные железные дороги. Есть небольшое количество более-менее полноценных туристических узкоколейных железных дорог. Из них длинная — только одна, в Skagway. Для меня она недоступна, так как пересекает границу с Канадой.

Возвращаюсь тем же трамвайным вагоном на улицу Canal.



Новый Орлеан. Трамвайная линия на улице Canal.


Вагоном другого маршрута — до конечной остановки Cemeteries («Кладбища»).



Новый Орлеан. Трамвайный вагон, рабочее место водителя.



Новый Орлеан. Конечная остановка Cemeteries.



Новый Орлеан. Вагон с «бортовым» номером 2009 на конечной остановке Cemeteries.


Тем же вагоном — до остановки на пересечении улицы Canal с улицей Loyola. Здесь начинается линия к вокзалу. Эта линия новая — открыта в 2013 году.

Прохожу одну остановку в сторону вокзала пешком. Затем — в трамвайном вагоне до вокзала.



Новый Орлеан. Начальная точка линии на вокзал.


Весь подвижной состав трамвая Нового Орлеана состоит из вагонов, выглядящих старинными, начала 20 века. Токосъём — через штангу, как в наших Риге и Двинске.

В действительности по дате постройки подвижной состав трамвая разделён примерно поровну: половина вагонов — постройки 1990-х и 2000-х годов, внешне стилизованы под старину. Другая половина — это действительно старые вагоны, постройки 1923 и 1924 годов. Несмотря на влажный климат, они работают уже 90 лет — и совершенно не выглядят разваливающимися!

Действуют два депо. Удивительный для нас факт: трамвайное движение осуществляется круглосуточно.

Все вагоны имеют посты управления с двух сторон. Двери также с двух сторон. Кабины водителя как таковой нет: рабочее место водителя не отгорожено. Вход и выход — только через переднюю дверь, за исключением конечных пунктов, где выход может быть через все двери. Для оплаты проезда билет следует пропустить через электронное устройство. Водитель следит за посадкой, может продать билет. Кондукторов в трамвайных вагонах нет.

Средние двери в каждом трамвайном вагоне предназначены исключительно для инвалидов на коляске. Видя на остановке «колясочника», водитель обязан открыть среднюю дверь, выйти и помочь ему попасть в вагон, а затем помочь и при выходе. Это происходило и выглядело обыденным явлением.

В Америке «колясочники» могут передвигаться без посторонней помощи. Города для них приспособлены, всё продумано. У нас — к сожалению, нет.

Конечные пункты состоят либо из примитивного однопутного тупика и одной стрелки, либо имеют более сложное путевое развитие, с несколькими стрелками и тупиком для возможного отстоя вагонов. Традиционных для нас колец нигде нет.

Особый случай — конечная маршрута, следующего по проспекту Saint Charles. В центре города вагоны этого маршрута разворачиваются по петле, состоящей из однопутных линий, пролегающих по параллельным улицам.

В городе иногда встречаются неиспользуемые рельсы закрытых линий, с момента закрытия которых прошли десятки лет.

Привычных для нас номеров маршрутов в Новом Орлеане нет. Вместо них — название маршрута, присвоенное по конечному пункту, или по улице, составляющей большую часть пути следования. Есть маршруты: Saint Charles, Museum, Cemeteries, Loyola (следует на вокзал), Riverfront. Всего — пять маршрутов.

В целом, трамвайная система похожа на нашу. На многих промежуточных участках, глядя на пути, было бы не догадаться, что это далёкая «заграница», а не наша хорошая трамвайная система — например, Самара или Коломна...

Особое место занимает «Речная» или «Набережная» линия (Riverfront line). В отличие от остальных, она полностью внеуличная. Долгое время она была обособлена от остальной сети, сейчас единая с ней.

«Речная» линия пролегает параллельно берегу реки Миссисипи, вдоль железной дороги, обслуживающей порт. Для создания этой линии был использованы пути железной дороги. Они были перестроены со стандартной колеи 1435 мм на специфическую колею трамвая — 1588 мм.

От остановки «Julia street» вблизи вокзала я доехал до северной конечной станции «речной» линии French Market.



Остановка «Canal street». Впереди — «речная» линия (Riverfront Line).



Вагон с «бортовым» номером 2014 в крайнем северном пункте «речной» линии  — French Market.



Вид от конечного пункта «речной» линии на север. Железная дорога, обслуживающая порт.


Доехать до противоположной конечной станции «речной» линии John Churchill Chase не удалось. На предыдущей остановке Julia street водитель сказал, что это last stop (конечная остановка), высадил пассажиров и отправился на разворот «порожняком». Возможно, проезд до John Churchill Chase разрешён только в период проведения мероприятий в выставочном комплексе, рядом с которым находится эта остановка.

От остановки «речной» линии Julia street  — пешком до ближайшей остановки на маршруте Saint Charles. Я рассчитывал успеть до темноты проехать по самому длинному в городе трамвайному маршруту.



Поездка в вагоне маршрута Saint Charles.



Дом на проспекте Saint Charles, по которому пролегает трамвайный маршрут Saint Charles.



Дом на проспекте Saint Charles, по которому пролегает трамвайный маршрут Saint Charles. Название
вызывает ассоциацию с Одессой. Новый Орлеан действительно имеет что-то общее
с этим южнорусским городом.



Маршрут Saint Charles. Вагон с «бортовым» номером 914, 1924 года постройки.


К сожалению, проехать весь маршрут не удалось. У пересечения с Луизианским проспектом (Louisiana avenue) объявили обязательную высадку. Оказалось, что дальше пассажиров трамвая временно перевозит автобус. Трамвайная линия закрыта в связи с ремонтными работами. Сажусь в бесплатный «замещающий» автобус.



Автобус, временно пущенный взамен трамвая.


Проезжаю немного, решив идти назад и вернуться в центр города. Я был уверен, что закрыта вся линия до конечной. И с удивлением замечаю, что впереди, в противоположной от центра стороне, оборачиваются трамвайные вагоны!

Оказывается, автобусное движение является лишь промежуточной «вставкой», а не заменителем трамвайного движения на всей последующей части линии!

От пересечения с проспектом Джефферсона (Jefferson avenue) до конечной станции Carrollton-Claiborne выполняется изолированное движение трамваев. Движения трамваев нет только между Луизианским проспектом и проспектом Джефферсона, на участке длиной 2 200 метров. Затем пассажиры снова переходят из автобуса на трамвай.

Фотографирую технику, занятую на ремонте пути.



Ремонт трамвайных путей.


Иду к «дальнему» временному пункту оборота трамвайных вагонов у пересечения с проспектом Джефферсона.

Прихожу на «дальнюю» временную конечную остановку трамвая, расположенную у пересечения Saint Charles avenue и Jefferson avenue. Отправление трамвайных вагонов согласовано с прибытием замещающего автобуса.

Я прошёл до следующей остановки, где сел в трамвайный вагон. Доезжаю до конечной станции Carrollton-Claiborne.



Трамвай Нового Орлеана, маршрут Saint Charles. Впереди — временная конечная у Jefferson avenue.



Трамвай Нового Орлеана, маршрут Saint Charles. Конечная станция Carollton-Claiborne.
Здесь установлена модель трамвайного вагона.


От Carrollton-Claiborne иду пешком по темнеющим улицам в сторону берега реки Миссисипи. По пути осматриваю трамвайное депо — одно из двух в городе. Въездные ворота здания депо находятся на улице, а не на огороженной территории, как обычно бывает у нас.

В остальном депо примерно такое же, как в Твери или Рязани (в последней — до варварского закрытия трамвайной сети озверевшими подонками). Чего-то резко архаического или, напротив, ультрасовременного не заметно.



Трамвайное депо.


Вдоль Миссисипи пролегает железная дорога. За ней — дамба, огороженая забором с табличками «No trespassing». Оказалось, что доступа к воде здесь нет.

Возвращаюсь в центр города: трамвай плюс автобусная «вставка» в середине.



Памятный знак, сообщающий историю трамвайной линии. В неэлектрифицированном виде она открыта в 1835 году.
Знак установлен вблизи пересечения проспектов Saint Charles и South Carrollton, где трамвайная линия
поворачивает с запада на север.


Проезжаю всю центральную петлю с однопутными линиями. Удалось подключиться к Сети на одной из улиц.

Иду по Французскому кварталу (French Quarter) на восток. Это очень приятная часть старого города.



Витрина магазина во Французском квартале (French Quarter). Из следов урагана «Катрина»
(разрушение города, почти две тысячи погибших) удалось найти лишь сувенирные майки.
Удивляет «весёлый» вид этих изделий, связанных со столь трагическим событием.


Новый Орлеан имеет непосредственное отношение к Франции. Он был французским с момента основания в 1718 году до захвата Испанией в 1763 году. При испанцах город в значительной степени сохранял французский язык и культуру. В 1800 году он был возвращён Франции, а в 1803 году вместе с остальной Луизианой был продан США.

Нынешний штат Луизиана, в котором находится Новый Орлеан, составляет примерно одну двадцатую часть той Луизианы, которая была продана Америке в 1803 году. Штат Луизиана — лишь крайняя южная часть огромной проданной территории.

Никто из местного населения франкоязычным не является. Но некоторые традиции прошлого заметны. На воротах домов иногда встречаются знаки «въезд запрещён» на французском языке.



Следы французского влияния: слева находится знак на французском языке
(«выезд автомобилей, запрещено парковаться»). В других частях США
французского языка не найти.


Новый Орлеан — один из самых туристических городов Америки. Среди туристов много французов, испытывающих интерес к бывшей своей земле. Французскую речь здесь можно услышать — но только от туристов.

Примечательно, что во французском Орлеане тоже есть трамвай. Хотя там функционирование трамвайной системы прерывалось с 1938 по 2000 год. Я полностью проездил сеть Орлеанского трамвая в марте 2002 года.

Новый Орлеан — единственный из городов США, название которого в русском языке переводится, а не транскрибируется. Это пришло из французского языка: там тоже New York, но при этом — La Nouvelle Orléans.

Интересно, что в польском языке переводят всё: там не только Nowy Orlean, но и Nowy Jork. Именно с «j», а не «y».

Я выяснил по спутниковым снимкам, где может находиться ближайшее замаскированное место. Иду туда по вечерним улицам. По пути покупаю продукты в супермаркете, работающем допоздна. Всё очень дорого.

Хорошо, что питьевую воду здесь легко добыть бесплатно. На наружные, уличные стены частных домов обычно выведен водопроводный кран, используемый для полива прилегающего к дому участка тротуара. Набираю воду в двухлитровую бутылку, купленную ещё на Брайтон-бич.

Замаскированное место было найдено между железнодорожными путями и частными домами. Это не территория железной дороги, табличек «No trespassing» нет. Благодаря траве вероятность обнаружения близка к нулю.

Приятная ночёвка под шум проходящих грузовых поездов. Явно лучше, чем в «ночлежке»-хостеле, которые здесь были доступны по минимальной цене 43 доллара.



Вторая ночёвка в Новом Орлеане.


Утром, выйдя в город, замечаю, что недалеко от места ночлега, но за пределами прямой видимости, установлена палатка. Какие-то туристы или бомжи ночуют здесь, не боясь демаскироваться. На мой взгляд, палатку в таких местах устанавливать нельзя. Главное — маскировка, полная незаметность ночлега!



Новый Орлеан. Палатка туристов или бомжей между железной дорогой и частными домами.
В отличие от них, я ночевал с соблюдением маскировки.


Через переезд, расположенный рядом с местом ночлега, проследовал грузовой поезд.

Локомотивы в США при движении подают специфический сигнал, не очень громкий, похожий на колокольный звон. Это берёт начало с 19 века, когда на паровозах действительно был колокол.

Делается ли «колокольный звон» только при движении в жилой зоне, рядом с переездами и пассажирскими платформами, или он включён всегда, выяснить не удалось. Более вероятно второе.



Тепловоз компании Norfolk Southern ведёт грузовой поезд в сторону порта.
Вид в северном направлении.


Затем я немного осмотрел грузовую станцию, расположенную севернее переезда.



Грузовая станция. Вид в северном направлении. Несмотря на активное движение, стрелка переводится вручную.


Поезд сообщением Новый Орлеан — Чикаго отправляется в 13:45. За оставшееся время осматриваю центр города, зайдя в него по тихим малоэтажным улицам.



Улица в Новом Орлеане. Снова встретился автомобиль из Техаса.


Хожу по Французскому кварталу, наслаждаясь пребыванием в лучшем, на мой взгляд, городе США.



Улица во Французском квартале.


Отчасти город кажется лучшим в Америке из-за французского наследия. Франция является наиболее близкой для меня заграничной страной.



«Речная» линия трамвая (Riverfront line).



Вагон с «бортовым» номером 263 на «речной» линии трамвая (Riverfront line).


Отдыхаю на камнях у берега великой американской реки Миссисипи. Вода мутная и очень холодная, купание затруднительно. Впрочем, и при тёплой воде рядом с центром города это было бы невозможно: в Америке всё строго, купание в неразрешённых местах повлечёт проблемы.



Берег реки Миссисипи. Вдали — мост Crescent City Connection.


Наблюдаю отправление круизного экскурсионного судна «Natchez» с колёсным приводом.



Прогулочное судно «Natchez» на реке Миссисипи.


Кроме экскурсионных судов, здесь есть пассажирская переправа на левый берег. Она платная — два доллара. При этом ни пешком, ни на велосипеде в левобережные районы попасть нельзя. Автомобильный мост в городской черте один и для пешеходов недоступен.

Направляюсь пешком от берега Миссисипи на вокзал, по пути зайдя в «Pharmacy».



Улица в центре Нового Орлеана. Полумесяц (Crescent) — официальный символ города.
Присутствует, в числе прочего, на полицейских машинах.



Улица в центре Нового Орлеана.



Трамвайный вагон с «бортовым» номером 2013 на Canal street.


Вокзал в Новом Орлеане — здание 1954 года постройки. Внешне кажется более современным, никаких «изысков» не имеет.



Вокзал Новый Орлеан-Объединённый (New Orleans Union Terminal).


Железнодорожный вокзал совмещён с автовокзалом. Станция тупиковая. В те времена, когда был сквозной маршрут Лос-Анджелес — Новый Орлеан — Орландо, здесь приходилось менять направление движения.



Вокзал Новый Орлеан-Объединённый (New Orleans Union Terminal).



Вокзал Новый Орлеан-Объединённый. Предупреждение о запрете на вход с оружием.


Пригородных поездов в Новом Орлеане нет. Всё пассажирское движение здесь ограничивается двумя ежедневными поездами — на Нью-Йорк и Чикаго, и одним поездом на Лос-Анджелес три раза в неделю. Может быть, пригородные поезда появятся в будущем — такие планы давно существуют.

На вокзале за двадцать минут до отправления поезда была большая очередь на посадку. Перед выходом на платформы — контроль билетов. Здесь у меня изъяли часть билетного бланка. Отмечаю, что у многих пассажиров вместо билетов — распечатки на обычном листе формата А4. Контролёр считывает сканером имеющийся на них код.



Вокзал Новый Орлеан-Объединённый (New Orleans Union Terminal). Очередь на перронный контроль.



Вокзал Новый Орлеан-Объединённый (New Orleans Union Terminal). Центральный зал.



Вокзал Новый Орлеан-Объединённый (New Orleans Union Terminal). Перронный контроль.


Контролёр проверил билет, сказал, что мой вагон — первый. Поезд состоял из двухэтажных вагонов.



Вокзал Новый Орлеан-Объединённый (New Orleans Union Terminal). Посадка
в поезд №58 «City of New Orleans» сообщением Новый Орлеан — Чикаго.



Вокзал Новый Орлеан-Объединённый (New Orleans Union Terminal). Посадка
в поезд №58 «City of New Orleans» сообщением Новый Орлеан — Чикаго.


У открытых дверей вагонов выставлены жёлтые «табуретки», выполняющие функцию ступеньки, облегчающей посадку. Они хранятся в вагонах и выставляются проводниками.

Одновременно с посадкой пассажиров в дверь багажного отсека загружают багаж, доставленный на тележке с помощью электрокара.



Вокзал Новый Орлеан-Объединённый (New Orleans Union Terminal). Загрузка багажа в поезд.
Крупный багаж на американских железных дорогах принято сдавать,
подобно тому, как сдаётся багаж в аэропортах.


Как и всегда на сети «Амтрака», на вагонах не указан ни их номер в составе, ни маршрут. Оказалось, что подразумевался отсчёт с хвоста, то есть первый вагон на самом деле последний.

Пытаюсь пройти к головной части поезда, чтобы сфотографировать тепловоз. Но меня туда не пустили. В Америке всё очень строго!

Я внятно сказал проводнику первого (на самом деле последнего) вагона: дайте мне, пожалуйста, место у окна. Но проводник выдал место с номером 14, то есть у прохода. Места у окна — всегда с нечётным номером. Трудно сказать, была ли причиной тому нехватка мест, или же расовая неприязнь. При отправлении в вагоне оставалось немало свободных мест.

Моё место — на верхнем уровне, с западной стороны. К великой радости, на выданном мне месте №14 сидела девушка, а место у окна с номером 13 оставалось свободным! Может быть, из суеверия. Известно, что число 13 в англоязычном мире не любят — вплоть до того, что за 12-м этажом иногда следует 14-й.

Во время проверки билетов я обратил внимание на пункт назначения сидевшей рядом со мной пассажирки. Он был весьма неблизким: Питтсбург, с пересадкой по Чикаго. Мне удалось на всём пути следования этого поезда сидеть у окна.

Подключаю к розетке нетбук, пытаюсь войти в интернет. Но посмотреть что-либо не успеваю: поезд отправляется. В движении подключиться к Сети мне пока не удавалось.



Поезд отправился. Слева по ходу расположен пункт экипировки вагонов.


Покидаем тупиковую станцию, едем по малоэтажным окраинам Нового Орлеана. Мелькают хитросплетения путей крупного железнодорожного узла. Ни одного разноуровневого пересечения нет.

Как обычно, узел поражает малым числом персонала и станционных зданий. У нас не бывает крупных железнодорожных станций без соответствующей инфраструктуры. Здания часто занимают не меньшую площадь, чем пути. А здесь — максимальная простота и экономия.



Грузовая станция на окраине Нового Орлеана. Тепловозы канадской компании CN.


Встретилась сплотка тепловозов с символикой компании CN (Canadian National Railway). До Канады здесь — более двух тысяч километров, но железная дорога вплоть до Нового Орлеана принадлежит канадской компании!

Факт принадлежности железной дороги Канаде удивителен. Условный аналог — если бы Южно-Уральская железная дорога продолжалась бы через весь Казахстан до Ташкента. К сожалению, этот случай — скорее исключение. В остальном Америка и Канада, две страны с одним языком, являются сильно разобщёнными.



Проверка билетов в вагоне.



Маршрут движения поезда к северу от Нового Орлеана на топографической
карте масштаба 1:500 000, изданной в 1982 году.


За пределами узла железная дорога становится однопутной. Местность ненаселённая. С западной стороны — невысокие, залитые водой леса, местами переходящие в болота. С восточной стороны — огромное озеро Пончартрейн.



Жилой дом среди болот.


Пересекаем по мосту озеро Морепа, основная часть которого находится к западу. Рядом виды остатки более старого деревянного моста, за ними — автомобильный мост. К северу от озера — жилые дома на сваях. Местность становится более населённой.



Остатки старого железнодорожного моста через озеро Морепа и автомобильный мост.


Примерно через час после отправления первая остановка — Hammond. Здесь есть старинный вокзал. На запад, в сторону города Батон-Руж, отходит действующая второстепенная линия. Линия на восток, судя по спутниковым снимкам, также остаётся действующей.



Станция Hammond (Хеммонд).


Глухого пересечения линий здесь нет. Когда-то оно было, но давно разобрано. Проехать по направлению восток — запад через Хеммонд можно только с манёврами и неоднократной сменой направления движения.



Стандартная для поездов компании «Амтрак» бирка с указанием пункта назначения
пассажира. В данном случае пункт назначения — Чикаго. Цифра 2 означает,
что оба кресла заняты пассажирами, следующими в один пункт.



Двухпутный участок южнее станции Mc Comb. Время 15:37.


Оказалось, что на верхнем уровне последнего вагона есть хороший обзор железнодорожной линии. Традиционный для нас тамбур отсутствует — можно смотреть назад прямо из салона.



Станция Mc Comb (Мак Комб). Время 15:43.


На станции Мак Комб фотографирую небольшой железнодорожный музей: на огороженной площадке выставлен паровоз и старинные вагоны.

Железнодорожные мини-музеи для Америки типичны. Паровоз-памятник есть едва ли не на каждой второй станции, где останавливаются поезда «Амтрака»!



Немногим севернее станции Mc Comb. Вид в южном направлении. Время 15:44.



Вид в южном направлении. Время 15:52.



Станция Brookhaven. Вид в южном направлении. Время 16:13.



Станция Brookhaven. Путевое развитие к северу от платформы. Вид в южном направлении. Время 16:14.


На двухпутном участке к северу от станции Брукхэвн навстречу проследовал «караван» не менее чем из двадцати путевых машин различного типа. Некоторые из этих путевых машин — совмещённого типа, фактически — автомобили на рельсах. Путевые машины следовали одна за другой, с недопустимо малыми для наших железных дорог интервалами.



Севернее станции Brookhaven. С северной стороны движутся путевые машины.
Вид в южном направлении. Время 16:19.



Севернее станции Brookhaven. С северной стороны движутся путевые машины.
Вид в южном направлении. Время 16:20.



Севернее станции Brookhaven. С северной стороны движутся путевые машины.
Вид в южном направлении. Время 16:21.



Станция Hazlehurst. Вид в южном направлении. Время 16:40.



Севернее Hazlehurst. Грузовой поезд следует в сторону Нового Орлеана.
Вид в южном направлении. Время 16:47.


В 16:51 прибыли на станцию Crystal Springs. В 17:01 станция Ferry. В 17:05 на 741-й миле действующее ответвление на запад. На этом участке заметно, что линия раньше была двухпутной.



Осталась позади станция Crystal Springs. Вид в южном направлении. Время 16:53.



Немногим южнее станции Jackson (Джексон). Вид в южном направлении. Время 17:20.



Немногим южнее станции Jackson (Джексон). Вид в южном направлении. Время 17:21.


По станции Jackson (Джексон) — большая высадка пассажиров.



Станция Jackson (Джексон). Вид в южном направлении. Время 17:46.


Джексон — столица штата Миссисипи, довольно крупный и развитый город с официальным прозвищем «Перекрёсток Юга». Пассажирское движение только в двух направлениях — по меридиональной магистрали Чикаго — Новый Орлеан. Единственный поезд — тот, в котором я еду.

Белые в этом городе составляют лишь 18 процентов населения, тогда как в 1970 году составляли 60 процентов. Вот так меняется Америка…



Севернее вокзала станции Jackson (Джексон). Вид в южном направлении. Время 17:48.


К северу от вокзала станции Джексон фотографирую служебное станционное здание с символикой компании CN. Не перестаёт удивлять тот факт, что я еду по канадской железной дороге, хотя и нахожусь за две тысячи километров от Канады.

Служебные здания на железных дорогах Америки встречаются на порядок реже, чем у нас. Все мелкие станции обходятся без персонала и без каких-либо строений. Максимум — металлические шкафы с оборудованием.



Севернее вокзала станции Jackson (Джексон). Служебное здание с символикой компании CN.
Вид в южном направлении. Время 17:51.



Севернее вокзала станции Jackson (Джексон). Вид в южном направлении. Время 17:51.



Севернее вокзала станции Jackson (Джексон). Вид в южном направлении. Время 17:52.



Севернее вокзала станции Jackson (Джексон). Хранилище топлива. Вид в южном направлении. Время 17:52.



Севернее вокзала станции Jackson (Джексон). Грузовой поезд. Вид в южном направлении. Время 17:52.


К северу от Джексона исчезают следы разобранного второго пути. Мильный отсчёт начинается примерно с цифры 220. Вероятно, от Мемфиса.

В 17:59 проследована Cynthia, в 18:05 Flora. Из «зданий» на этих станциях — только металлические будки для оборудования. На будках пишут North и South, в зависимости от горловины.

Закрытое деревянное станционное здание с надписью Flora находится в нескольких километрах севернее действующего разъезда. Никакого путевого развития рядом с этим зданием нет.



Разъезд Cynthia. Вид в южном направлении. Время 17:59.



Мост к северу от разъезда Cynthia. Вид в южном направлении. Время 18:02.


В 18:30 поезд остановился на разъезде Valley. Посадки и высадки пассажиров здесь нет.



Разъезд Valley. Вскоре поезд остановится. Вид в южном направлении. Время 18:28.


Пропустили встречный поезд с тремя локомотивами приписки разных компаний. Около ста вагонов, все загружены углём.



Разъезд Valley. В сторону Нового Орлеана следует грузовой поезд.



Тот же самый поезд. Тепловозы принадлежат трём разным компаниям.


Грузовой поезд вела сплотка из трёх тепловозов. Причём все принадлежат разным компаниям: Norfolk Southern, BNSF (Burlington North—Santa Fe), Union Pacific (Объединённая Тихоокеанская). И ни одного тепловоза, принадлежащего железной дороге Canadian National, по которой следует поезд!

Это хороший признак: наглядная демонстрация того, что железнодорожная сеть Америки работает как единый организм. Между компаниями-владельцами линий и подвижного состава налажено взаимодействие.

Лично я убеждён в том, что железной дороге в любой стране нужно централизованное управление. Разобщённость железнодорожной сети между различными владельцами и структурами — это плохо. В идеале, нужно также объединять в плане управления железнодорожные сети нескольких стран, особенно мелких. Железные дороги Западной Европы многое теряют из-за того, что до сих пор разделены между государствами.

К торцевой двери вагона подошёл работник поездной бригады. Он сказал мне: сэр, освободите место, поезд будет двигаться назад. Железнодорожник открыл ключом торцевую дверь и встал в проёме с рацией, координируя действия машиниста. По громкоговорящей связи произнесли что-то невнятное о причинах движения назад.



Разъезд Valley. Поезд осаживается в сторону Нового Орлеана. Время 18:38.


Пропустили ещё один встречный состав. На этот раз — полностью наливной, то есть состоящий из цистерн. Локомотивы в голове и в середине.

Поезд осаживается вагонами вперёд на перегон. Затем продолжаем быстрое движение на север. Оказывается, причина — в том, что в северной горловине трёхпутного разъезда стоял грузовой поезд, следующий в северном направлении. А на третьем пути велась погрузка деталей верхнего строения пути. Таким образом, северная горловина для пассажирского поезда была «заперта».



Пассажирка на соседнем сиденье, по правой стороне вагона. Время 18:50.


После Valley темнеет, фотографирование становится бессмысленным. Вскоре, в 19:06, совершаем пассажирскую остановку на станции Yazoo City.

В 19:55, с опозданием на 20 минут, прибываем на станцию Greenwood. Некоторые пассажиры выходят на платформу курить. Курение внутри всех американских поездов запрещено.

В крупный город Мемфис по расписанию поезд должен был прибыть в 22:00. Но в 22:05 остановились на грузовой станции, южнее вокзала. К вокзалу прибыли в 22:28. Отправились из Мемфиса по расписанию — в 22:40. Зайти в Сеть здесь не удалось.

К северу от вокзала Мемфиса на протяжении нескольких километров слева от магистральной железной дороги пролегает однопутная трамвайная линия.

Просыпаюсь в 6:40. В 7:13, точно по расписанию, поезд прибыл на станцию Kankakee.



Станция Kankakee, штат Иллинойс. Вид в южном направлении.


Маршрут Новый Орлеан — Чикаго пролегает строго с юга на север. За одну ночь местность изменилась до неузнаваемости. Комфортный и приятный Юг остался позади. Вокруг снова проклятая зима, тоска и уныние. Хорошо, что я пробуду здесь недолго: сегодня днём предстоит выезд поездом Чикаго — Лос-Анджелес.

В 7:33 пролетаем без остановки станцию University Park. Это крайний южный пункт движения чикагских электропоездов. Начинается электрификация под пригородное движение. Одна за другой мелькают высокие платформы. Всё как у нас!

Последняя перед Чикаго остановка — Homewood (Хоумвуд). До Чикаго 24 мили (38 километров). На соседнюю высокую платформу спешат пассажиры, направляющиеся в город на работу. Проехал двухэтажный электропоезд в сторону Чикаго.



Станция Homewood. Справа — высокая платформа, предназначенная исключительно для
пригородных электропоездов маршрута University Park — Чикаго.
Вид в южном направлении. Время 7:53.



Станция Homewood на участке University Park — Чикаго.
Вид в южном направлении. Время 7:53.



Электропоезд на участке University Park — Чикаго.
Вид в южном направлении. Время 7:56.


Не только в Московской области массово ездят на работу из дальних пригородов в мегаполис, преодолевая десятки километров в одном направлении каждый день. Но надо отметить, что условия комфорта в московских и американских электропоездах принципиально разные.

Платформы, между тем, выглядят очень похоже. Исполнение почти одинаковое, высота на вид такая же. Но иногда бывают деревянные платформы постоянного действия. У нас деревянные высокие платформы — только временные, на период ремонта постоянных.



Платформа электропоездов Harvey на участке University Park — Чикаго. Вид в южном направлении. Время 7:57.


Участок от University Park до Чикаго фактически представляет собой сплошную станцию. На «перегоне» — пять, шесть, семь путей. Электрифицированы только те пути, которые используются для движения электропоездов.



Семипутная линия на участке University Park — Чикаго.
Вид в южном направлении. Время 7:59.



Платформа электропоездов Riverdale на участке University Park — Чикаго. Вид в южном направлении. Время 7:59.


В отличие от восточной части США, в районе Чикаго много разноуровневых пересечений железнодорожных линий. Но есть и одноуровневые пересечения.

Чикаго — крайне железнодорожный город. Во многих источниках он определяется как крупнейший железнодорожный узел в мире. Разобраться в запутанных «лабиринтах» этого узла трудно.



Участок University Park — Чикаго. Вид в южном направлении. Время 8:03.



Чикагский узел. Электрифицированные пути «отклонились». Время 8:24.


Вот и появились небоскрёбы центральной части Чикаго (на английском языке центр города — downtown). Сразу после ржавого старинного разводного моста поезд начал движение вагонами вперёд.



Разводные мосты: действующий и заброшенный. Время 8:26.



Путепровод в Чикагском узле. Время 8:26.



Вагонное депо. Время 8:34.


У торцевой двери снова встал работник поездной бригады. Поезд совершил разворот на треугольнике, и прибыл вагонами вперёд на станцию Chicago Union (Чикаго-Объединённый). Это единственный полноценный вокзал в гигантском узле.

Когда-то в Чикаго было много мелких вокзалов в разных частях города. После создания «Амтрака» всё дальнее пассажирское движение сконцентрировали на одном вокзале — благо, резкое сокращение объёма движения позволяло это сделать. Считаю, что данное решение было правильным.

Вокзал находится в центре города. На взгляд пассажира, все пути — тупиковые и подземные. Но ни то, ни другое неверно: большинство путей тупиковые, но сбоку есть и сквозные. Ни одного транзитного маршрута пассажирских поездов через вокзал нет, однако возможность сквозного проезда существует.

http:/www.mrl.ucsb.edu/~yopopov/metro/33.html — о вокзале Чикаго на сайте Ю. Попова

Пути не подземные, а наземные крытые. Причём они закрыты настолько, что о наземном расположении трудно догадаться. Но в одной из боковых стен «подземного» зала есть проёмы, из которых видна протекающая рядом река Чикаго. Уровень воды ниже уровня путей.

Как ни странно, поезд прибыл раньше расписания — в 8:45, тогда как по расписанию — в 9:00. Потом оказалось, что это обычное явление для американских железных дорог, если поезд прибывает на конечную станцию. На последнем перегоне перед конечным пунктом заложен резерв времени хода на случай опоздания.

Я боялся, что этот поезд сильно опоздает, в результате чего я не попаду на поезд Чикаго — Лос-Анджелес, отправляющийся в 13:45. Как вскоре окажется, реальность будет другой: я действительно не попаду на него, но по своей вине.



Вокзал Chicago Union (Чикаго-Объединённый). Табло с отображением ближайших
поездов из «Южного крыла» (South Concourse). Все эти поезда — пригородные.


На чикагском вокзале первым делом пытаюсь подключиться к Сети. Но это не удаётся.

Осматриваю центральный зал вокзала — огромный, в имперском стиле. Он остался неизменным с 1925 года.



Центральный зал вокзала Chicago Union (Чикаго-Объединённый).



Центральный зал вокзала Chicago Union (Чикаго-Объединённый).



Центральный зал вокзала Chicago Union (Чикаго-Объединённый).


Выхожу на улицу — и тут вокзал города Чикаго удивил своим простым внешним видом. Я ожидал, что это будет грандиозный «древнеримский» дворец в духе Вашингтона — а он оказался внешне довольно заурядным зданием. Явно недостаточно для крупнейшего железнодорожного узла в мире. Внешний облик контрастирует с внутренним.



Вокзал Chicago Union (Чикаго-Объединённый).



Улица у вокзала. Высотное здание Willis Tower (ранее Sears Tower),
долгое время — самое высокое здание в США.



Вокзал Chicago Union (Чикаго-Объединённый).


Чикаго не понравился мне с самого начала. Холодный, мрачный, унылый город. Стужа, серость и тоска.



Улица вблизи вокзала.


Улицы вблизи вокзала названы в честь президентов: Джефферсон, Вашингтон, Мэдисон, Джексон, Монро... Среди этих улиц есть и улица Клинтона (Clinton street). Одним из своих фасадов железнодорожный вокзал выходит на эту улицу. Ближайшая к вокзалу станция метро также называется Клинтон. Станция с таким же названием на другой линии есть также в северной части улицы.

Вначале я был уверен, что название — в честь крайне негативно известного нам и миру президента США в 1993—2001 годах. В США иногда называют объекты в честь государственных деятелей прижизненно. Пример — хьюстонский аэропорт имени Джорджа Буша (старшего). Улица имени «того» Клинтона — просто отвратительно, на мой взгляд.

Позднее оказалось, что улица и две станции метро названы в честь совершенно другого Клинтона — американского государственного деятеля, жившего в 18-19 веках.



Река Чикаго.



Многоэтажная парковка.


Я решил дойти до берега озера Мичиган. Вначале по незнанию отправляюсь в противоположную сторону. Затем иду в нужном направлении по улице Van Buren. Начинается наземная линия метро.

В центре Нью-Йорка наземных линий метро не осталось: там их давно заменили подземными. В Чикаго метрополитен остался преимущественно надземным, хотя и подземные станции есть. Удивляет, что эстакадные линии пересекаются под прямым углом, пересечение — глухое, на одном уровне.

После множества безуспешных попыток удалось выйти в Сеть. Изучаю карту города, пишу и разговариваю по «скайп» рядом с каким-то кафе. Это неудобно, руки окоченевают на холодном ветру. Температура плюсовая, но ветер усиливает холод. Местами лежит много снега.



Доступ в Сеть рядом со зданием Gardner Rich.


В целом, впечатление от северных городов США было значительно хуже, чем от южных. Непонятно, как можно жить здесь, и зачем здесь жить.

На севере США зима почти московская. А в некоторых местах, являющихся «американской Сибирью» (например, город Дулут на берегу Верхнего озера) — существенно хуже московской. Аляску не учитываю, там населения очень мало.



Наземная линия метро.



Приближается берег озера Мичиган. Вид в южном направлении.


Прохожу над станцией электропоездов Van Buren Street. Это предыдущая станция перед конечной подземной станцией Millennium (ранее Randolph Street).



Cтанция пригородных электропоездов Van Buren Street.



Улица вблизи берега Мичигана. Вид на север.


Выхожу к берегу озера Мичиган. Внешне озеро неотличимо от моря, берегов не видно. Прибрежная часть замёрзла, но вдалеке видны просторы открытой воды.



Набережная озера Мичиган. Вид на север.



Набережная озера Мичиган.



Набережная озера Мичиган.



Набережная озера Мичиган у планетария Адлера.



Здание планетария Адлера, расположенное у берега озера Мичиган.


Прохожу вдоль набережной до планетария Адлера, который находится на уходящем далеко в «море» мысу. Иду в сторону вокзала. Времени должно быть достаточно. Вокзал не особо далеко, ориентиром на него служит узнаваемое высотное здание чёрного цвета, расположенное поблизости — Willis Tower (ранее Sears Tower). Это самое высокое здание в Чикаго, и второе по высоте в Америке.



Пути для пригородных электропоездов у платформы Museum Campus (ранее Roosevelt Road), которая расположена
вблизи берега Мичигана. Поездов дальнего следования здесь нет. Вид на север.



Вид оттуда же в противоположную сторону.



Улица в Чикаго. Время 12:41.



Река Чикаго. Время 13:33.


Я совершил большую ошибку. Американские города отличаются от наших, ориентироваться в них трудно. Уличная сеть очень густая, всё выглядит одинаковым. Высотное здание вблизи вокзала заметно издали, с берега Мичигана, но совершенно незаметно среди каменного нагромождения городских улиц.

Перед поездкой в течение трёх суток в одном вагоне нужно закупить достаточное количество продуктов. США — не Россия, не заметно, чтобы тут на станциях продавали еду. Стоянки недостаточно длинные, чтобы во время них можно было зайти в магазин. Имеющийся в поезде вагон-ресторан слишком дорогой. Так что закупиться едой было необходимо.

Захожу в «Pharmacy», покупаю продуктов на значительную для меня сумму. Хотя времени до поезда уже было немного. Это было роковой ошибкой. Лучше бы уж голодным, но ехать.

Казалось, что я нахожусь в паре кварталов от вокзала. Вроде бы иду по знакомым улицам. Но улицы в американских городах выглядят сходными, названия вывешены нечасто. Я незаметно свернул в неправильном направлении. И осознаю, что осталось критически мало времени.

Ситуация становится экстремальной. Я совершаю крайне нехарактерные для себя действия — спрашиваю у прохожих, как пройти на вокзал. Кто-то прошёл мимо, ничего не ответив, некоторые отвечали, что не знают. Но большинство указывали направление: «прямо, направо, потом налево...».

Под завязку нагруженный рюкзаком и пакетом с едой, я бегу по чикагским улицам. Почти на ходу обращаюсь к прохожим, которые обычно сначала чуть не шарахались от меня, но отвечали. Чуть не обгоняю проезжающие автомобили, перебегаю улицы наперерез потоку.

Спускаюсь на подземные платформы с противоположной стороны, где есть доступ только к пригородным поездам. Платформ множество, у них стоят пригородные поезда. Где мой поезд дальнего следования?!

Я перебежал часть путей между платформами. В Америке так не принято, за это могут серьёзно наказать. Я показал какому-то служащему билет на уходящий поезд, он вошёл в положение и не стал поднимать скандал.

Но несмотря на все усилия, я не попал на поезд, не хватило одной минуты. Жуткий «облом». Ладно, пусть все неприятности будут таким, а не более существенными...


Принимаю решение: брать билет на поезд «Southwest Chief», который тоже следует от Чикаго до Лос-Анджелеса, но другим, значительно более коротким путём.

Я прибуду в Лос-Анджелес почти на сутки раньше, чем если бы сейчас не опоздал на поезд «Texas Eagle», идущий через Сан-Антонио. Но не проеду по интересной линии, не увижу реку Рио Гранде, не увижу из окна вагона Мексику...

Скорее всего, сейчас билетов по Amtrak Rail Pass не будет. Придётся заплатить. Вопрос в том, сколько...

В кассе прошу билет по Amtrak Rail Pass на ближайший поезд до Лос-Анджелеса. Здесь в кассе была чернокожая женщина-кассир, не столь малосообразительная, как в Вашингтоне.

Как и ожидалось, билет до Лос-Анджелеса на отправляющийся сегодня поезд «Southwest Chief» по Amtrak Rail Pass можно получить только с доплатой в размере 67 долларов. При выезде завтра ситуация не лучше.

Делать нечего — плачу наличными названную сумму. В итоге я поддержал пассажирскую железнодорожную компанию «Амтрак» не на 679 долларов, а на 746 долларов. Пусть эти деньги пойдут на развитие пассажирского железнодорожного движения Америки!

67 долларов — это доплата, но не полная стоимость билета. Стандартная цена, как я выяснил — минимум 169 долларов, если приобретать билет за несколько дней вперёд. В день отправления может быть дороже.

Как бы то ни было, я двигаюсь дальше! О деньгах жалеть не стоит.

«Нет худа без добра»! По «южному» маршруту через Остин и Эль-Пасо, быть может, целесообразнее ехать при следующем посещении Америки. И преодолеть его не напрямую, а с остановками в городах.

В Лос-Анджелесе я буду на сутки дольше. Это существенно: на юге страны несравнимо лучше и комфортнее, чем на севере.

Поезд «Southwest Chief» отправляется в 15:00, на 1 час 15 минут позже «Texas Eagle». До отправления я никуда не уходил с вокзала.



Вокзал Chicago Union.



Вокзал Chicago Union.


Как обычно, за двадцать минут до отправления начинается посадка через строго определённый «гейт».



Вокзал Chicago Union. Через выход «F» ведётся посадка на поезд №3 «Southwest Chief»
сообщением Чикаго — Лос-Анджелес через Альбукерке.



Вокзал Chicago Union. Выход на 16-й путь.


Удалось получить наиболее желательное место — у окна с левой стороны.



Вид из вагона. Польский католический храм Saint Adalbert,
построен в 1874 году. Время 15:07.


Мой вагон — второй с хвоста. Периодически я ходил в хвостовой вагон, фотографируя линию из хвостового тамбура.



Маршрут движения поездов Новый Орлеан — Чикаго и Чикаго — Лос-Анджелес «Southwest Chief»
на топографической карте масштаба 1:500 000, изданной в 1983 году.


Погода оставалась мерзкой и унылой. До станции Aurora тянутся пригороды Чикаго. Eсть регулярное движение пригородных поездов на тепловозной тяге.



Вокзал на станции Napperville (Нейпервилл). Время 15:31.


Пригородная зона закончилась в городе Aurora (Орора). Дальше — плоская, преимущественно степная местность, серое пространство с кусками снега.



Переезд в городе Mendota (Мендота). Время 16:29.



Станция Mendota (Мендота). Время 16:29.



Вокзал на станции Mendota (Мендота). Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 16:31.


Станция Мендота на топографических картах показана узлом семи направлений! Но на месте выяснилось, что направлений осталось только два, всё остальное разобрано. Теперь это уже не узловая станция. Спутниковые снимки подтверждают данный факт.



Станция Mendota (Мендота). Вид на восток, в сторону Чикаго. Паровоз-памятник. Время 16:31.



Станция Mendota (Мендота). Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 16:31.



Станция Mendota (Мендота) осталась позади. Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 16:33.


После Мендоты продолжается равнинная однообразная местность с пятнами снега. До станции Zearing, расположенной в 20 километрах от Mendota, была двухпутная линия. Далее — однопутная.



Станция Galesburg (Гейлсберг). Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 17:50.



Станция Galesburg (Гейлсберг). Вид на восток, в сторону Чикаго.



Станция Galesburg (Гейлсберг). Вид на восток, в сторону Чикаго.



Станция Galesburg (Гейлсберг) остаётся позади. Вид на восток, в сторону Чикаго.



Станция Galesburg (Гейлсберг) остаётся позади. Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 17:52.


За станцией Galesburg (Гейлсберг) железнодорожные пути образуют «лабиринт». Поезд неоднократно переходил с одной линии на другую.



Раздельный пункт Academy Plant. Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 17:52.



Двухпутный участок. Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 17:54.



Второй путь закончился. Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 17:54.



Примыкание двухпутной линии. Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 17:57.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 17:57.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 17:57.



Раздельный пункт Graham. Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 17:58.



Раздельный пункт Graham остался позади. Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 17:58.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:00.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:00.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:00.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:00.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Раздельный пункт Cameron Junction. Время 18:01.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Раздельный пункт Cameron Junction. Время 18:01.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:01.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:01.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:01.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:01.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:01.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:02.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:02.



Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:02.



Поезд пересекает двухпутную линию. Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:03.



Съезд между путями (interlocking) под названием Ormonde.
Вид в сторону Чикаго. Время 18:07.



Съезд между путями (interlocking) под названием Smithshire.
Вид в сторону Чикаго. Время 18:14.


В 18:20 проследовали без остановки станцию Stronghurst.



Станция Stronghurst. Вид на восток, в сторону Чикаго. Время 18:20.



На подходе к станции Форт Мэдисон. Время 18:39.


В 18:44, уже в почти «нефотографическое» время — остановка на станции Fort Madison. Перед вокзалом — мост, паровоз-памятник, пристань.

В темноте проехали станцию La Plata. После неё пытаюсь спать.

Крупный город Канзас-Сити я проспал. Просыпаюсь перед станцией Lamar, штат Колорадо.

От Канзас-Сити до Альбукерке последний вагон поезда был пустым. Дверь в него была закрыта. Поэтому фотографировать линию из хвостового окна было невозможно.



Вокзал на станции Lamar, штат Колорадо. 12 марта, время 8:11.


Местность изменилась. Теперь обстановка за окном напоминает Казахстан на железнодорожной магистрали Оренбург — Ташкент. Снега нет, но «за бортом» явно холодно.

В 8:43 сфотографирован Las Animals junction.



Город La Junta, штат Колорадо. Время 9:02.



Станция La Junta, штат Колорадо. Время 9:03.



Поезд прибыл к вокзалу станции La Junta. Время 9:06.


По станции La Junta — довольно длительная стоянка. Здесь удалось выйти на платформу.



Поезд на станции La Junta. Мой вагон — второй с хвоста.



Табличка на вокзале станции La Junta.



Вокзал на станции La Junta.



Тележка для багажа на станции La Junta. Время 9:09.


Воздух здесь поутру морозный. Но находиться в этих местах намного приятнее, чем в унылом Иллинойсе.

Я уже нахожусь в западной части США, в местах, где англоязычная цивилизация сталкивалась с испаноязычной цивилизацией, и первая одержала верх. Но испанских топонимов много. La Junta (ла хунта) на испанском — собрание, совет.



Продолжение в следующей части



часть 1 — предыдущая

часть 3 — следующая


09.04.2014 © С. Болашенко

«Сайт о железной дороге — дополнительные страницы» — к началу



Яндекс.Метрика

Приветствую вас на «Сайте о железной дороге»!

Этот текст появился вынужденно, из-за критической ситуации. Он должен рано или поздно исчезнуть.

Когда он исчезнет — зависит от вас, от количества купленных вами книг!

Сайт «Книги Сергея Болашенко». Адрес в Сети: http://infojd.ru/knigisb. Вы можете помочь мне, даже не покупая книги: кратко просмотрев этот сайт, когда-нибудь рассказав обо мне другим.

Полезно для понимания всех прочих страниц «Сайта о железной дороге» ознакомиться со страницей http://infojd.ru/nov.html.

Работу над «Сайтом о железной дороге» и сбор материалов для него в рабочих экспедициях я выполняю почти круглые сутки с 1990-х годов, без перерывов. Они невозможны, с учётом предстоящего объёма работы.

Расходы на экспедиционную деятельность являются значительными, несмотря на аскетичный стиль экспедиций.

Реализация книг — почти единственный источник дохода не только на рабочие экспедиции, но и на всю остальную жизнь, на содержание семьи, включая троих детей.

Я делаю общедоступными и бесплатными все публикации, которые мной созданы. Но при заинтересованности в долговременном существовании и развитии сайта — просьба поддержать его хотя бы минимально!

Или же приобрести книги, что намного лучше!

Повторяю, у меня один источник дохода - продажа книг (слегка дополняется добровольными переводами читателей сайта). Книги продаются двумя способами: отправка по почте в любую точку мира, личная встреча. Это очень просто, быстро и удобно!

В каждой из двух десятков изданных мной книг намного больше информации, чем на сайте. Материалы, созданные лично мной, доступны и на сайте. Но в каждой книге есть фотографии, схемы, тексты не моего авторства. Как правило, не присутствующие в компьютерной сети Internet и не предполагаемые к размещению в ней.

У меня можно и нужно заказывать книги!

Для меня это вопрос выживания, а для вас — ценная информация, отсутствующая в компьютерной сети Internet, и библиографическая редкость, которая с годами будет дорожать. Стандартный тираж книг — 100 экземпляров.

С 2003 года я продавал книги в магазинах — и получил, возможно, лишь треть причитающейся за проданные книги суммы. Типовая ситуация: магазин закрывается, владельцы бесследно исчезают, я не получаю никаких денег за проданные книги и не могу забрать непроданные.

В феврале 2018 года без всякого предупреждения закрылся старейший московский железнодорожный магазин «Транспортная Книга». Бывшие владельцы уклоняются от любых контактов, содержимое магазина исчезло в неизвестном направлении. Ущерб — под 100 тысяч рублей за проданные и непроданные книги.

С 2019 года книги приобретаются по почте или при личной встрече. Повторюсь, для меня это вопрос выживания! Продажа книг жизненно важна для автора, не имеющего других источников дохода!

Доставка по почте возможна в любую точку мира!

Возможна личная встреча в Москве и не только, по предварительной договорённости. Адрес электронной почты: sbchf@ya.ru

Если ситуация с продажей книг не улучшится, мне придётся постепенно удалять из компьютерной сети Интернет материалы «Сайта о железной дороге» в пользу книг. Очень печально и очень неприятно, но это может стать вынужденной крайней мерой.

Для тех, кто затрудняется приобрести книги — есть возможность перевода в поддержку сайта, что осуществляется за одну минуту в режиме онлайн, или за несколько минут наличными в любом терминале оплаты (на территории России имеются в каждом салоне связи «Евросеть» или «Связной», для этого нужно записать номер счёта на «Яндекс-Деньги», комиссии нет).

Перевод с помощью системы «Paypal» из любой страны мира. Для онлайн-перевода достаточно только указать адрес sbchf@ya.ru и ничего больше.

Перевод на карту «Сбербанка России». Номер карты: 6390 0238 9032 9665 90 (действует неограниченно долго, при замене карты номер не меняется).