Яндекс.Метрика

Приветствую вас на «Сайте о железной дороге»!

Это — ещё не начало страницы, страница начнётся чуть ниже. Ещё раз повторяю, самая верхняя часть страницы будет ниже!

Эти буквы, которые вы в данный момент видите — «балластный» текст, который очень раздражает и меня. К счастью, я его редко вижу, так как «Сайт о железной дороге» делается на компьютере, не подключённом к Сети, и все страницы хранятся без мусорного текста. Он добавляется только перед вывозом страниц на другой, подключённый к Сети компьютер и выкладыванием страниц в Сеть.

Этот текст появился вынужденно, из-за критической ситуации. Он должен рано или поздно исчезнуть.

Когда он исчезнет — зависит от вас, от количества купленных вами книг!

Сайт «Книги Сергея Болашенко». Адрес в Сети: http://infojd.ru/knigisb. Вы можете помочь мне, даже не покупая книги: кратко просмотрев этот сайт, когда-нибудь рассказав обо мне другим.

Полезно для понимания всех прочих страниц «Сайта о железной дороге» ознакомиться со страницей http://infojd.ru/nov.html.

Работу над «Сайтом о железной дороге» и сбор материалов для него в рабочих экспедициях я выполняю почти круглые сутки с 1990-х годов, без перерывов. Они невозможны, с учётом предстоящего объёма работы.

Расходы на экспедиционную деятельность являются значительными, несмотря на аскетичный стиль экспедиций.

Реализация книг — почти единственный источник дохода не только на рабочие экспедиции, но и на всю остальную жизнь, на содержание семьи, включая троих детей.

Я делаю общедоступными и бесплатными все публикации, которые мной созданы. Но при заинтересованности в долговременном существовании и развитии сайта — просьба поддержать его хотя бы минимально!

Или же приобрести книги, что намного лучше!

Ещё раз повторяю, у меня один источник дохода - продажа книг. Книги продаются двумя способами: отправка по почте в любую точку мира, личная встреча. Это очень просто, быстро и удобно!

В каждой из двух десятков изданных мной книг намного больше информации, чем на сайте. Материалы, созданные лично мной, доступны и на сайте. Но в каждой книге есть фотографии, схемы, тексты не моего авторства. Как правило, не присутствующие в компьютерной сети Internet и не предполагаемые к размещению в ней.

У меня можно и нужно заказывать книги!

Для меня это вопрос выживания, а для вас — ценная информация, отсутствующая в компьютерной сети Internet, и библиографическая редкость, которая с годами будет дорожать. Стандартный тираж книг — 100 экземпляров.

С 2003 года я продавал книги в магазинах — и получил, возможно, лишь треть причитающейся за проданные книги суммы. Типовая ситуация: магазин закрывается, владельцы бесследно исчезают, я не получаю никаких денег за проданные книги и не могу забрать непроданные.

В феврале 2018 года без всякого предупреждения закрылся старейший московский железнодорожный магазин «Транспортная Книга». Бывшие владельцы уклоняются от любых контактов, содержимое магазина исчезло в неизвестном направлении. Ущерб — под 100 тысяч рублей за проданные и непроданные книги.

Магазин «Русская Деревня», Москва, улица Рождественка. Мошенник-владелец магазина задолжал мне 120 000 рублей и не собирается отдавать.

С 2019 года книги приобретаются по почте или при личной встрече. Повторюсь, для меня это вопрос выживания! Продажа книг жизненно важна для автора, не имеющего других источников дохода!

Доставка по почте возможна в любую точку мира!

Возможна личная встреча в Москве и не только, по предварительной договорённости. Адрес электронной почты: sbchf@ya.ru

Если ситуация с продажей книг не улучшится, мне придётся постепенно удалять из компьютерной сети Интернет материалы «Сайта о железной дороге» в пользу книг. Очень печально и очень неприятно, но это может стать вынужденной крайней мерой.

Для тех, кто затрудняется приобрести книги — есть возможность перевода в поддержку сайта, что осуществляется за одну минуту в режиме онлайн, или за несколько минут наличными в любом терминале оплаты (на территории России имеются в каждом салоне связи «Евросеть» или «Связной», для этого нужно записать номер счёта на «Яндекс-Деньги», комиссии нет).

Перевод с помощью системы «Paypal» из любой страны мира. Для онлайн-перевода достаточно только указать адрес sbchf@ya.ru и ничего больше.

Перевод на карту «Сбербанка России». Номер карты: 6390 0238 9032 9665 90 (действует неограниченно долго, при замене карты номер не меняется).











ПОЕЗДКА В США, 2014 ГОД (ЧАСТЬ 6)









Это шестая, последняя часть публикации. Начало — в предыдущих частях.

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4713206 — сделанные в ходе поездки фотографии, всего — 9 843


На мой взгляд, район Маттапан только трамваем и хорош. Подобно тому, как жилой район Южный в Рязани был замечателен тем, что являлся единственным в городе жилым местом, куда добирались на трамвае. Но там осатаневшие ублюдки погромили трамвай.



Район Mattapan. Время 16:05.



Церковь в районе Mattapan. Время 16:08.


Нахожу Макдоналдс, заказываю стакан кофе и два пирожка, подключаюсь к Сети. Пытаюсь написать сообщение на страницу http://vk.com/bolachenko. Однако отправка чего-либо на vk.com там оказалась заблокирована.

Возвращаюсь к трамвайной линии. Трамваем — на Ashmont.



Конечная станция трамвая Mattapan. Время 17:39.



Внутренний вид трамвайного вагона. Время 17:41.



Северная конечная станция трамвая Ashmont. Время 17:50.



Северная конечная станция трамвая Ashmont. Время 17:50.



Станция Бостонского метрополитена Ashmont. Время 17:50.


От станции метро Ashmont — до станции Park Street, где пересаживаюсь на «Зелёную» линию. Доезжаю до Boston College. Возвращаюсь на Kenmore. Затем — до Cleveland Circle. Пешком по тёмным улицам перехожу на Beaconsfield. Доезжаю до Riverside. Затем — в центр города, и до Forest Hills к замаскированному месту ночлега.



«Зелёная» линия Бостонского метрополитена (имеет признаки скоростного трамвая).
Станция Boston University West. Время 18:42.



«Зелёная» линия Бостонского метрополитена. Станция Kenmore. Время 19:39.



«Зелёная» линия Бостонского метрополитена. Станция Kenmore. Время 19:41.



«Зелёная» линия Бостонского метрополитена. Станция Kenmore. Время 19:41.



«Зелёная» линия Бостонского метрополитена. Станция Riverside — самый удалённый
от центра города конечный пункт. Время 20:59.



Внутренний вид поезда «Зелёной» линии. Время 21:06.



«Зелёная» линия. Схема, вывешенная в вагоне. Время 21:06.



«Оранжевая» линия. Станция Downtown Crossing. Время 21:58.


Убрано, доступно только в книге. Приобретайте книги!


Franklin Park, переходящий в лесной массив. Время 9:48.


Вторая ночёвка в Бостоне прошла легче первой — было не настолько холодно. Иду на станцию метро Forest Hills, приобретаю билет на одну поездку.



Памятная табличка на станции метро Forest Hills. Время 10:07.


Проезжаю по «Красной» линии до северной конечной станции Alewife. Этот участок, вплоть до конечного пункта, является подземным.



Внутренний вид вагона «Красной» линии. Время 11:10.



Внутренний вид вагона «Красной» линии, с рекламой авиакомпании Iceland Air. Время 11:12.


C «Красной» линии неудобным маршрутом через «Оранжевую» линию и станцию State — на «Синюю» линию. Доезжаю до северной конечной станции Wonderland. Весь Бостонский метрополитен был проезжен.



Конечная станция «Синей» линии Wonderland. Время 12:12.



Конечная станция «Синей» линии Wonderland. Время 12:12.



Конечная станция «Синей» линии Wonderland. Вид в сторону оборотных тупиков. Время 12:14.


Оказалось, что станция Wonderland — единственная станция на «тяжёлых» линиях Бостонского метрополитена, где невозможно, прибыв по разовому билету, ехать в обратном направлении без новой оплаты проезда. В Москве до недавнего времени такую особенность имела конечная станция «Выхино».

Здесь в любом случае придётся покупать ещё один билет. Но раз уж здесь оказался — есть повод сходить к берегу Атлантического океана. Благо, здесь — одно из немногих в Бостоне мест, где он легко доступен.



Окрестности станции Wonderland. Время 12:17.



Берег Атлантического океана у станции Wonderland. Время 12:18.



Берег Атлантического океана у станции Wonderland. Время 12:20.



Берег Атлантического океана у станции Wonderland. Время 12:20.



Пешеходный мост Markey bridge, ведущий на прибрежный пляж Revere. Время 12:24.



Памятный знак у моста. Перевод надписи: «В честь Кристин и Джона Марки, выдающейся пары,
представляющей миллионы семей прошлого, настоящего и будущего, которые наслаждаются
и будут наслаждаться отдыхом на пляже Revere — национальном достоянии и городском
оазисе на берегу Атлантического океана».



Конечная станция «Синей» линии Wonderland. Время 12:32.



Конечная станция «Синей» линии Wonderland. Поезд, прибывающий со стороны центра.


От станции Wonderland доезжаю до станции Aquarium. Осматриваю центр Бостона, перемещаясь по нему пешком.



«Синяя» линия. Станция Aquarium. Время 12:55.



Центр Бостона. Время 12:59.



Центр Бостона. Здесь удивительно мало автомобилей и попадаются
прогулочные конные экипажи для туристов. Время 13:00.


Прихожу на Южный вокзал. Как я уже знал, здесь есть доступ в Сеть. Но нет общедоступных электрических розеток. Это редкий случай для американских вокзалов. Решаю попробовать найти общедоступную розетку в городе.



Южный вокзал в Бостоне. Время 13:13.


Южный вокзал построен в 1899 году. Один из самых старых действующих вокзалов США. Возможно, со временем перестанет быть тупиковым: обсуждаются планы строительства подземного тоннеля между Южным и Северным вокзалами.



Внутренний вид Южного вокзала.


Продолжаю осмотр центра Бостона.



Бостон. Памятник участникам Венгерского восстания 1956 года. Время 13:34.


Из Post Office square park удалось отправить сообщение на странице в Vk.com. Здесь удалось подключиться к провайдеру One Poste office.



Бостон. Китайский квартал (Chinatown). Время 15:38.


Рядом с «чайнатауном» находится автовокзал (Bus Terminal). Внешне он выглядит приличнее, чем в Нью-Йорке. Здесь кратковременно отдыхаю, нахожу и фотографирую последние три билета.



Бостон. Автовокзал (Bus Terminal). Время 15:42.



Последние три билета на поезда дальнего следования: Бостон — Вашингтон, Вашингтон — Чикаго,
Чикаго — Нью-Йорк. Эти билеты были получены в Сиэтле.


Прихожу на Южный вокзал за двадцать пять минут до отправления поезда на Вашингтон. В очереди на посадку вижу человека, читающего на электронном устройстве текст на русском языке. Естественно, я ему ничего не сказал, но положительные эмоции от этого факта были велики. Здесь, в этом чужом и недружественном пространстве, любая встреча с русским — радость!



Тупики на Южном вокзале Бостона. Время 16:08.



Табло с отображением ближайших поездов на Южном вокзале Бостона. Время 16:11.



Поезда на Южном вокзале Бостона: справа — пригородный, слева — скоростной экспресс Acela. Время 16:13.


Я выезжаю из Бостона в Вашингтон обычным поездом номер 167. По данному маршруту курсируют также скоростные поезда Acela. Подвижной состав поездов Acela почти аналогичен французским поездам TGV. Технически это не электропоезд, а состав из двух секций электровоза, между которыми «вставлены» пассажирские вагоны. В пассажирских вагонах нет тяговых двигателей.

Основное отличие американских поездов Acela, курсирующих между Бостоном и Вашингтоном, от сходных европейских высокоскоростных поездов заключается в том, что здесь нет специализированной высокоскоростной линии. Поезда Acela курсируют на той же линии, где обращаются обычные поезда дальнего следования, а также пригородные поезда.

Ситуация на линии Бостон — Вашингтон очень похожа на ситуацию линии Санкт-Петербург — Москва. Поезда Acela — аналог «Сапсанов» Санкт-Петербург — Москва. В России поезда «Сапсан» (импортного производства, запущены в 2009 году) — более быстрые, чем все остальные, значительно более дорогие, считаются элитарным транспортом, ориентированы на богачей и государственных чиновников.

Все американские поезда, в том числе и «медленные» — весьма недешёвые для нас. Поезда Acela почти вдвое дороже обычных поездов, хотя разница в скорости незначительная. Скорее, различие имиджевое: поезда Acela позиционируются как транспорт для элиты, для успешных бизнесменов. На вокзалах все пассажиры этих поездов имеют право на обслуживание в залах высшего класса.

Удивительно, но факт: маршрутная скорость у поездов Acela ниже, чем у наших «Сапсанов» Санкт-Петербург — Москва. Хотя у «медленных» поездов на линии Бостон  — Вашингтон маршрутная скорость значительно выше, чем у «медленных» поездов на линии Санкт-Петербург — Москва.



Тупики на Южном вокзале Бостона. Подаётся под посадку состав поезда №167 сообщением Бостон — Вашингтон.


В поезде можно было выбирать места самостоятельно. Располагаюсь слева по ходу движения.

Поезд отправляется в 16:35. Начинается приятная поездка на высокой скорости по специализированной линии, ориентированной на быстрое движение. В то же время, эта линия  — одна из первых в стране, на ней сохраняется множество старинных вокзалов.



Вокзал на станции Kingston в окрестностях крупного города Провиденс, штат Род Айленд. Время 17:33.


В этом поезде доступ в Сеть есть на ходу! Видимо, такое бывает только на этой линии — главной пассажирской магистрали Американских железных дорог. Внешне она похожа на линию Санкт-Петербург — Москва. Но технически более отсталая.

Пригородное сообщение в Бостоне, Нью-Йорке и Вашингтоне очень похоже на наше. Так же, как у нас, есть высокие платформы на главных станциях в городской черте и низкие за её пределами.

Примерно 90 процентов линии длиной 735 километров «покрыто» пригородным сообщением. Но ни из Бостона в Нью-Йорк, ни из Нью-Йорка в Вашингтон на пригородных поездах не проехать.

Теоретически, направляясь из Нью-Йорка в Вашингтон, можно взять с собой велосипед. В пригородных поездах провоз велосипедов разрешён и даже поощряется. На велосипеде можно преодолеть разрыв в пригородном сообщении, длина которого составляет 30 километров (между станциями Newark, штат Делавэр, и Perryville).

Одна из причин, по которой существует разрыв  — заставить междугородных пассажиров пользоваться только поездами дальнего следования. Всё как у нас!

На участке Бостон — Нью-Йорк разрыв в пригородном сообщении длиннее. На велосипеде не преодолеть.



Вокзал на станции Westerly, штат Род Айленд. Время 17:46.


На станции New London началось движение пригородных поездов маршрута, который именуется Shore Line East, а также Connecticut Commuter Rail. Маршрут пролегает между станциями Нью-Лондон и Нью-Хейвен. Несмотря на то, что линия электрифицирована, все пригородные поезда здесь — на тепловозной тяге. По станции Нью-Хейвен можно пересесть на электропоезда до Нью-Йорка.



Окрестности Нью-Лондона. Время 18:05.


После Нью-Лондона поезд фактически вошёл в пригородную зону Нью-Йорка, хотя беспересадочного движения нет. Появляются высокие платформы. Как сюда попали таблички в стиле ОАО «РЖД», ощущение — что с моего Горьковского направления?

Остановились на станции New Haven. Отсюда начинается интенсивное пригородное движение. Дальше на Нью-Йорк будут сплошные высокие платформы. Начинается движение электропоездов по типу наших «Спутников» Москва — Мытищи, с выходом только на высокие платформы.

От Бостона до Нью-Хейвена была двухпутная железнодорожная линия. После Нью-Хейвена появились три пути. Платформы у крайних двух. Внешне платформы похожи на наши. Турникетов нет.

После Бриджпорт снова два пути. Стемнело.

От Норуолка три пути, после станции Stamford два пути.

Нью-Йоркский узел преодолевался в темноте. На Пенсильванском вокзале Нью-Йорка вагон стал полупустым.

Поезд на огромной скорости движется к Вашингтону сквозь «непробиваемую» темноту. После Филадельфии вагон стал почти пустым, к большому облегчению.

Странное дело: железнодорожная линия далеко не самая скоростная в мире, даже медленнее нашей Петербурго-Московской магистрали. А кажется, что скорость — бешеная и запредельная. Может быть, из-за того, что это всё-таки обычная железная дорога, а не скоростная. Причём с обилием кривых (в отличие от Петербурго-Московской железной дороги). Ощущение какой-то бешеной гонки.

Вот поезд уже на подходе к Балтимору. Ещё 40 минут, и будет Вашингтон — конечный пункт. Напряжённо изучаю спутниковые снимки. В Вашингтоне придётся искать замаскированное место. Время в момент прибытия будет около часа ночи.

Ориентируясь по Wikimapia-Openstreetmap, я направился в выбранное место — зелёный массив в нескольких километрах восточнее вокзала. Идти нужно почти исключительно по одной улице — Мэрилендскому проспекту (Maryland avenue), вплоть до его крайней точки.

Несмотря на ночное время и факт преобладания чернокожих, обстановка здесь мирная. Местность, почти вплотную прилегающая к центру столицы огромной страны, является малоэтажной, выглядит тихой и провинциальной.

Перехожу строящуюся трамвайную линию. Вот и конец Мэрилендского проспекта. Это действительно тупик — дальше проезд перегорожен бетонными блоками. За ними — лесной массив, нечастое явление для американских городов. Вдали шумят поезда метро, которое в ночь с пятницы на субботу работает до 3 часов утра.

Раскладываю спальный мешок. Расстояние от вокзала — 3700 метров. Место такое, что случайно обнаружить в нём невозможно. Температура не минусовая, поэтому ночёвка достаточно комфортная. Убрано, доступно только в книге. Приобретайте книги!


Окрестности места ночлега. Несмотря на кажущуюся глухоманность, отсюда можно увидеть Капитолий.


Подъём около 9 часов утра. Пешком тем же маршрутом до вокзала. По пути делаю фотографии. На площади Стэнтона (Stanton Square) пытаюсь войти в Сеть. Но это не удаётся.



Малоэтажные дома в Вашингтоне. Время 9:14.



Мэрилендский проспект (Maryland avenue). Вид на запад. Время 9:19.



Окрестности вокзала Washington Union Station, время 10:03. Бумажные объявления на различных городских
поверхностях в США, в отличие от России, являются редкостью. Если объявления где-то попадаются —
обычно они касаются розыска пропавших людей.



Вокзал Washington Union Station. Время 10:06.


В сквере у вокзала, как и при первом посещении Вашингтона, доступ в Сеть есть. Уточняю расположение выбранного мной хостела, в котором решаю провести следующую ночь в Вашингтоне. От вокзала до него далеко. Решаю добираться туда на метро.

На станции Вашингтонского метрополитена «Union Station» покупаю в автомате «Day pass» за 14 долларов. Это билет, позволяющий неограниченно ездить на всей сети метрополитена в течение дня. Он стоит почти втрое дороже, чем аналогичный билет в Лос-Анджелесе — там 5 долларов. Дороже, чем в Бостоне (11 долларов).



Билет Day Pass.



Чек, выданный вместе с билетом.



Станция Union Station Вашингтонского метрополитена. Время 10:43.


В отличие от большинства метрополитенов США, в Вашингтонском метрополитене стоимость проезда зависит от расстояния. Перед покупкой однократного билета нужно выбрать тарифную зону, в которой находится станция назначения. Билеты следует пропускать через турникет не только на входе, но и на выходе.



Схема Вашингтонского метрополитена.


Вашингтонский метрополитен — один из лучших в стране, наравне с Лос-Анджелесским. На станциях и в поездах — порядок и чистота. Поезда очень комфортабельные. В вагонах — мягкие сиденья, установленные в сторону окон, а не вдоль. Пол в вагонах — ковровый, как в салоне самолёта.

Поезда в Вашингтонском метрополитене собственные, отсутствующие в других метрополитенах страны. Они являются узнаваемым символом этой транспортной системы.

Большинство подземных станций — односводчатые. Немного похожи на нашу «Красногвардейскую» в Москве, а также на односводчатые станции Днепропетровского метрополитена.

Подземные станции почти одинаковые. Тем не менее, местами Вашингтонский метрополитен напоминает «советский». Он ближе к нам ещё и тем, что называется Metro, а не Subway, как в Нью-Йорке и Бостоне.

Большинство платформ — островные, то есть находятся между путями. Это не очень типично для зарубежных метрополитенов. На тех станциях, где платформы боковые, между ними есть свободный переход.

Оказывается, я зря потратил 14 долларов, имея цель проездить метрополитен. Для этого было бы достаточно купить самый дешёвый билет.

На всех без исключения конечных станциях, в отличие от Нью-Йорка и Бостона, можно уехать в обратном направлении с той же платформы, не проходя через турникеты. Пересадки между линиями свободные.



Депо Вашингтонского метрополитена. Время 10:48.


От вокзала вначале еду в сторону станции Glenmont. Первый поезд, в который я сел, следовал по укороченному маршруту и высадил пассажиров на станции Silver Spring. Жду следующего поезда 8 минут.



Станция Silver Spring. Время 11:00.



Станция Silver Spring.



Конечная станция Glenmont. Время 11:18.



Внутренний вид вагона. Время 11:20.


Звуковые сообщения в Вашингтонском метрополитене часто делает не автоинформатор, а живой голос машиниста. Почти все машинисты и другие работники метро — чернокожие, многие машинисты — женщины.

Расстояния между станциями, как правило, большие. Скорость очень высокая, намного выше российских метрополитенов или Нью-Йоркского метрополитена. При входе в тоннель на высокой скорости от перепада давления часто «закладывает уши» и кружится голова. Ни в одном другом метрополитене подобного не было.

Доезжаю по «Красной» линии до станции Woodley Park — ближайшей к выбранному мной хостелу.



Станция Woodley Park. Время 12:04.



Станция Woodley Park.


Я был немало удивлён, обнаружив, что станция Woodley Park — глубокого заложения. Метрополитен глубокого заложения — нечастое явление в заграничном мире. А здесь глубина оказалась немалой, в духе Санкт-Петербурга!

Чтобы попасть с платформы станции Woodley Park на поверхность, нужно преодолеть три эскалатора: короткий — в распределительный зал в «глубокой» части станции, длинный, и ещё один короткий — ведущий непосредственно на поверхность.

«Длинные» эскалаторы находятся в огромном наклонном тоннеле, с удивительно широкими по нашим меркам балюстрадами. У нас в этот тоннель вместилось бы шесть эскалаторных лент, а не три.



Станция Woodley Park. Наклонный тоннель. Время 12:08.


Стены эскалаторного тоннеля — голый бетон. Дежурных по эскалаторам нигде нет.

Станции глубокого заложения капитальные, построены с размахом, габаритами превосходят советские. Это чрезвычайно дорогие объекты. Странно и досадно, что потратив огромные деньги на строительство станций, здесь не стали тратить ничего на их отделку. Всюду одинаковый унылый бетон. У нас станции метро выглядят так лишь в процессе строительства.

Вашингтонский метрополитен открыт в 1976 году (первый участок «Красной» линии от Farragut North до Rode Island Avenue). Метрополитен строился главным образом в годы жёсткого противостояния США и СССР.

Наше метро считалось национальной гордостью. Странно, что здесь не использовали шанс «перегнать» СССР, построив ещё более красивые станции. На фоне гигантских затрат на строительство метрополитена глубокого заложения, затраты на отделку являются незначительными.



Вход на станцию Woodley Park. Время 12:10.



Вход на станцию Woodley Park. Время 12:10.


От станции Woodley Park двигаюсь в сторону хостела, именуемого Washington International Student Center, расположенного на 18th Street Northwest. Маршрут движения я запомнил по Wikimapia.org.



Окрестности станции метро Woodley Park, улица Calvert. Изображение президентов США. Время 12:16.



18th Street Northwest (18-я улица Северо-запада). Время 12:22.


Нахожу хостел с громким названием Washington International Student Center. Это самое обычное «ночлежное» заведение, расположенное среди жилой застройки. За одну ночёвку я заплатил 28,40 USD — максимальная в этом путешествии цена ночлега. «Двадцатидолларовых» тарифов в вашингтонских хостелах на сегодня не было.

Впрочем, при более высокой цене здесь были и более комфортные условия. Выдали чистое постельное бельё, что для хостелов редкость. В комнате тихо, уличного шума нет. Есть душ, просторная кухня, где можно сидеть за столом. Заявлен бесплатный вай-фай, по паролю, который сообщают постояльцам. Но вначале с доступом были проблемы.



В хостеле Washington International Student Center. Спальные мешки, использование которых
в подобных заведениях является стандартным делом, здесь запрещены.



Кухня хостела Washington International Student Center.



Кухня хостела Washington International Student Center. Время 13:34.


В хостеле я для начала только помылся и оставил вещи. Выхожу в город. Основная цель на сегодня — успеть проездить Вашингтонский метрополитен, пока действует однодневный билет.



Вход в хостел Washington International Student Center. 18th Street Northwest, 2451.



Здание на 18th Street Northwest. Хостел находится на втором и третьем этажах.


Захожу в Сеть в «Макдоналдсе», расположенном на пересечении улиц 18th Street Northwest и Columbia road.



Автомобильный тоннель на дороге Beach Drive Northwest. Вид с Calvert Street Northwest.



У перекрёстка Calvert Street Northwest и Connecticut avenue Northwest.


Спускаюсь на станцию метро Woodley Park. Проезжаю «Красную» линию до северо-западной конечной станции Shady Grove.



Станция Вашингтонского метрополитена Shady Grove. Время 15:37.



Пересадочная станция Metro Center. Время 16:17.



Пересадочная станция Metro Center. Время 16:18.



Пересадочная станция Metro Center. Время 16:18.


Некоторые пересадочные узлы Вашингтонского метрополитена устроены необычно, и едва ли имеют себе аналоги где-либо ещё в мире. Они представляют собой гигантский подземный зал глубокого заложения, построенный закрытым способом. Зал имеет форму креста. Пути двух направлений пересекаются под прямым углом, на разных уровнях.

Метрополитен огорчает тем, что при огромных затратах на строительство здесь имеет место странная экономия как на отделке, так и на освещении. Станции в основном полутёмные.

При взгляде на схему система может показаться не очень большой. Но на самом деле Вашингтонский метрополитен — второй в стране по длине линий, после Нью-Йоркского. Здесь нетипично большие расстояния между станциями.

По населению и территории Вашингтон примерно равен Санкт-Петербургу: пять миллионов жителей. Протяжённость линий метро и расстояния между станциями — тоже достаточно сходные.

Вашингтон в формальных границах (та его часть, которая составляет «Federal District of Columbia» и не относится ни к одному штату) составляет незначительную часть фактического города. Население в границах DC (District Columbia) составляет лишь 600 тысяч жителей. Метрополитен обслуживает город в фактических границах.


Я решил найти в Вашингтоне «однодолларовый» магазин, подобный тому, что был встречен в Лос-Анджелесе. Довольно длительное время было затрачено на поиск такого магазина в сетевых ресурсах. В формальной черте Вашингтона (District Columbia) «однодолларового» магазина нет. Но удалось найти магазин «Just One Dollar» в юго-западном пригороде, именуемом Vienna.

Решаю направиться туда как можно скорее. Сегодня на календаре воскресенье. Магазины в этот день если и работают, то обычно закрываются в 18 часов.



Станция Вашингтонского метрополитена Vienna/Fairfax-GMU, конечная на «Оранжевой» линии. Время 16:51.


От конечной станции «Оранжевой» линии Vienna/Fairfax-GMU предстоит пройти около трёх километров по улицам среди малоэтажного «частного сектора».

От конечной станции «Оранжевой» линии Вашингтонского метрополитена Vienna/Fairfax-GMU до магазина «Just One Dollar» предстоит добираться по «лабиринту» улиц с малоэтажной застройкой. Желательно двигаться быстрым шагом и не сбиваться с пути.



Станция Вашингтонского метрополитена Vienna/Fairfax-GMU, конечная на «Оранжевой» линии. Время 16:52.



Станция Вашингтонского метрополитена Vienna/Fairfax-GMU, конечная на «Оранжевой» линии. Время 16:53.


Погода солнечная, но ветреная. Температура на грани минусовой. Быстрой ходьбе это способствует.



Автор в районе Vienna. Время 17:08.



Улица в районе Vienna. Время 17:14.



Протестантская церковь в районе Vienna. Время 17:20.



Школьный автобус, типичный для всей страны. Время 17:24.



Улица в районе Vienna. Время 17:24.



Район Vienna, время 17:37. Британский флаг на здании. Национальные флаги различных стран указывают
на происхождение владельцев постройки. Среди таких флагов чаще всего
встречается ирландский, а не британский.


У перекрёстка, где должен был находиться магазин, его не оказалось. Пришлось искать доступ к Сети, уточнять расположение.

Магазин в итоге был найден, и я успел туда до за десять минут до закрытия, которое по воскресеньям происходит в 18 часов. Но внутри ждал «облом»: оказалось, что этот магазин — не продуктовый!

Захожу в соседнюю аптеку (CVS/Pharmacy), где продаются не только лекарства. В очередной раз поражаюсь грабительским ценам на продукты в Америке. Всё в три-пять раз дороже, чем в лос-анджелесском «однодолларовом» магазине!

Двигаюсь назад, к станции метро, тем же самым маршрутом. В этом районе проживает в основном белое население. Не устаю удивляться тому, что американцы живут настолько тихо, незаметно, совершенно не присутствуют на улицах, не проявляют никакой активности.

Иду три километра среди одноэтажных домов — нет людей, нет звуков, нет никакой активности, вымерший мир! Хотя все эти дома — обитаемые, заброшенных нет.

У нас, впрочем, районы частного сектора тоже не отличаются активностью. Но у нас в таких районах живут преимущественно пенсионеры.

Я ценю тишину и спокойствие, и сам был бы рад жить именно в таких условиях — когда тихо, когда нет никаких шумов и раздражителей. Но всё-таки почему-то американский «частный сектор» выглядит «неживым», в отличие от нашего.

Почему они все такие одинаковые и стандартные? Почему из домов никогда не доносится музыка, ещё какие-то звуки, которые можно услышать у нас? Почему тут не принято ставить заборы, хотя неприкосновенность частной жизни у них стоит на первом месте?

На мой взгляд, забор — обязательная и неотъемлемая принадлежность частного домовладения. Я бы без забора жить не смог.

Заборы в Америке ставить не запрещено. У некоторых редких домов они всё же есть, хотя и невысокие. Но почему-то не принято.

Почему так мало зелени, почему дома окружены голыми газонами, а не утопают в садах, как у нас на Украине? Почему ни у одного дома нет огорода, никто ничего не выращивает? Понятно, что у них много денег, сажать картошку для пропитания — это им не актуально. Но ведь у нас многие занимаются огородничеством «для души», а не из утилитарных соображений.

Почему нигде не встречаются крытые гаражи? Машины здесь стоят под открытым небом, причём зачастую на улице, а не у дома. Неясно, запрещено ли тут строить гаражи, или просто не принято.


Возвращаюсь на станцию «Оранжевой» линии Вашингтонского метрополитена Vienna/Fairfax-GMU. Оттуда — до конечной станции Franconia/Springfield с пересадкой по Rosslyn.



Двухуровневая станция Вашингтонского метрополитена Rosslyn. Время 19:16.



Станция Вашингтонского метрополитена Franconia/Springfield, конечная на «Синей» линии. Время 19:50.


От станции Franconia/Springfield — назад до King Street. Эта станция находится в Александрии (формально — отдельный город), рядом с железнодорожной станцией Alexandria, где останавливаются поезда дальнего следования.

Хожу по тёмным улицам Александрии, желая найти какой угодно продуктовый магазин. Последний раз в этой поездке будет возможность приготовить горячую еду на кухне хостела. Но все магазины закрыты, это не Россия...

Доезжаю по ответвлению до конечной станции Huntington. Снова выхожу в город. Удивительное дело — здесь нашёлся работающий допоздна магазин с вывеской La Latina Market. Продукты в основном из Южной Америки, покупатели и продавцы говорят между собой по-испански. Цены по американским меркам низкие.

От станции Huntington — до Woodley Park с пересадкой на Gallery Place. Поздно вечером возвращаюсь в хостел.

Утром завтракаю, наслаждаюсь благами «отельной» цивилизации. Ближайшие несколько дней придётся потерпеть в «жёстких» условиях.



Комната в хостеле. 24 марта, время 8:21.


«Чек-аут» здесь в 11 часов. Выхожу в город. На станции метро Woodley Park приобретаю сравнительно дешёвый однократный билет до Union Station.

Я решаю проездить все ещё непроезженные участки Вашингтонского метрополитена. Это можно и с дешёвым билетом, так как в билетах учитывается расстояние, а не проведённое внутри системы время. Главное — выйти за турникетные линии именно на той станции, до которой взят билет.



Пересадочная станция Вашингтонского метрополитена Metro Center. Время 11:39.


От пересадочной станции Metro Center  — до конечной станции Largo Town Center, затем до New Carrollton.



Станция Вашингтонского метрополитена Largo Town Center. Время 12:09.



Станция Вашингтонского метрополитена Stadium-Armory. Время 12:27.


На ответвлении, ведущему к станции New Carrollton, пути метрополитена пролегают вдоль железной дороги общего пользования. По ней двигался загадочный поезд, состоящий из пассажирских вагонов старого типа. Наиболее вероятное назначение — поезд перевозит коллектив и оборудование передвижного цирка. На вагонах нанесена символика цирковой компании Ringling Brothers and Barnum Bailey.



«Цирковой» поезд. Вид из вагона метро. Время 12:34.



Пересадочная станция Вашингтонского метрополитена L'Enfant Plaza. Время 13:18.


От «крестообразной» пересадочной станции L'Enfant Plaza — по «Зелёной» линии до Branch Avenue. Затем до противоположного конца «Зелёной» линии  — Greenbelt.



Станция Вашингтонского метрополитена Branch Avenue. Время 13:41.



Поезд на станции Branch Avenue. Время 13:42.



Станция Вашингтонского метрополитена Greenbelt. Время 14:36.



Вид со станции Вашингтонского метрополитена Greenbelt на остановочный пункт
пригородных поездов. Время 14:36.


От станции Greenbelt — до Fort Totten. Пересаживаюсь на «Красную» линию, по которой добираюсь до привокзальной станции Union Station.



Станция «Зелёной» линии Вашингтонского метрополитена Fort Totten. Время 14:53.


Отправляюсь поездом №29 «Capitol Limited» в Чикаго. Поезд состоит из двухэтажных вагонов Superliner.



Вокзал Вашингтон-Объединённый (Washington Union Station). Объявлена посадка
на поезд №29 «Capitol Limited» сообщением Вашингтон — Чикаго. Время 15:42.



Вокзал Вашингтон-Объединённый (Washington Union Station). На 15-м пути производится посадка
на поезд №29 «Capitol Limited» сообщением Вашингтон — Чикаго.



Вокзал Вашингтон-Объединённый (Washington Union Station). На 15-м пути производится посадка
на поезд №29 «Capitol Limited» сообщением Вашингтон — Чикаго. Время 15:44.



Поезд отправился. Вид из хвостового вагона в сторону вокзала. Время 16:01.



Поезд отправился. Вид из хвостового вагона в сторону вокзала. Время 16:01.



Поезд отправился. Вид из хвостового вагона в сторону вокзала. Время 16:01.



Вид в сторону Вашингтона. Время 16:05.



Вид в сторону Вашингтона. Время 16:05.



Вид в сторону Вашингтона. Время 16:07.



Вид в сторону Вашингтона. Время 16:07.



Внутренний вид вагона. Время 16:08.



Вид в сторону Вашингтона. Время 16:09.



Вид в сторону Вашингтона. Слева — поезд метро на эстакаде. Время 16:09.



Вид в сторону Вашингтона. Время 16:11.



Вид в сторону Вашингтона. Справа находится станция метро Rockville. Время 16:12.



Вид в сторону Вашингтона. Справа находится станция метро Silver Spring. Время 16:15.



Станция Point of Rocks. Здание 1873 года постройки. Вид в сторону Вашингтона. Время 16:59.



Станция Point of Rocks. Вид в сторону Вашингтона. Влево отходит линия на город Frederick. Время 16:59.



Станция Point of Rocks осталась позади. Вид в сторону Вашингтона. Время 16:59.



Вид в сторону Вашингтона. Время 17:00.



Вид в сторону Вашингтона. Время 17:01.



Грузовая станция Brunswick. Вид в сторону Вашингтона. Время 17:07.



Грузовая станция Brunswick. Вид в сторону Вашингтона. Время 17:07.



Вокзал на станции Harpers Ferry. Время 17:21.


В 17:31 проследовали разноуровневое пересечение линий. На нём линия направления север-юг пролегала поверху. Фотография не сделана. Пересечение находилось примерно за 20 километров до Мартинсберга.

Короткая стоянка на станции Martinsburg. Старинные постройки напоминают Германию. Отсюда раз в сутки по рабочим дням курсирует пригородный поезд до Вашингтона.

В Мартинсберге отмечено разноуровневое пересечение линий. Пересекаемая линия проходит поверху.



Старинная деповская постройка на станции Мартинсберг. Время 17:50.


Примерно через час после Мартинсберга я с удивлением обнаружил предприятие, похожее на шпалопропиточный завод.



Шпалопропиточный завод. Время 18:58.


Давно задаюсь вопросом: как на американских железных дорогах организовано производство шпал? На сети железных дорог СССР было свыше двадцати огромных шпалопропиточных заводов. На каждом из них была узкоколейная железная дорога.

Американская железнодорожная сеть в разы протяжённее советской. На 95 процентах линий — деревянные шпалы. Значит, шпалопропиточное хозяйство должно быть развито. Есть ли «шпалопропиточные» узкоколейные железные дороги? Скорее всего, нет.

Как минимум от Вашингтона до станции Cumberland железнодорожная линия двухпутная. После станции Cumberland я спал.

Ночью проследовали через крупный город Питтсбург, где вышли многие пассажиры. В 6:46 проследовано Waterloo. Обстановка за окнами вагона стала зимней.



Город Элхарт, штат Индиана. 25 марта, время 7:46.



Вокзал на станции Elkhart (Элхарт). Время 7:46.



Вокзал на станции Elkhart (Элхарт). Время 7:48.



Город Элхарт. Время 7:51.



Электрифицированная однопутная линия, пролегающая параллельно неэлектрифицированным путям. Время 8:27.



Чикагский узел. Время 9:12.



Чикагский узел. Берег озера Мичиган. Время 9:24.



Пересечение с «Красной» линией Чикагского метрополитена. Время 9:49.



Локомотивное депо. Время 9:59.



Пассажирские вагоны вблизи вокзала Chicago Union. Время 10:00.



На подходе к вокзалу Chicago Union. Время 10:01.



Поезд прибыл на вокзал Chicago Union. Станция подземная (точнее, наземная закрытая),
в вагонах установился полумрак. Время 10:03.


В третий раз я прибыл в Чикаго! И теперь наконец будет изучен Чикагский метрополитен.



Поезд прибыл на вокзал Chicago Union. Время 10:07.



«Главный» вход на вокзал Chicago Union (в подземную его часть). Между тем,
здание вокзала находится на другой стороне улицы. Время 10:11.



Центральный «парадный» зал вокзала Chicago Union. Время 10:15.


Вокзал города Чикаго находится в стороне от станций метро. Я направился к метро по уже знакомым холодным улицам.

Эстакадная станция Washington/Wells. Приобретаю билет на одну поездку.



Эстакадная линия Чикагского метрополитена. Станция Washington/Wells. Время 10:52.


Метрополитен не называется ни Subway, ни Metro. Официальный логотип имеет буквы CTA (Chicago Transit Authority). Существует название «The L», происходящее от слова «elevated» (эстакадный). Большая часть системы — наземная или надземная.

Подземными являются только центральные участки «Красной» и «Синей» линий. Повсеместно используется нижний токосъём (контактный рельс).

В системе есть небольшой участок, где нет полной изоляции от уличного движения: это короткая «Жёлтая» линия (Yellow line) между станциями Howard и Skokie. На ней присутствуют переезды.

В центре города поезда нескольких линий оборачиваются по петле, проложенной на эстакадах. Центральный район города также имеет название Loop (петля).



Эстакадная линия Чикагского метрополитена. Станция Washington/Wells (54th/Cermak  — это указатель
направления движения на конечную станцию одного из маршрутов). Время 10:59.



Станция Washington/Wells. Телевизионный экран с показом новостей, которые в данный момент
непосредственно касаются России. Время 11:00.


В ожидании поезда смотрю по телевизору о событиях в Крыму.

Я удивлён поступком В. В. Путина, который решился-таки непосредственно включить Крым в состав России. Такого я не ожидал. Была уверенность, что Крым станет третьим марионеточным приграничным «государством», предыдущие два — Абхазия и Южная Осетия.

Решение очень редкое в новейшей мировой истории. Чтобы отважиться на такое — нужно быть крайне неординарным и волевым деятелем!

Россия теперь будет единственной в мире страной, самовольно присоединивший к себе территорию другой страны как минимум за последние 20 лет. Предыдущим был Ирак в 1990 году. Все помнят, чем это кончилось?

Не приведёт ли это к тому, что Россия станет «страной-изгоем», по типу Ирана? То есть против России будут введены торговые санкции, с российским паспортом будет трудно куда-либо поехать?

С другой стороны, до последнего момента в мире была одна страна, чья фактическая территория больше официально признанной: Израиль. И она никак не является страной-изгоем!

Пришла мысль: раз уж российские руководители решили идти на конфликт со всем миром — то нужно возвращать и остальные наши территории, по-идиотски утраченные в 1991 году. Теперь уже не важно, сколько именно присоединено.

Крым — крошечный клочок земли в общих масштабах потерянных территорий. И его одного мало! Учитывая, что в плане международной изоляции терять уже нечего.

В Крыму за присоединение к России проголосовало 95 процентов населения. Уверен, что если бы аналогичный референдум проводился в Донецке, Харькове, Одессе — результат был бы такой же. Равно как и в Киргизии, Таджикистане, Узбекистане.

В Казахстане есть своя нефть, что усложняет задачу. Но без Казахстана никак нельзя. Хотя это можно отсрочить. Киргизия может быть в составе России на первых порах и без общей границы, по типу Калининградской области.

С другой стороны, России надо бы сначала стать более цивилизованной, прежде чем возвращать свои территории. В числе прочего, надо бы убрать у себя всюду идиотские «рамки» на вокзалах, в десять раз сократить количество дармоедов-охранников, которые ненавистны до озверения.

Отменить начинающуюся цензуру в Сети, значительно уменьшить цены на пригородные поезда, восстановить отменённые маршруты. Начать активно бороться с автомобилизацией Москвы и полностью запретить в ней строительство автодорог и развязок. Запретить захват земель под застройку в Москве и ближней зоне Московской области.

Более серьёзно относиться к внешнему виду городов и посёлков. Добиться полного искоренения мусора и грязи на улицах, разбитых дорог. Полностью ликвидировать деревянные бараки и какие бы то ни было «многоквартирные» дома в сельской местности.

Нужно устранить дикое, необразованное, бескультурное население, процент которого в российской провинции является «зашкаливающим». Не путём его ликвидации, а путём принудительного образования. И ещё много чего нужно было бы сделать до того, как приступать к возвращению своих земель.



Станция Washington/Wells. Время 11:02.


Поездка по сети Чикагского метрополитена началась с «Оранжевой» линии. Доезжаю до конечной станции Midway, расположенной рядом с одноимённым аэропортом.

Затем — на «Красную» линию. Доезжаю до её южной оконечности, станции 95th/Dan Ryan.



Внутренний вид вагона поезда «Оранжевой» линии. Время 11:05.



Одноуровневое пересечение эстакадных линий метро. Время 11:06.



Конечная станция «Оранжевой» линии Midway. Время 11:35.



Конечная станция «Оранжевой» линии Midway.



Вид из вагона поезда «Оранжевой» линии. Подъёмный мост на железной дороге
общего пользования. Время 11:58.



Тот же самый мост.



Вид из вагона поезда «Оранжевой» линии. Время 11:58.



Вид из вагона поезда «Оранжевой» линии. Время 11:58.



Вид из вагона поезда «Оранжевой» линии. Пересечение с «Красной» линией.
Вдали — портал тоннеля. Время 11:58.



Подземная станция Roosevelt на «Красной» линии. Время 12:06.



Станция 95th/Dan Ryan — южный конечный пункт «Красной» линии. Время 12:35.


Проезжаю всю «Красную» линию — от крайней южной станции до крайней северной. Ехать больше часа.

Станция Howard, хотя и является конечной для «Красной» линии, физическим концом системы метро не является.

От станции Howard расходятся две «локальные» линии: на север, до станции Linden, и на северо-запад, до станции Skokie («Жёлтая» линия). По этим линиям курсируют двухвагонные поезда.

Вначале еду до станции Linden.



Станция Howard — северный конечный пункт «Красной» линии. Время 13:48.



Станция Howard — северный конечный пункт «Красной» линии. Время 13:49.



Станция Linden — крайняя северная точка Чикагского метрополитена. Вид из города. Время 14:09.


На станции Линден я решил выйти за пределы метро и добраться до берега «моря» — на самом деле озера Мичиган. Это район, где проживает в основном богатое белое население.

Название немецкое, и местность в чём-то напоминает Германию. Роскошные индивидуальные каменные дома — вместо типичных для Америки примитивных строений, обшитых сайдингом. Чувствуется некоторая «европейскость».

Прохожу рядом с красивым зданием необычной архитектуры. Это храм приверженцев религии бахаи, один из немногих в мире.

Центр бахаизма — город Хайфа, Израиль. В нём я побывал в 2010 году.



Храм бахаистов. Время 14:23.



Храм бахаистов.


Вхожу в Gillson park на берегу Мичигана. Озеро пограничное, и здесь находится база Береговой охраны (U.S. Coast Guard). Это «водная» часть американской пограничной службы.



База Береговой охраны США. Время 14:30.


Огромное озеро внешне ничем не отличается от моря. Противоположный берег не виден — ширина озера свыше ста километров. Льда нет, сильные волны.



Озеро Мичиган. Время 14:34.



Берег озера Мичиган. Время 14:35.



Жилой район в «немецком» стиле у станции метро Linden. Время 14:47.


Возвращаюсь на станцию метро Linden, покупаю новый билет. Выезжаю в Howard, затем — по «Жёлтой» линии (Yellow line) на Skokie.



Станция метро Dempster. Деревянная платформа постоянного действия. Время 15:06.



Оборотная петля у станции метро Howard. Время 15:10.



Станция метро Howard. Время 15:13.



Станция метро Howard. Двухвагонный поезд на Skokie. Время 15:14.


«Жёлтая» линия от Howard до Skokie имеет всего две станции: промежуточная Oakton, конечная Skokie. Линия пролегает среди промзон, пустырей и очистных сооружений. Расстояние от Howard до следующей станции Oakton — свыше шести километров. Имеются нетипичные для метро переезды со шлагбаумами.

На конечной станции Smokie с досадой обнаруживаю, что платформа для выхода пассажиров отделена от платформы для посадки. Чтобы ехать обратно в город, нужно снова проходить через турникеты. Придётся в третий раз платить?



Тупик у станции метро Smokie. Время 15:37.



Станция метро Smokie. Время 15:39.


Платить на станции Skokie не пришлось, я прошёл через турникеты по ранее купленному билету. Разовый билет действителен в течение двух часов, которые ещё не истекли.



Поезд на станции метро Smokie. Время 15:40.


Пересадка на Howard. Возвращаюсь по «Красной» линии в центр города.



Вид из поезда «Красной» линии в сторону озера Мичиган. Время 16:00.


Подземная станция Jackson, названная, как и многие другие, в честь одного из президентов. Перехожу на одноимённую станцию «Синей» линии.



Подземная станция Jackson на «Красной» линии. Время 16:31.



Подземная станция Jackson на «Синей» линии. Время 16:34.



Подземная станция Jackson на «Синей» линии. Время 16:35.


По «Синей» линии доезжаю до первой наземной станции UIC-Halsted. Возвращаюсь на подземную станцию Clinton. Оттуда — пешком на вокзал.



Cтанция «Синей» линии UIC-Halsted. Время 16:40.



Cтанция «Синей» линии UIC-Halsted. Время 16:41.



Подземная станция «Синей» линии Clinton — ближайшая к вокзалу станция метро. Время 16:46.



Подземная станция «Синей» линии Clinton. Информация о государственном деятеле,
именем которого названа станция. Время 16:47.



Подземная станция «Синей» линии Clinton. Время 16:47.



Подземная станция «Синей» линии Clinton. Время 16:47.



Указатель маршрута движения от станции Clinton к вокзалу. Время 16:49.


Станция метро хотя и находится в стороне от вокзала, но идти быстрым шагом, как оказалось, всего пять минут. В Москве для попадания от станции метро «Рижская» к формально примыкающему Рижскому вокзалу может потребоваться больше времени.



Вокзал Chicago Union и высотное здание Willis Tower. Время 16:52.


Последний в «Большом американском путешествии» поезд — от Чикаго до Нью-Йорка через Индианаполис, Цинциннати, Вашингтон. Маршрут довольно экзотический. Для прямого сообщения между Чикаго и Нью-Йорком никто из пассажиров его не использует — время в пути слишком большое.

Этот маршрут поезда называется «Cardinal». Поезд курсирует по нему лишь три раза в неделю. Именно такой является интенсивность движения в миллионном городе Цинциннати...



Поезд отправился. Слева по ходу — вагонное депо. Маневровый тепловоз компании «Амтрак». Время 17:48.


Поезд состоит из одноуровневых вагонов Amfleet. К сожалению, нет возможности смотреть в торцевое окно.

По Чикагскому узлу поезд двигался очень медленно, как будто бы осторожно «продираясь» через лабиринты путевого развития. Между тем, узел тянется на десятки километров.

Пригородного движения на линии от Чикаго в сторону Индианаполиса-Цинциннати нет. Всё пассажирское движение здесь  — это поезд до Нью-Йорка три раза в неделю, поезд до сравнительно близкого крупного города Индианаполис четыре раза в неделю.



Одноуровневое пересечение с двухпутной линией. Вид налево по ходу движения. Время 18:26.


После Thoston junction, который был проследован в 18:36, поехали быстро. Линия однопутная. На водонапорной башне вскоре после Thoston junction  — надпись Lansing.

Южнее Dyer — глухое пересечение с двухпутной линией, на которой стоял в ожидании грузовой поезд.

Останавливаемся на станции Ренселер. Здесь на соседнее со мной место сел гражданин в шляпе. Мне не повезло: как видно из его билета, едет до Филадельфии, то есть почти весь маршрут.

Крупный город Индианаполис проехали в темноте. После него пассажирское движение — лишь три раза в неделю.

Среди ночи просыпаюсь, пытаюсь следить за маршрутом движения. Перед Цинциннати был проследован без остановки город Hamilton.

Крупный город Цинциннати (Cincinnati). Медленно «ползём» по узлу долгое время. Фотографировать бесполезно из-за темноты.

Просыпаюсь в штате Западная Виргиния (West Virginia). Поезд движется вдоль реки Kanawha (Канова).



Окрестности Чарльстона, штат Западная Виргиния. 26 марта, время 8:27.



Окрестности Чарльстона, штат Западная Виргиния. Мост через реку Kanawha. Время 8:29.



У вокзала в Чарльстоне, штат Западная Виргиния. Время 8:36.



Окрестности Монтгомери, штат Западная Виргиния. Вид налево по ходу движения. Время 9:00.



Станция Montgomery, штат Западная Виргиния. Время 9:03.



Монтгомери, штат Западная Виргиния. Вид налево по ходу движения. Время 9:04.



Окрестности Монтгомери, штат Западная Виргиния. Вид налево по ходу движения.
Мост через реку Канова на примыкающей второстепенной линии. Время 9:12.



Вид налево по ходу движения. Время 9:12.



Вид налево по ходу движения. Время 9:18.



Примыкание второстепенной линии. Вид налево по ходу движения. Время 9:21.


После Чарлстона линия по долине реки двухпутная. Поезд следовал по левому пути.

В 9:56 Thurmond. После него несколько километров едем по правому пути. Затем пути соединяются, снова однопутная линия.

Пассажир, занимавший соседнее со мной кресло, большую часть дня отсутствовал. На двух креслах напротив, по правой стороне вагона, находилась чернокожая женщина с малолетней девочкой. Они ехали до Балтимора.

Женщина читала книгу с названием «The girl's guide to starting your own business». В какой-то момент она обратилась ко мне с вопросом: есть ли здесь зона приёма вай-фай. Отвечаю, что есть, но как только поезд начнёт движение — доступа не будет.



Станция Hinton. Время 10:48.



Станция Alderson. Время 11:16.



Станция Clifton Forge. Время 12:43.



Станция Clifton Forge. Поворотный круг. Время 12:43.



Вокзал на станции Clifton Forge. Время 12:44.



Вокзал на станции Clifton Forge. Время 12:45.



Музейная экспозиция подвижного состава на станции Clifton Forge. Время 12:46.



Музейная экспозиция подвижного состава на станции Clifton Forge. Время 12:46.



Музейная экспозиция подвижного состава на станции Clifton Forge. Время 12:46.



Станция Goshen. Пассажирской остановки здесь не существует. Время 13:15.



Вид налево по ходу движения. Время 13:28.



Церковь в городе Стонтон (Staunton). Время 13:49.



Город Стонтон (Staunton). Время 13:50.



Музейная экспозиция подвижного состава на станции Стонтон (Staunton). Время 13:50.



Станция Стонтон (Staunton). Время 13:51.



Станция Стонтон (Staunton). Вид налево по ходу движения. Недействующий поворотный круг. Время 13:55.



Город Шарлоттecвиль (Charlottesville), штат Виргиния. Вид налево по ходу движения. Время 14:56.



Станция Charlottesville, штат Виргиния. Время 14:58.



Станция Charlottesville, штат Виргиния. Автомобиль с «именным» номером. Время 14:59.



Город Шарлоттecвиль (Charlottesville), штат Виргиния. Время 15:08.



Станция Manassas (Манассас), штат Виргиния. Отсюда начинается движение
пригородных поездов на Вашингтон. Время 17:02.



Город Manassas (Манассас), штат Виргиния. Время 17:02.



Пригороды Вашингтона. Появляется многоэтажная застройка «советского» типа,
довольно редкое явление для Америки. Вид налево по ходу движения.
Время 17:30.



Вашингтонский пригородный поезд компании VRE. Вид налево по ходу движения. Время 17:32.



«Национальный масонский монумент Джорджа Вашингтона» у станции Александрия. Время 17:40.



Станция Александрия. Перевозка багажа пассажиров. Время 17:40.



Поезд пересекает реку Потомак. Вид налево по ходу движения. Рядом находится метромост. Время 17:50.



Поезд следует через центр Вашингтона. Вид налево по ходу движения. Время 18:02.



Станция Вашингтон-Объединённый. Время 18:09.


В Вашингтоне кратковременно выбегаю на платформу. Фотографирую тепловоз, который привёл сюда мой поезд, и будет отцепляться. Фотографирую стоящие на соседних путях два электровоза.

На магистральной железнодорожной сети США есть только пассажирские электровозы. Грузовые поезда на электрифицированной линии если и присутствуют, то в минимальном объёме, и их водят тепловозы.

Существует небольшое количество коротких промышленных электрифицированных линий. На них есть крайне незначительное, с учётом масштабов страны, число промышленных электровозов.

В тот момент, когда локомотив отцеплен от состава, в вагонах выключается основное освещение и электрические розетки.



Электровоз AEM7 компании «Амтрак» с «бортовым» номером 947
на станции Вашингтон-Объединённый. Время 18:10.



Электровоз с «бортовым» номером 947 на станции Вашингтон-Объединённый. Время 18:11.


В поезде Бостон — Вашингтон на всём протяжении его маршрута был доступ в Сеть. Я надеялся, что и в этом поезде после Вашингтона появится доступ. Но не появился. Значит, для этого нужно не только покрытие вдоль железной дороги, но и роутер в вагоне, который отсутствует.

Севернее Балтимора было четыре пути до моста через залив. На мосту — два пути, причём поезд следовал по левому. Чуть дальше на правом пути стоял скоростной поезд Асела, к которому был прицеплен тепловоз с символикой пригородной компании MARC. Видимо, скоростной поезд вышел из строя и встал на перегоне.



Станция Балтимор (Baltimore). Время 19:13.



Город Балтимор (Baltimore). Вид налево по ходу движения. Время 19:16.


После моста через залив за Эджвудом линия становится трёхпутной. Едем по крайнему правому пути.

Мост перед Перривиллом двухпутный. На станции Перривилл стоял пригородный поезд. Здесь вступаем на 30-километровый «разрыв» в пригородном сообщении.

На станции Филадельфия вскоре после прибытия поезда на соседний путь прибыл экспресс Асела. Отправились раньше него, но резко затормозили севернее вокзала. Поезд Асела ушёл на север по соседним путям.



Город Трентон (Trenton). Вид налево по ходу движения. Известная надпись
«TRENTON MAKES — THE WORLD TAKES». Время 21:12.



Табличка образца Российских железных дорог на вокзале Нью-Йорк-Пенсильванский.
Поездка по железным дорогам США закончилась. Время 22:10.



Вокзал Нью-Йорк-Пенсильванский.


Поездка по Американским железным дорогам закончилась! Спустя считанные часы мне предстоит вылетать в Москву.

Я проездил около 70 процентов пассажирской железнодорожной сети США. Если состоится ещё одна поездка, то будет проезжено 100 процентов.

Но линии с пассажирским движением составляют незначительную часть всей сети — по разным подсчётам, от 15 до 20 процентов. Возможно ли проехать по линиям без пассажирского движения — вопрос, который не давал мне покоя на протяжении всего путешествия.

Можно с уверенностью предполагать: это очень трудно. Порядки и на железной дороге, и в целом по стране очень жёсткие.

В то же время: на Российских железных дорогах сейчас всё тоже очень строго. Боязнь терактов, усиливающаяся коммерциализация Российских железных дорог. Однако мне периодически удаётся проехать в кабине тепловоза. В сентябре 2013 года я ехал в тепловозе по магистральной линии в Саратовской области.

Что будет, если на американских железных дорогах пытаться уехать в кабине тепловоза, прося машиниста провезти? Я не питаю иллюзий и считаю, что вероятность успеха крайне мала. К тому же менталитет американского населения — «стукаческий». При неудачном стечении обстоятельств попытка попросить машиниста тепловоза провезти в кабине может привести к вызову полиции и крупным проблемам.

Сам по себе выход на пути грузовой станции, без чего с машинистом едва ли можно поговорить — наказуем.

Если уж это делать — то на мелкой станции, в тупике какой-нибудь малодеятельной ветви. В глухой сельской провинции полицейских может не быть на десятки километров вокруг. Но без гарантии...

Можно попробовать прийти в управление какой-нибудь небольшой железнодорожной компании и попросить официальное разрешение на проезд с машинистом в тепловозе. Всё-таки даже здесь должны присутствовать в каком-то количестве доброжелательные люди.

В любом случае, для этого необходимо главное условие — свободное знание языка. Причём «живого» и разговорного. А не печатного из газет и книг, не языка из наших школ и ВУЗов.

О езде в грузовых вагонах можно не вспоминать. Во-первых, пригодных для такой езды вагонов здесь почти нет. На сети Российских железных дорог преобладающий тип грузового подвижного состава — полувагоны, в которых я в своё время преодолел десятки тысяч километров.

Здесь полувагонов российского типа очень мало. Незапертых крытых вагонов ни разу не видел.

Преобладающие перевозки на железных дорогах США — контейнерные. Подвижной состав — специализированные платформы, зачастую беспольные. Помимо платформ, распространены вагоны-самосвалы для перевозки угля, цистерны. Во всех этих вагонах почти невозможно остаться незамеченным. «Ездок на грузовом поезде» (трейнхоппер) будет моментально обнаружен. Жёсткость последствий будет не сопоставима с российской аналогичной ситуацией.

При обнаружении «трейнхопперов» полицию вызывают «на перехват», останавливают поезд посреди перегона. О них пишут в газетах, как об опасных преступниках.


Какое, на мой взгляд, максимальное отличие России от Америки в худшую сторону? То, что в России до сих пор безнаказанно издевается над людьми табакоманская нечисть!

Америка ещё не полностью очищена от отравителей. Но здесь «нечисть» выдавлена из общественных мест. Борьба с табакоманами  — это едва ли не одна из главных общенациональных идей. В плане борьбы с курением Америка идёт впереди не только России, но и Западной Европы.

В поездах пассажиры находятся до трёх суток, но никто не пытается курить ни в тамбурах, ни в туалетах. Только на специально объявленных остановках, которые происходят от одного до трёх раз в день.

Во всех хостелах меня, в числе прочих постояльцев, предупреждали: курение запрещено в каких бы то ни было помещениях. Нарушить никто не пытался.

Есть утверждения, что в некоторых городах запрещено и курение на улице.

Улицы наших городов табакоманы пока ещё, к сожалению, отравляют повсеместно и безнаказанно.

В московских электричках низшей категории наглецы тоже травят людей безнаказанно. Если бы какой-то чудак начал выпускать дым в тамбуре нью-йоркской или чикагской электрички — на ближайшей остановке ворвались бы полицейские. Штраф 500 долларов, или 10 дней тюрьмы, или то и другое одновременно.

Плюс к тому — пожизненно испорченная репутация, даже за такую «мелочь». Этот факт будет «всплывать» при устройстве на работу. В России существует понятие защиты частной жизни — сведения о погашенных уголовных наказаниях могут быть доступны только при устройстве на работу в структуры наподобие полиции или ФСБ, нигде больше о них не узнают. А здесь они доступны любому работодателю.

Среди других отличий в лучшую сторону: комфортабельный транспорт. Американские пригородные поезда чаще всего состоят из двухэтажных вагонов. Так принято, чтобы ни при каких обстоятельствах не исчерпался предел сидячих мест. Даже следуя вечером из Нью-Йорка в пригороды, каждый пассажир гарантированно будет сидеть в мягком кресле.

Между тем, у нас до сих пор существуют отвратительные «быдловозные» электрички в пригородной зоне Москвы. Таких ужасающих, мерзких и унизительных условий проезда в поездах нет больше нигде в цивилизованном мире. Речь не только об отравителях-табакоманах, но и о безнаказанном издевательстве в виде непрерывного потока «торговцев», что делает поездку невыносимой. Наличие в наших поездах маргиналов, бомжей, крайне некомфортабельное устройство вагонов.

Мне нравится, что в Америке нет идиотских «рамок» и интроскопов при входе на вокзалы и в аэропорты. Нет зашкаливающего количества бездельников-«охранников».

Во всём остальном Россия лучше и цивилизованнее!


На Пенсильванском вокзале удалось подключиться к Сети. Регистрируюсь на рейс Нью-Йорк — Москва, используя сайт авиакомпании «Трансаэро».



Вокзал Нью-Йорк-Пенсильванский. Произведена электронная регистрация
на авиарейс Нью-Йорк — Москва.


Поездка почти закончена, так что можно «по-полной» затариться расписаниями. Забираю бесплатные буклеты расписаний по всем пригородным линиям Нью-Йорка, а также общесетевые сборники расписаний движения поездов дальнего следования компании «Амтрак».

Общесетевые сборники расписаний тоже раздаются бесплатно. Решаю взять три экземпляра. Два из них при случае будут подарены каким-нибудь нашим любителям железных дорог.



Вокзал Нью-Йорк-Пенсильванский. Буклеты с расписаниями пригородных поездов.



Вокзал Нью-Йорк-Пенсильванский. Информация об изменениях в движении.



Вокзал Нью-Йорк-Пенсильванский.



Вокзал Нью-Йорк-Пенсильванский. Время 22:57.


Ночной Нью-Йорк. До вылета остаются считанные часы. Какое же великое, ни с чем не сравнимое счастье и радость — вернуться из этой дурной страны на Родину! Я в предвкушении этого радостного события. И уже кажется, что я уже в России. Гуд бай, Америка!

Но на самом деле эта страна ещё не кончилась. И «напоследок» она «решила нагадить».

Длительное время хожу по ночному Манхэттену. Зима не желает отступать, в эту ночь здесь минусовая температура. Ветер, пробирающий «до костей», несмотря на всю одежду и натянутый капюшон. Припаркованные машины раскачиваются, уличные бомжи засовывают свои грязные одеяла под себя, чтобы не сдуло...

«Напролом», преодолевая напор холодного ветра, почти сбивающего с ног, я добрался до восточного края Манхэттена — берега Ист-Ривер. Здесь имелся квартал многоэтажных домов, почти неотличимый от рядового российского спального района. Я зашёл в подъезд 14-этажного дома. Позднее выяснилось, что его адрес  — проспект Франклина Рузвельта, 749.

В этом квартале проживает небогатое население. Здесь хотя и Манхэттен, но непрестижный район. Манхэттен — большой остров, в длину составляет двадцать один километр. Он состоит не только из сверкающего небоскрёбного центра города.

Было желание согреться, укрыться от ветра, да и посмотреть, как выглядит подъезд американского дома, насколько он отличается от нашего? Это было роковой ошибкой.

В Москве и российских областных центрах подъезды снабжены либо домофоном, либо кодовым замком. Здесь кнопки кодового замка были, но дверь открылась свободно.

Имелось предупреждение «No trespassing», каковые в этой стране вывешены на каждом шагу. Мне уже случалось проходить мимо них — такие таблички висят даже у выходов на платформы Пенсильванского вокзала. Казалось бы, как можно доказать, что я не иду к знакомому, у которого здесь квартира, и его неожиданно не оказалось дома, или я имел ключ от местной квартиры, но только у двери обнаружил, что потерял его?

Подъезд мало чем отличался от среднероссийского, кроме того, что он был чище. Однако пара надписей на стенах всё же была найдена.

Как потом окажется, заход в подъезд стоил 40 тысяч рублей в ценах 2014 года, на тот момент около 1100 долларов США. Почти равняется цене одной ночи в самом роскошном из возможных отелей.

В этом подъезде я был «спален». Возможно, кто-то незаметно вызвал полицию. Как это произошло — останется непостижимой загадкой. Первый вариант — здесь следят за всеми входящими по скрытой видеокамере. Явно заметных видеокамер не было. Второй возможный вариант — кто-то из жильцов не нашёл лучшего времяпровождения, как незаметно следить за входящими, и сообщать в полицию о подозрительных.

Более вероятно, что оба этих варианта являются неверными: обо мне никто не сообщал, в подъезде происходила плановая полицейская проверка. Как потом поведал русский адвокат, район считается неблагополучным. В нём проживает беднейшее население по меркам Нью-Йорка, преимущественно небелое. Эти дома принадлежат городу и являются «социальным жильём».

В подъезде многоэтажного дома могли в плановом порядке искать всяческих наркоманов. В полицейских документах было сказано: «задержан при патрулировании».

Допускаю, что будь на моём месте англоязычный бомж  — его бы просто вывели на улицу, не более того. Может быть, проявилась неприязнь к россиянам, культивируемая местным телевидением.

Так или иначе, я был задержан полицейскими, в количестве двух человек, белой внешности. Они были достаточно злые и грубые. Потребовали выдать оружие и наркотики, если они имеются. Найдя бутылку с водой, настойчиво спрашивали, не алкоголь ли в ней. При наличии любого алкоголя наказание становится более тяжёлым. Бутылку мне так и не вернули. Допускаю, что её содержимое отправлено на экспертизу.

Меня привезли в городское полицейское отделение №9. Я поинтересовался, есть ли здесь сотрудники, владеющие русским или французским языком. Таковых не было.

В России заход в подъезд любого жилого дома не является запрещённым деянием, и никакого наказания за это быть не может. Данный квартал выглядел настолько по-нашему, что я ожидал услышать в нём русскую речь. Но это всё ещё Америка...

К задержаниям силовиками мне «не привыкать» — за двадцать лет активных путешествий это происходило не одну сотню раз. Всегда без реальных причин — я никогда не занимался воровством или грабежом, ни разу в жизни не был пьян. Самые длительные пребывания за решёткой — примерно по семь дней в 1997 году в Мурманской области, только за факт самостоятельного путешествия в возрасте 16 лет, и в 2010 году в Азербайджане, по подозрению в «шпионаже в пользу Армении».

Я объяснил полицейским, что в самое ближайшее время уезжаю в Россию, показал распечатку электронного билета. Вроде бы подействовало — отпустили быстро, хотя и сказали, что могли бы надолго задержать. Но обвинили в «треспассинге второй категории», и выдали «desk appearance ticket» — повестку в суд. Смысл этой бумажки я понял не сразу, и всю напряжённость ситуации не оценил. Позднее оказалось, что статья 140.15 местного закона предусматривает наказание до года тюрьмы!

Среди прочих данных на обвиняемого в полицейских бумагах указана и раса. Причём словом «White», а не более политкорректными заменителями «European» или «Caucasian».

Жаль, что я не прочёл заранее эту публикацию о порядках в Нью-Йорке. По местному закону, здесь могут наказать даже за «бесцельное хождение» по улице. При этом вонючие бомжи, которых здесь множество, имеют «индульгенцию» — с ними никто не желает связываться.

Дату рождения в бумаге записали из паспорта в нашем формате: день-месяц-год. Дата требуемой явки осталась непонятна: если в формате месяц-день-год, то через полтора месяца, если в нашем формате день-месяц-год — то через девять месяцев. Внизу предупреждение, что неявка в суд приведёт к аресту.

Выйдя из полиции, я дошёл по утреннему Нью-Йорку до Нижнего Манхеттена. Напор ветра ослаб. Полицейскую бумажку я вначале принял за расписку о том, что у меня нет претензий к полиции. И только потом, найдя место с доступом в Сеть и переведя некоторые термины, я выяснил, что дело обстоит значительно хуже.

В данный момент ни малейшего желания возвращаться в неё нет. Но это только сейчас, а вскоре оно возникнет! Хочется завершить проезд всей пассажирской сети, а также использовать Америку для транзита в Бразилию. Виза действует ещё три года. Ситуация неясная.


В светлое время осматриваю Нижний Манхэттен.



Улица в южной части Манхэттена.



Улица в южной части Манхэттена.



Улица в южной части Манхэттена.



Площадь в южной части Манхэттена. Время 10:09.



Улица в южной части Манхэттена. Время 10:26.



Улица в южной части Манхэттена. Время 10:30.



Высотное здание WTC-1, расположенное недалеко от места, где находился разрушенный 11 сентября
2001 года прежний ВТЦ. На данный момент находится в завершающей стадии
строительства. Высота без учёта шпиля — 417 метров. Время 10:31.



Battery park в крайней южной части Манхэттена. Время 10:49.



Battery park. Скульптура, изображающая переселенцев в Америку.



Статуя Свободы. Известный монумент находится на острове за пределами штата Нью-Йорк.
Вид из ближайшей городской точки — берега у Battery park.


На том месте, где находились разрушенные 11 сентября 2001 года здания «Всемирного торгового центра», расположен мемориальный комплекс. К моей неожиданности, он со всех сторон огорожен, и в очереди стоит большая толпа.

Нью-Йорк — туристический город, и это место стало едва ли не самой посещаемой достопримечательностью. Показалось диким, что даже на этом трагическом месте зарабатывают, вход сюда платный.

Ограничиваюсь осмотром снаружи. Непосредственно на месте двух наиболее известных разрушенных зданий, высотных башен, находятся бассейны с ниспадающей водой, повторяющие их контуры.



Очередь к мемориалу на месте событий 11 сентября 2001 года.



Высотное здание WTC-1.



Огороженная территория мемориала на месте событий 11 сентября 2001 года.



Полицейская машина с выдвижным наблюдательным пунктом.


В Нью-Йорке «извлекают деньги» самым неожиданным образом. Например, в центре города всюду продают бесполезные сувенирные поделки. Среди них одна из самых распространённых — это почему-то магниты с символикой Нью-Йоркского полицейского департамента (NYPD), того самого, который я только что «узнал изнутри».

И зачем-то же покупают такое! В самом туристическом городе России Санкт-Петербурге, думаю, никого бы не заинтересовала символика местной полиции.



Станция метрополитена Howard Beach (внизу) и одноимённая станция
аэропортового поезда Airtrain. Время 12:10.


Проезжаю линии метро, насколько позволяет время. Выхожу на станции Howard Beach, ближайшей к аэропорту JFK.



Станция метрополитена Howard Beach. Вид в сторону центра города.


Пешком до Lefferts Boulevard, станции аэропортового поезда Airtrain, на которую бесплатный вход — в отличие от конечных станций. Проезжаю все маршруты аэропортового поезда.



Путевое развитие на линии аэропортового поезда Airtrain.



Вид из вагона аэропортового поезда Airtrain, следующего к станции Jamaica. Время 13:14.



Вид из вагона аэропортового поезда Airtrain, следующего к станции Jamaica. Время 13:16.


Крайний северный пункт маршрута аэропортового поезда — станция Jamaica в одноимённом районе. Ямайка — это тропический остров, не часть США, хотя и является англоязычной. Нью-Йорк — холодный северный город, по сравнению с Ямайкой. Причём никакой исторической связи между районом Джамайка и тропической Ямайкой нет.

Название этих двух взаимно удалённых мест на английском пишется одинаково, но происхождение названия в каждом случае разное. Население здесь, как и на «большой» Ямайке, в основном чернокожее.



Станция Jamaica аэропортового поезда Airtrain. Время 13:18.



Депо Лонг-Айлендской железной дороги (пригородные поезда) у станции Jamaica. Время 13:20.


Вот и 4-й терминал аэропорта JFK.



4-й терминал аэропорта Нью-Йорк-JFK. Время 13:33.



4-й терминал аэропорта Нью-Йорк-JFK. Табло с отображением ближайших рейсов, среди которых и мой.



4-й терминал аэропорта Нью-Йорк-JFK. Стойки регистрации авиакомпании «Трансаэро».



4-й терминал аэропорта Нью-Йорк-JFK. Стойки регистрации авиакомпании «Трансаэро».


У стоек регистрации авиакомпании «Трансаэро» присутствуют надписи на русском языке и русские сотрудницы, набранные из местных жителей. Как радостно после месяца в окружении англоязычных чужаков увидеть русских людей!

Одновременно и жалость к ним: каково им тут жить, в этом окружении. Я уезжаю, а они остаются здесь...

Вероятно, я бы здесь жить не смог, причём вовсе не по причине незнания языка. Английским буду заниматься и после возвращения, намерен добиться свободного владения им.

На регистрации категорически потребовали сдать рюкзак в багаж. Причина — слишком большой для ручной клади вес, 12 килограммов.

Стандартный вес рюкзака для меня — 7 килограммов (не считая еды). В данный момент 5 килограммов весили железнодорожные расписания!

Уговорить пропустить рюкзак в салон не удалось. Вообще-то сдача вещей в багаж — не особо хорошее дело, я этого почти всегда избегаю.



Распечатка электронного билета и посадочный талон Нью-Йорк — Москва, полученный на стойке регистрации.



Я занял место в самолёте. Вскоре Америка останется позади!



Взлёт из аэропорта Нью-Йорк-JFK. Время 15:41.



Взлёт из аэропорта Нью-Йорк-JFK. Время 15:44.


Как и при перелёте из Москвы в Нью-Йорк, соседнее кресло осталось свободным.



Канада (Квебек). Время 16:53.



Канада. Остров Антикости. На большом острове проживает всего лишь около 200 человек. Время 17:09.


При перелёте с востока на запад время «догоняется», при перелёте с запада на восток время «мчится» с удвоенной скоростью.

В целом, перелёты с запада на восток всегда переносятся тяжелее, чем с востока на запад. Но сейчас бодрит факт возвращения на Родину!

Ночь прошла вдвое быстрее обычного. У границ России встретились с солнцем.



Финский залив, остров Котлин с городом Кронштадт и дамба.



Петровско-Оршинские озёра на болоте Оршинский Мох, окрестности Твери.



Московская область. До прибытия в аэропорт Внуково осталось 9 минут.


К большому удивлению и радости, Московская область полностью бесснежна. Для конца марта это редкость. Обычно в это время моя земля ещё пребывает в мрачном снежном плену.



Самолёт прибыл на российскую землю! Московское время 8:29.



Начинается выход по телетрапу. Московское время 8:37.



Непривычное для моих поездок ожидание выдачи багажа. Московское время 9:00.


Электропоезда из аэропорта Внуково на Киевский вокзал отправляются каждый час. Но электропоезда от Курского вокзала до нужного мне пункта по рабочим дням имеют длительный дневной перерыв. Выезжать в Москву раньше 12 часов нецелесообразно.

Пришлось ждать в аэропорту почти три часа. В отличие от аэропорта Нью-Йорк-JFK, здесь есть качественный бесплатный доступ в Сеть.

Электропоезд от подземной станции Аэропорт Внуково до Киевского вокзала, отправлением в 12:00. От Киевского вокзала решаю ехать не на Курский вокзал, а на платформу «Серп и Молот». На Курском вокзале пришлось бы проходить унизительный досмотр, который по маразматичному решению производится на входе в кассовый зал.

Станция метро «Киевская», станция метро «Таганская», станция метро «Площадь Ильича», «зелёный» электропоезд...



Поездка закончилась! Московское время 13:44.




...Случай с заходом в подъезд оказался более существенным происшествием, чем я думал. Между тем, в США мне нужно попасть ещё раз. После трудных размышлений я решил «подкормить нищую загнивающую Америку». Деньги были взяты из «неприкосновенного запаса», отложенного на издание книги «Норильская железная дорога».

Ищу русскоязычных адвокатов Нью-Йорка. Их там имеется несколько. Останавливаю выбор на Ровшане Шарифове, прочтя независимые отзывы о нём, и узнав, что раньше он был полицейским обвинителем, то есть находился «по другую сторону баррикад». Соответственно, знает систему изнутри.

Адвокат Ровшан Шарифов решил проблему. Для начала нужно было составить нотариально заверенную доверенность действовать от моего имени — на русском языке, но обязательно на официальном бланке с печатями. Нотариус города Железнодорожный Московской области очень удивился написанному в этой доверенности — но необходимые печати были поставлены.

Отправляю доверенность в виде электронной копии. Затем Р. Шарифов сделал официально заверенный перевод. На судебное заседание вместо меня отправился представитель. Был присуждён и немедленно оплачен штраф. Суммарные расходы «на поддержку загнивающих капиталистов» составили 40 тысяч рублей, тогда как все остальные затраты на поездку — около 55 тысяч рублей.

Большая часть внепланово потраченных денег летом 2014 года неожиданным образом вернулась. На меня «вышел» представитель Свердловской железной дороги, и предложил посодействовать в покупке для музейной экспозиции электровоза из Пролетарска (Таджикистан) за 25 тысяч рублей.

Всё, что от меня требовалось — поговорить с руководством узкоколейной железной дороги, владеющей редким электровозом. Хотя я в любом случае собирался ехать в Пролетарск за свой счёт, и в любом случае обязан был детально разговаривать с руководством.

Вскоре после этого ранее неизвестный мне любитель железных дорог из Москвы перевёл мне 5 тысяч рублей в качестве компенсации за проезд до Нового Уренгоя. Куда я в любом случае собирался ехать за свой счёт для исследования железной дороги.

Оба случая — из разряда чудес. Но это реально произошло. Буду считать их компенсацией.



часть 5 — предыдущая


16.04.2014 © С. Болашенко

«Сайт о железной дороге — дополнительные страницы» — к началу