Яндекс.Метрика

Работу над сайтом и сбор материалов для него в рабочих экспедициях я выполняю почти круглые сутки с 1990-х годов, без перерывов. Они невозможны, с учётом предстоящего объёма работы.

Расходы на экспедиционную деятельность являются значительными, несмотря на аскетичный стиль экспедиций. Реализация книг — почти единственный источник дохода не только на рабочие экспедиции, но и на всю остальную жизнь, на содержание семьи, включая троих детей.

Я делаю общедоступными и бесплатными все материалы, которые смог собрать. Это принципиальная позиция, так было всегда, и так будет вечно. Но при заинтересованности в долговременном существовании и развитии сайта — просьба поддержать его хотя бы минимально!

Книги можно за несколько минут заказать по почте в любую точку планеты, кроме (предположительно) Северной Кореи. Хотя, быть может, даже и туда они при благоприятном стечении обстоятельств дойдут.

В Москве все мои книги очень легко приобрести в магазине «Русская Деревня». Магазин расположен недалеко от станции метро «Кузнецкий Мост», по адресу: улица Рождественка, 12. Работает ежедневно, кроме воскресенья, с 11 до 20 часов.

Схема расположения магазина, контактный телефон.

Рядом находится станция метро «Кузнецкий Мост», однако подходят также станции метро «Трубная», «Театральная», «Лубянка», и другие.

Ориентир — монументальное старинное здание института на правой (от центра) стороне улицы Рождественка. Входить нужно в главные ворота института. Магазин — сразу за дверью, справа. Вход свободный, расположение удобное!

Для тех, кто затрудняется приобрести книги — есть возможность перевода в поддержку сайта, что осуществляется за одну минуту в режиме онлайн, или за несколько минут наличными в любом терминале оплаты (на территории России имеются в каждом салоне связи «Евросеть» или «Связной», для этого нужно записать номер счёта на «Яндекс-Деньги»).

Перевод с помощью системы «Paypal» из любой страны мира. Для онлайн-перевода достаточно только указать адрес sbchf@ya.ru и ничего больше.

Перевод на карту «Сбербанка России». Номер карты: 6390 0238 9032 9665 90.

Темпы продажи книг, по состоянию на 2017 год, остаются крайне низкими. Переводы от читателей сайта жизненно важны для автора, не имеющего других источников дохода!







ПОЕЗДКА УРДОМА — ХАРИТОНОВО — ЛОЙГА, 2017 ГОД









НЕЗАВЕРШЁННАЯ СТРАНИЦА!

In English (automatic translation)

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5388038 — сделанные в ходе рабочей экспедиции фотографии — а их нет, не будут выложены без комментариев к предыдущим

https://vk.com/wall-155711_447871,
— обсуждения публикации и поездки.




Рабочая экспедиция произведена в августе 2017 года. Среди целей — изучение нескольких железнодорожных объектов, в том числе уничтожаемых или угрожаемых.

Исполненный маршрут:
Москва — Владимир — ... (пока писать некогда!)

Ночёвки в ходе экспедиции:
Шестериково
Луза
Урдома
Харитоново
Вычегодский
Лойга
Кулой
Вожега


Основные задачи экспедиции: (пока писать некогда!)





ОПИСАНИЯ ОБЪЕКТОВ РЕЛЬСОВОГО ТРАНСПОРТА, КОТОРЫЕ БЫЛИ СОЗДАНЫ
ЛИБО ЗНАЧИТЕЛЬНО ДОПОЛНЕНЫ НА ОСНОВЕ ДАННОЙ ПОЕЗДКИ:

ЪСКАЯ ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА

?СКАЯ ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА





(пока писать некогда!) Опишу только дурной случай на участке Вельск — Коноша.

Всю Архангельскую область "поставила на уши" дежурная по станции Келарева Горка по фамилии Быкова. За фотографирование станции из окна вагона! На этой станции я не выходил.

Напоминаю, что фотографирование железной дороги из общедоступных мест в России никакими законами и нормами не запрещено. Запрещено и наказуемо: хождение по путям в неустановленных местах, самовольное проникновение на охраняемые территории (например, в локомотивное депо, запретные зоны у мостов). Но никак не фотографирование.


Выхожу на конечной станции Вересово, на которую через десять минут прибывает другой пригородный поезд на Коношу.

Тут вначале стал наезжать дорожный мастер по фамилии Ручьёв, вначале пытавшийся выбить из рук фотоаппарат с криком "не снимай". Но после объяснений вошёл в более или менее нормальное общение. Дарю ему последнюю в экспедиции книгу "По рельсам и по земле". Всего их с момента выезда из Москвы было роздано двадцать.

Только отделываюсь от Ручьёва — дежурная по станции стала ругаться матом. В таких случаях позитивного общения со мной не будет. Истеричная дежурная пообещала (если перевести в цензурные слова) величайшие неприятности.

Тем не менее, доподлинно известно: все ЛОВД области (в Коноше мне сказали именно так) "поставила на уши" дежурная по станции Келарева Горка, а не дежурная по станции Вересово.

Такой же одновагонный поезд Кулой — Коноша, следующий через Юру. Прибывает в северный парк станции Вересово, тогда как поезд Кулой — Вересово через Келареву Горку — в южный парк.

В поезде ехать десять километров и две остановки. Размышляю: может, выйти на станции Коноша II, пофотографировать место, памятное по поездке 2000 года. Коноша II — глухое место, где никакой полиции нет. Но решаю всё же оставить на другой раз.

Как оказалось, вышел бы на предыдущей остановке — сэкономил бы немало времени. Правда, экспедиция оказалась бы "пресной", лишилась бы самой занимательной детали, о которой ниже пойдёт речь.

На станции Коноша (главный вокзал) встречают полицейские. Ничего особенного, я был уверен, что так и произойдёт посредством вересовской истерички. Заранее зная об этом, держу наготове фотоаппарат и фотографирую их.

Но я был уверен и в том, что общение будет коротким и вежливым, как в абсолютном большинстве подобных случаев. Стандарт — когда проверяют паспорт, задают несколько вопросов и желают счастливого пути.

Пример — Серов-Сортировочный в ходе экспедиции в Приобье, июнь 2017 года. Общение в течение пяти минут и очень вежливое, как будто это были официанты в ресторане. Хотя линейным полицейским "на поимку террориста" пришлось ехать за рулём несколько километров.

Но здесь — другой случай. Вопреки всем тенденциям! Вопреки географии: Архангельская область является очень тихим и "нементовским" регионом, для которого такое не характерно. Всегда ставил её в противоположность Северному Кавказу.

Кроме полицейских, первое время в обшарпанной комнате ЛОВД находился охранник. Вот это существо весьма недалеко ушло от обезьяны. К счастью, он недолго отравлял помещение своим наличием и вскоре удалился.

— Ты странно выглядишь, в резиновых сандалиях.

Чуть не сказал:

С высокого дуба упали!?

(Хотя едва ли растут дубы в этом неудобном для жизни районе, приравненном к Крайнему Северу. По официальным нормам, Мезенский, Лешуконский, Пинежский, Соловецкий районы, архипелаги Новая Земля и Земля Франца-Иосифа, город Северодвинск с подчинённой территорией — это Крайний Север, а вся остальная Архангельская область — приравненные к нему районы.)

Ну "ёлки-палки". Я странно выгляжу в шортах и резиновых сандалиях посреди жаркого четвёртого месяца лета?!

За окном не апрель и не октябрь, а температура по выявившемуся у меня на телефоне (почему-то) Санкт-Петербургу определена в 30 градусов.

Есть великий путешественник Владимир Несин. Реально великий, внесён в энциклопедии. Что важно — не в качестве "городского сумасшедшего", а в качестве гордости России. Хотя до Конюхова, конечно, не дотягивает.

Несин принципиально передвигается только босиком. Абсолютно везде, в любом месте и в любую погоду. Даже в метро, поезда дальнего следования и самолёты "с боем" прорывается босиком.

За это я не особо позитивно отзывался о Несине. Считаю, что он поступает плохо, сознательно и целенаправленно шокируя население. А теперь думаю: может, тут перевоплотиться в Несина? Пусть узнают, что это на самом деле такое — странный!

Устроили тотальный досмотр, чуть ли не с разборкой "по винтикам". В духе даже не Северного Кавказа, который в последние годы цивилизовался — а в духе маразматического Узбекистана в последний год жизни Каримова!

"Наезд" по поводу найденных при тотальном "шмоне" истёртых выцветших бумажек 1960-х годов — военного билета, свидетельства о рождении и трудовой книжки давно умерших обитателей давно заброшенного дома. Где нет окон и дверей, который вскоре окончательно исчезнет под напором дикой природы. Иногда мне жалко оставлять такие вещи пропадать, и я их забираю.

Случалось встречать даже полуистлевший советский паспорт, проколотый дыроколом. Это означало, что владелец умер. Дичайшее требование сдавать паспорта умерших для последующего уничтожения появилось ближе к 1990-м годам (и его надо отменить!).

Объясняю: странное дело, вы же живёте не внутри МКАД. Должны знать реалии отдалённой местности, а не знаете. Неужели не бываете за пределами Коноши, и особенно в западном направлении, где почти полное безлюдье на двести километров до Онежского озера?

А сто лет назад на этих просторах была жизнь. Найдите карту XIX века — и будете удивлены, насколько же всё изменилось в худшую сторону. И в Архангельской области, и в Кировской, и в Коми — огромное количество заброшенных, разрушающихся и зарастающих кустарником домов. Эти документы — людей, которые умерли десятки лет назад и не имели наследников. Будь хоть-какие наследники — они бы всё это не оставили пропадать. Лет через пятьдесят это приобретёт серьёзную историческую ценность. А вот на месте тех домов уже лет через десять будут только непролазные заросли.

iz02/poezdka2017hl_konochalovd.mp3 — Диалог в Коношском ЛОВД. 56 минут — если кому не лень слушать! Но весь "троллинг" был втрое более продолжительным.

Задали "100 500" фантастически тупых вопросов. Из денег нашли ничего не стоящие копейки (если где-то вижу валяющимися, забираю — лет через 50 приобретут ценность). Тщательно пересчитали их и потом записали в своей бумажке — "имеет при денег 86 копеек" (или около того). Наличные я, как правило, при себе не имею. Покупка еды делается с помощью карточки в магазинах "Магнит" или "Пятёрочка", которые есть в каждом районном центре.

Говорю им: я в достаточно скором времени отправляюсь в непростое путешествие от Дар-Эс-Салама до Кейптауна. Половина Африки сверху вниз. На пути будет Зимбабве. Такая страна, где правит диктатор по фамилии Мугабе, и где до недавнего времени были особые деньги, предназначенные для развития математических навыков. Назывались они долларами, хотя и зимбабвийскими. Была там такая банкнота — 100 000 000 000 000 долларов (100 триллионов). Для малограмотных на ней ещё и чистейшим английским языком написано: "One hundred trillion dollars". Была законным платёжным средством, хотя купить на неё можно было разве что кусок хлеба.

В Зимбабве я раздобуду такую банкноту — они продаются, теперь уже как сувенир. Буду возить с собой. И в протоколах вам придётся писать: "имел при себе деньги — 100 000 000 000 000 (сто триллионов) долларов"!


Претензии к паспорту. Заявляют: у нас есть подозрение, что он поддельный или чужой.

— Чем выдвигать странные версии, лучше "пробейте" по базе данных, за минуту будет вся информация о паспорте и владельце.

Это стандартная процедура, которую иногда проводят даже сотрудники ППС с помощью карманного электронного устройства. Но оказалось, что в эту "медвежью глухомань" развитая цивилизация не пришла, и в Коношском ЛОВД доступа к каким-либо базам данных нет.

Вообще-то предположение, что я пользуюсь поддельным паспортом — это очень серьёзное обвинение. Такими словами не разбрасываются "всуе"!

Требуют дать телефон каких-нибудь родственников и поговорить с ними "для подтверждения личности". Повод сильно возмутиться.

— Мы переместились на машине времени в середину 1990-х годов?! Вот тогда это было стандартной ситуацией, потому что меня оскорбляли дискриминационной кличкой "несовершеннолетний", и требовали телефон родителей. До сих пор хочется разобраться с обидчиками! Но никто не обязан иметь живых родителей всегда, и уж тем более не обязан кому-либо давать их телефон и вообще впутывать в свои дела. Моя жизнь — только моя, исключительно моя и абсолютно ничья больше!

Никакие телефонные номера не дал. Правда, потом они с маниакальным интересом копались в памяти мобильного телефона, но вроде бы никому так и не позвонили.

Ситуация в Коноше была двойственной, и я "разрываюсь" от трудного поиска решения: считать это необоснованным наездом и беспределом, или не считать.

С одной стороны — на меня поступила официальная, письменная ориентировка. В таких случаях есть прописанный порядок действий для сотрудников ЛОВД: все силы и средства на поиск "объекта". Если он найден — вызывают оперативных сотрудников для обстоятельной беседы и берут объяснительную.

Что бывает, если "объект" не найден? Допустим, если бы я вышел на предыдущей станции Коноша II и вокзал бы вообще не посещал, уехав автостопом в Ерцево. От ответа на вопрос они уклонились, сказав, что стали бы искать "до упора". Допускаю, что были бы какие-то санкции вплоть до лишения премии.

Оскорблений, ругательств с их стороны не было. То есть ничего общего с "ментовским беспределом", нередко имевшим место в 1990-е годы и описанным на специальной странице.

С другой стороны, коношские работники ЛОВД учинили дикость. И заслуживают наказания в рамках закона. Некоторые пункты правовых норм они всё же нарушили. Проблема в том, что пункты эти очень расплывчатые, их можно трактовать как угодно. Нет чёткого определения понятия "подозрительный", и т.п.

Я — выдающаяся личность, очень много сделал во благо России. И требую иного к себе отношения, нежели то, что было!

За неуважительный стиль общения, за тотальный "шмон", за чрезмерно долгое отнятое время, за необоснованное подозрение в поддельном паспорте — надо бы ответить в рамках закона!

В то же время — надо понимать, какая тяжёлая жизнь у работников ЛОВД. И она располагает к такому.

Сотрудникам ЛОВД не позавидуешь. Можно даже не вспоминать о том, что средний житель глубоко провинциального города Коноша в принципе лишён почти всего, что есть у меня — например, высокого уровня образованности и кругозора, путешествий по миру (без чего человек не может быть полноценным).

Большинство жителей Коноши сидят в этом "дальнем углу" безвылазно. Большинство никогда не были за границей, очень многие никогда не пользовались самолётами и даже не бывали в Москве или Санкт-Петербурге. Хотя тут узловая станция с множеством поездов в разные города.

Активным путешествиям провинциальных россиян мешают две вещи: во-первых, высокая цена железнодорожных билетов (равно как и бензина, и большинства авиабилетов), во-вторых — слабый интерес к путешествиям.

Безвылазное сидение на одном месте без уважительных причин в течение долгого времени — один из признаков слаборазвитого человека!

На первый взляд место здесь тихое, преступности почти нет. Но у работников линейной полиции есть такая обязанность, как выезд "на трупы".

Где железная дорога и люди — там и периодические наезды поездов на людей. К сожалению, они были, есть и будут. Пусть именно здесь это происходит нечасто, но и один случай в год — это немало. Работники ЛОВД должны детально осматривать и фиксировать каждый труп, часто изуродованный и разрезанный пополам.

Ещё среди задач ЛОВД — высадка из поездов самых дурных пьяниц и хулиганов, их "передержка" до протрезвления. Тоже не способствует позитиву в жизни.



Напрягаюсь, пытаясь вспомнить, были ли в Архангельской области хотя бы проверки документов силовиками.

Оказалось, что были. Очень мало, учитывая десятки посещений региона, но были.

Первый случай: сентябрь 1999 года. Движение в грузовом вагоне со станции Кулой в сторону Коноши. От станции Сольвычегодск до станции Кулой я проехал в грузовом вагоне незамеченным (более двухсот километров), а в Кулое, видимо, заметил охранник с вышки.

По станции Вельск произошла остановка поезда, плановая или нет — не знаю. Работники милиции выгнали меня из вагона, проверили документы и объяснили, что ездить в грузовых поездах не следует. Никакого урона от них не было. Вельск расположен очень удобно, на пересечении с федеральной трассой, и я продолжил путь автостопом.

Второй случай: в пригородном поезде короткого маршрута Архангельск — Исакогорка за безбилетный проезд. 12 февраля 2000 года, возвращение из Нарьян-Мара. Работники ЛОВД проверили документы, немного расспросили о путешествии.

Уже через несколько месяцев я навечно прекратил практику безбилетного проезда.

В 2010 году было общение с военными за въезд в "закрытое" село Нёнокса без пропуска. Но это особый случай, это была не полиция, а какая-то странная и "невнятная" структура. Сейчас въезд в Нёноксу свободный.





А вот дежурную по станции Келарева Горка я решил "конкретно затроллить". Жёстко и сурово!

В сезоне 2018 года прибуду на станцию Келарева Горка (а заодно и на другие станции участка Валдеево — Вельск) с велосипедом. И буду фотографировать демонстративно и очень навязчиво, специально прямо на виду у неё.

Пусть бьётся в истерике, звоня во все ЛОВД России, в ФСБ и хоть в Кремль Путину. Пусть с Келаревой Горки уйдёт ещё несколько таких же бумажек!

На всех проезжаемых дорогах, возможно, выставят облавы - если уж им так хочется заниматься ерундой, профанацией и транжирством народных денег.

Но я двинусь на фотодокументацию разобранной врагами Родины железной дороги Юра — Тёгрозеро. Где передвижение возможно только на велосипеде. И то не уверен — не исключено, что велосипед придётся тащить на себе.

---------

Осматриваю город Коноша. (Да, я с 1992 года знаю, что формально это ПГТ, но на самом деле город — чем хуже соседнего, меньшего по масштабам и тоже нового, возникшего лишь с появлением железной дороги Харовска?)

Население сократилось с 18 000 человек в пиковом 1991 году до 11 тысяч и продолжает убывать примерно на 200 человек в год.

Вокзал расположен на противоположной от города стороне путей. Пешеходы могут попасть в него по неудобному переходному мосту, автотранспортом — "крюк" в несколько километров через переезд, часто закрытый.

Вскоре вышел из строя и второй фотоаппарат. С полицейскими это никак не связано. Досадный облом. Ну почему взял два фотоаппарата, а не три?


В качестве компенсации - вскоре узнаю, что почти одномоментно с коношским "троллингом" литовцы впервые выдали мне годичную шенгенскую визу. В течение года будет открыта вся Западная Европа, кроме Великобритании и Ирландии!



тут будет снимок


ъъъъъъъъъъ




23.08.2017 © С. Болашенко

«Сайт о железной дороге — дополнительные страницы» — к началу