Яндекс.Метрика

Приветствую вас на «Сайте о железной дороге»!

Это — ещё не начало страницы, страница начнётся чуть ниже. Ещё раз повторяю, самая верхняя часть страницы будет ниже!

Эти буквы, которые вы в данный момент видите — «балластный» текст, который очень раздражает и меня. К счастью, я его редко вижу, так как «Сайт о железной дороге» делается на компьютере, не подключённом к Сети, и все страницы хранятся без мусорного текста. Он добавляется только перед вывозом страниц на другой, подключённый к Сети компьютер и выкладыванием страниц в Сеть.

Этот текст появился вынужденно, из-за критической ситуации. Он должен рано или поздно исчезнуть.

Когда он исчезнет — зависит от вас, от количества купленных вами книг!

Сайт «Книги Сергея Болашенко». Адрес в Сети: http://infojd.ru/knigisb. Вы можете помочь мне, даже не покупая книги: кратко просмотрев этот сайт, когда-нибудь рассказав обо мне другим.

Полезно для понимания всех прочих страниц «Сайта о железной дороге» ознакомиться со страницей http://infojd.ru/nov.html.

Работу над «Сайтом о железной дороге» и сбор материалов для него в рабочих экспедициях я выполняю почти круглые сутки с 1990-х годов, без перерывов. Они невозможны, с учётом предстоящего объёма работы.

Расходы на экспедиционную деятельность являются значительными, несмотря на аскетичный стиль экспедиций.

Реализация книг — почти единственный источник дохода не только на рабочие экспедиции, но и на всю остальную жизнь, на содержание семьи, включая троих детей.

Я делаю общедоступными и бесплатными все публикации, которые мной созданы. Но при заинтересованности в долговременном существовании и развитии сайта — просьба поддержать его хотя бы минимально!

Или же приобрести книги, что намного лучше!

Повторяю, у меня один источник дохода - продажа книг (слегка дополняется добровольными переводами читателей сайта). Книги продаются двумя способами: отправка по почте в любую точку мира, личная встреча. Это очень просто, быстро и удобно!

В каждой из двух десятков изданных мной книг намного больше информации, чем на сайте. Материалы, созданные лично мной, доступны и на сайте. Но в каждой книге есть фотографии, схемы, тексты не моего авторства. Как правило, не присутствующие в компьютерной сети Internet и не предполагаемые к размещению в ней.

У меня можно и нужно заказывать книги!

Для меня это вопрос выживания, а для вас — ценная информация, отсутствующая в компьютерной сети Internet, и библиографическая редкость, которая с годами будет дорожать. Стандартный тираж книг — 100 экземпляров.

С 2003 года я продавал книги в магазинах — и получил, возможно, лишь треть причитающейся за проданные книги суммы. Типовая ситуация: магазин закрывается, владельцы бесследно исчезают, я не получаю никаких денег за проданные книги и не могу забрать непроданные.

В феврале 2018 года без всякого предупреждения закрылся старейший московский железнодорожный магазин «Транспортная Книга». Бывшие владельцы уклоняются от любых контактов, содержимое магазина исчезло в неизвестном направлении. Ущерб — под 100 тысяч рублей за проданные и непроданные книги.

Магазин «Русская Деревня», Москва, улица Рождественка. Мошенник-владелец магазина задолжал мне 120 000 рублей и не собирается отдавать.

С 2019 года книги приобретаются по почте или при личной встрече. Повторюсь, для меня это вопрос выживания! Продажа книг жизненно важна для автора, не имеющего других источников дохода!

Доставка по почте возможна в любую точку мира!

Возможна личная встреча в Москве и не только, по предварительной договорённости. Адрес электронной почты: sbchf@ya.ru

Если ситуация с продажей книг не улучшится, мне придётся постепенно удалять из компьютерной сети Интернет материалы «Сайта о железной дороге» в пользу книг. Очень печально и очень неприятно, но это может стать вынужденной крайней мерой.

Для тех, кто затрудняется приобрести книги — есть возможность перевода в поддержку сайта, что осуществляется за одну минуту в режиме онлайн, или за несколько минут наличными в любом терминале оплаты (на территории России имеются в каждом салоне связи «Евросеть» или «Связной», для этого нужно записать номер счёта на «Яндекс-Деньги», комиссии нет).

Перевод с помощью системы «Paypal» из любой страны мира. Для онлайн-перевода достаточно только указать адрес sbchf@ya.ru и ничего больше.

Перевод на карту «Сбербанка России». Номер карты: 6390 0238 9032 9665 90 (действует неограниченно долго, при замене карты номер не меняется).











ПОЕЗДКА НА ШРИ-ЛАНКУ, 2019 ГОД









In English (automatic translation)

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5708114 — сделанные в ходе этой заграничной поездки и в ходе заграничной поездки в Испанию, Францию, Бельгию, Нидерланды фотографии, всего — 14 603.

http://vk.com/wall-155711_560825,
http://vk.com/wall-1398178_90951,
http://vk.com/wall-145138854_835 — обсуждения этой публикации.



http://vk.com/video62259261_456239083 — видео: звуковое объявление на трёх языках на станции Vavuniya, 7 марта
http://vk.com/video62259261_456239084 — видео: ручной разворот тепловоза весом 80 тонн на станции Kankensanthurai, 7 марта
http://vk.com/video62259261_456239085 — видео: прибытие поезда из Коломбо на станцию Mount Lavinia, 10 марта




Заграничная поездка на Шри-Ланку произведена в феврале-марте 2019 года. Изначально рассматривался вариант намного более крупной заграничной поездки по направлению Индия — Бангладеш — Индия — Шри-Ланка.

Исполненный маршрут: Москва-Павелецкая — Аэропорт Домодедово пригородный поезд, аэропорт Доха (Hamad) — аэропорт Коломбо (Bandaranaike) самолёты — Investment Promotion Zone пешком — вся железнодорожная сеть Шри-Ланки с пассажирским движением — аэропорт Коломбо (Bandaranaike) пешком — аэропорт Москва-Домодедово самолёт — Верхние Котлы (город Москва) пригородный поезд.


Причина, почему именно на Шри-Ланку и именно в это время: в Коломбо в феврале-марте 2019 года находится «дом АВП». В Доме проживает Антон Кротов, хотя организатором Дома является Алексей Кулешов. Наличие Дома АВП существенно облегчает пребывание в чуждой загранице. К подобным Домам без Антона Кротова это не относится, и в них я «не ходок».

Шри-Ланка для граждан России — «условно-визовая» страна. Виза — это всего лишь въездной сбор, никаких изнуряющих предварительных процедур проходить не надо. Можно заполнить электронную анкету на государственном сайте http://eta.gov.lk/etaslvisa. Анкета простая, в графе «адрес отеля» пишем первый попавшийся — это не проверяется. Нужно заплатить онлайн 36,4 доллара США, для меня это составило 2456 рублей. Сразу приходит электронное письмо с файлом, где есть номер визы. Его нужно распечатать и предъявить на пограничном контроле.

Можно и не заполнять ничего в компьютерной сети «Интернет», а заплатить визовый сбор наличными в аэропорту. Тогда это будет 40 долларов США. Даётся разрешение на месяц пребывания в стране. Возможно платное продление.

Попадание: два перелёта авиакомпанией «Qatar Airways», Москва-Домодедово — Доха и Доха — Коломбо. В Дохе — предельно короткая пересадка, надо быстро перебежать. На обратном пути будет более длительная, три часа, но выходить в город не буду. Железной дороги в стране нет, хотя название страны совпадает со словом «поезд» на арабском (вариант записи qitar, но арабские слова часто неоднозначно записываются латиницей, в азербайджанском однозначно qatar). Как появится (скоро: https://en.wikipedia.org/wiki/Qatar_Rail ), так и посещу.

Особенность перелётов: стандартная звуковая информация про безопасность только на арабском, на английском мало что дублировалось. Уровень сервиса поменьше, чем у «Эмиратов», но неплохой.

На втором сегменте — широкофюзеляжный самолёт с электрической розеткой у каждого кресла. Но без вайфая, в отличие от «Emirates». Огромное количество русских, прямо как будто и второй перелёт тоже из России. Прямые рейсы Москва — Коломбо есть, но значительно дороже стыковочных. Расстояние напрямую было бы примерно как Москва — Владивосток. Только не через множество часовых поясов. Время на Шри-Ланке плюс 2:30 к Москве.

Если совсем точно: DME — CMB 6513 км.
DME — VVO 6412 км (реально примерно на 500 больше из-за обхода Китая),
DME — DOH 3533 км, DOH — CMB 3616 км, итого 7 149 км.

На первом перелёте начиная с Армении безоблачно. Как обычно, суровые в основном безжизненные горы Ирана, также виден город Исфахан. Под конец — Персидский залив с множеством буровых платформ, некоторые с горящими факелами. Посадка в сумерках. Второй перелёт ночной.

Кормят хорошо на каждом сегменте. Как и у «Emirates», металлические вилки и ножи.

Пересадка в столице Катара. Интересное место, надо бы тут побывать, когда наконец пустят поезда. Маленькая страна площадью с очень тяжёлым для жизни климатом. Это как «Норильск наоборот». Полгода температура 40-50 градусов. В отличие от Русской Азии (Ташкент, Термез), где летом жарко, но сухо, тут кругом море, а потому жарко и влажно.

Собственно, вся страна — это почти безжизненный полуостров длиной примерно 150 километров, где не было почти ничего, кроме песка и камней. По уровню унылости и однообразия — почти как поверхность Луны.

И тут, на этом клочке тоскливой душной пустыни, создали передовое государство, заметное в мировом масштабе. Авиакомпания Qatar Airways — одна из крупнейших в мире. Доха — роскошный мегаполис с небоскрёбами.

Постоянно присутствующее население страны — менее трёх миллионов человек, из них две трети в столице. 76 процентов мужчин. Лишь около десяти процентов — граждане. Они составляют привилегированный класс, получают деньги «просто так», бесплатно пользуются образованием, медициной и прочими благами. Они могут не работать, если не хотят. Если выходят на работу — только чтобы спастить от скуки. Остальные — иностранцы, которые, по нынешним законам, никогда не смогут получить гражданство — в отличие, например от Латвии и Эстонии.

В 2017 году Катар оказался в блокаде. Соседние страны с тем же самым арабским языком решили наказать его за дружбу с Ираном. Саудовская Аравия, единственный наземный сосед, разорвала дипломатические отношения и закрыла границу. Также разорвали дипломатические отношения Эмираты и Бахрейн, а также многие более дальние арабские страны. Из ближних стран не присоединились к блокаде Оман и Кувейт.

Полуостров превратился в остров, но Катар продолжает нормальную жизнь. Хотя для национальной авиакомпании, казалось бы, это ужасно — с учётом её мирового масштаба. Катарским самолётам оказался закрыт путь на юг. При движении из Дохи в Коломбо приходится обходить Эмираты, это заметно.

Бесплатный вай-фай в Дохе использовать не удалось: требует телефон, на который должен быть прислан по смс пароль, но ничего не присылает на российский номер. (На обратном пути удалось благодаря эстонскому номеру туристической сим-карты Гудлайн — на него пароль пришёл).

В аэропорту Коломбо-Bandaranaike этого не требуют и подключиться удалось, но на железнодорожном вокзале Коломбо-Форт — та же проблема.

От прибытия в аэропорт (3 часа ночи по местному времени) до выхода из него прошёл час. Очередь на пограничный контроль не очень большая, но есть.

Нужно заполнить миграционную карту с адресом отеля на Шри-Ланке (желательно реально существующим и тем же, который был указан при заполнении анкеты визового сбора). Пограничник задаёт только один вопрос: на сколько? (две недели), и вклеивает визовую марку. Вещи не смотрят.

Удивительное дело, на табло было указано прибытие рейса Варшава — Коломбо, и в аэропорту была табличка wymiana walut korzystna stawka.

Аэропорт, по меркам мировых столиц, довольно маленький и неоживлённый. Спать тут не стал — возможно, зря. Выхожу из здания — обволакивает душный влажный горячий воздух. Далеко не первый раз в южной загранице, но трудно. При том, что температура тут далеко не экстремальная, больше 33 градусов не будет, у нас летом температура выше. Но тут и ночью значительного охлаждения нет, вот это плохо.

Снимаю в банкомате 9 000 рупий (3 260 рублей).

Пешком в сторону ближайшей железнодорожной станции. Рядом отправился грузовой поезд с подъездных путей аэропорта, наливной (цистерны).

Только через час раскладываюсь спать вот тут: http://old.wikimapia.org/#lat=7.1556766&lon=79.8733423&z=18&l=0&m=b&v=8 (крестик на снимке — с точностью почти до метра). Как раз когда в соседнем буддийском храме начали петь. Трудно заснуть, в спальном мешке «варишься». В девять утра поднимает жара. С трудом передвигаясь, бреду на ближайшую остановку пригородных поездов Katunayake South.

Двухпутная линия, высокие платформы. Поезда ходят нечасто, возможно, где-то раз в час. Есть билетная касса. Покупаю билет до Colombo Fort (главный вокзал). Около 30 километров, 45 рупий (16,5 рублей). Билет в виде картонного прямоугольника.

Немалая часть информации — только на сингальском языке (основной язык Шри-Ланки). Письменность нечитаема, цифры «наши». Но английский язык на железной дороге почти все знают. Вообще, уровень его распространённости в стране высок, хотя статуса государственного языка у него нет.

На главном вокзале, а теоретически и на других станциях, есть выходной перронный контроль, который имеет нехорошую особенность: билеты отбирают. Это меня не устраивает, поэтому контроль буду обходить.

Пригородные поезда тут в основном моторвагонные. Железная дорога Шри-Ланки, к радости для меня, нигде не электрифицирована — я это не люблю.



Схема железных дорог Цейлона, 1925 год. Новым строительством с тех пор были лишь очень короткие участки севернее Puttalam.
Показанная на схеме строящаяся линия Matara — Hambantota готова уже на 70-80 процентов и откроется около 2025 года.

Линия Colombo - Avisawella, отмеченная как колея 762 мм, как минимум с 1950-х годов имела колею 1000 мм.
В 1991-1997 годах реконструирована на колею 1676 мм.


Колея гигантская, самая широкая в мире — 1676 мм, как в Индии. В Индии есть хоть какая-то логика её наличия, там много людей, много перевозок. А тут и людей, и поездов не настолько много. А главное — грузовых перевозок здесь минимум, почти ноль.

На мой взгляд, гигантская колея совершенно не нужна. Но так уж сложилось. Из времён, когда были нормальные отношения с Индией и был даже железнодорожный паром. Но уже много десятков лет Индия и Шри-Ланка взаимно враждебны.

Железных дорог какой-либо другой колеи в стране нет. Последний участок колеи 1000 мм пролегал по направлению Colombo Maradana — Awissawella. В 1997 году заменён сверхширокой колеёй 1676 мм, непонятно зачем.

В городском парке в Коломбо была прогулочная узкоколейная железная дорога колеи 600 мм. Много лет не действует и полуразрушена.

Главный вокзал Colombo-Fort. Похоже на Индию, только чуть-чуть цивилизованнее. Нет таких плотных толп, чуть меньше грязи и хаоса, слегка чище.

Главное и принципиальное отличие от Индии — можно без проблем фотографировать. В Индии это запрещено и реально приводит к проблемам. Здесь — не запрещено, фотографируй сколько угодно. И ещё: на индийских вокзалах европейский турист — редкость, а здесь их множество. Даже слишком много.

Переполненным пригородным поездом — дальше, до Mount Lavinia. Пришлось стоять. Двери тут не закрываются, как и в индийских поездах, и это нормально. Есть новые поезда вполне «европейского» облика, произведены в Китае.

Железная дорога южнее Коломбо-Форт проходит вдоль берега Индийского океана. У станции Mount Lavinia купаюсь. Трудно из-за высоких волн. Вода тёплая, даже чрезмерно.

Затем — в дом вольных путешественников на Hena road. И вот долгожданный момент встречи с давним знакомым Антоном Кротовым. Здесь же и Андрей Сапунов из Киева, он первым вышел ко мне. Жаль, что на данный момент ситуация с въездом в Украину по российскому паспорту совершенно безнадёжна, сейчас можно мечтать о возвращении к уровню уже даже не 2013 года, а 2017 года.

Антон Кротов записал видеоролик, в котором, среди прочих, выступил и я. За двадцать минут он набрал почти шесть тысяч просмотров! Вот он: http://vk.com/video7425734_456239120.

Вероятно, завтра пытаюсь привыкнуть к местной жаре в доме вольных путешественников, потом начинаю поездки по железным дорогам Шри-Ланки.

Очень коротко про страну. Хорошего можно сказать не очень много. Тут есть немало достопримечательностей, есть красивая природа. Но есть жирные минусы — неблагоустроенность и грязь. Огромный цивилизационный разрыв с нами, из-за которого ощущение чужбины тут давит чрезвычайно тяжко. Постылая чужбина «обволакивает». Ощущения чуждости более острые, чем в странах, которые не имеют настолько сильного цивилизационного разрыва — будь то Италия или Куба.

Местные жители по цвету кожи различны, одни — не менее чёрные, чем африканцы, другие светлее. В отличие от Северной Индии, европейского облика не имеет никто, кроме иностранных туристов.

Население тихое, спокойное. Тут не принято громко разговаривать, вообще как-то выражать эмоции — это не Бразилия и не Африка.

Самое заметное отличие от Индии — присутствие женщин на улицах и в поездах. В Индии их почти не видно, соотношение одна женщина на двадцать мужчин как минимум. Здесь — ничего подобного, поровну, как везде. Почти не увидеть переноску грузов на голове — в отличие от Индии и Африки.

Численность населения 23 миллиона при площади 65 000 кв. км. — как Литва или Латвия, меньше Тверской области и немного больше Московской области с Москвой. Плотность населения высокая, хотя и не «запредельная» — не Бангладеш.

В стране один крупный город — Коломбо, население в фактических границах около пяти миллионов. Город не особо интересный. Хотя есть немного «колониальной» старой архитектуры. Среди новых достопримечательностей — телебашня и небоскрёбы, которые строятся в основном китайскими инвесторами.

Никакого цивилизованного транспорта тут нет в принципе. При англичанах был трамвай — закрыт, как и во множестве городов мира, в 1960-е годы. Пригородные поезда ходят редко, нестабильно. Есть планы строительства трамвая, причём вскоре строительство должно начаться.

Основной язык — сингальский. Кроме него, официальный статус имеет тамильский язык, на котором говорит около 15 процентов населения, в основном на севере. Оба языка имеют собственный алфавит. Каждый из этих алфавитов не сходен с каким-либо другим алфавитом мира.

Местные жители на своих телефонах пишут на сингальском языке латинским транслитом — сингальское письмо в телефоны не внедрено. Даже на имевшемся у меня нетбуке сингальская письменность не читалась, отображалась одинаковыми «квадратиками». Расписания движения поездов на многих станциях — только на сингальском, нечитаемой для нас письменностью.

Английский язык не имеет официального статуса, но широко распространён. На железной дороге это основной технический язык.

В целом — типичная страна третьего мира. С «упрощённым» населением, отличительные свойства которого — лень и «пофигизм», нежелание быть умным и всесторонне развитым. С нищетой, соседствующей с вкраплениями роскоши. И в целом унылой обстановкой.

Островная ситуация тоже тяготит, «давит». Такое и на Сахалине, например, ощущается. Причём Шри-Ланка, как и Сахалин, остаётся физически изолированным островом не по неизбежности, а по разгильдяйству.

Пролив, отделяющий от континента — мелководный. Есть мнение, что его можно перейти пешком по дну, если бы не ширина 35 километров. Будь одна страна — был бы мост. Но другой берег пролива — Индия, а контакты с ней сведены до минимума.

У Шри-Ланки лишь одно официальное «окно» во внешний мир — аэропорт Коломбо-Бандаранаике. Никаких других аэропортов, никакого пассажирского морского сообщения в формате рейсового транспорта. Могут быть редкие заходы круизных судов.

В этом плане ситуация хуже, чем у таких островных стран, как Ирландия, Япония или Индонезия, где пассажирское морское сообщение с материком есть. Плохо, когда из четырёх видов транспорта есть лишь один.


В мире существует четыре вида дальнего транспорта для пассажиров и пять видов дальнего транспорта для грузов.

Для пассажиров: железнодорожный, автомобильный, водный, воздушный. На суше, как правило, действуют все четыре вида. Именно так — по воде можно добраться из Москвы в Санкт-Петербург, из Москвы в Красноярск или Якутск, если очень надо. Даже из Москвы в Улан-Удэ, когда на ГЭС реки Ангары построят судопропускные сооружения. Стран, в которых нет внутренних водных путей — немного, и они небольшие.

На водных просторах действуют только последние два вида транспорта. Исключения наподобие тоннеля под проливом Ла-Манш — весьма короткие и крайне редкие.

Для грузов — те же четыре вида транспорта плюс пятый — трубопроводный. Действует как на суше, так и на водных просторах, но во втором случае — на сравнительно небольшое расстояние. Используется только для транспортировки жидких или газообразных тел и только в одном направлении.

Этими четырьмя (пятью) видами транспорта человечество вынуждено обходиться вечно. Никаких других видов транспорта на дальние расстояния никогда не будет.

Дополнительные виды транспорта наподобие канатных дорог (например, Нижний Новгород — Бор), шинно-рельсовых кабинок на канатной тяге (есть в аэропорту Шереметьево) или магниторельса, который имеется в Шанхае — всё это локальные «игрушки», существенного значения не имеют, средством дальнего транспорта не могут быть по определению.


Погода в равнинной части Шри-Ланки одинаковая круглый год: днём 30 градусов, ночью 25. Отклонения обычно не больше чем на три градуса.

Вроде бы 30 градусов — немного, у нас в «холодной» Архангельской области летом стандартное дело 35 градусов. Но тут высокая влажность, и очень тяжело. Как будто постоянно находишься в парной, но только ещё с мухами и другими насекомыми. Теоретически могут быть дожди, приносящие облегчение, но за всё время пребывания их не было.

Небольшая часть острова — это горный район. Гор в привычном понимании, как Кавказ или Альпы, на Шри-Ланке нет, всё зелено. Есть высоты свыше двух тысяч метров, но и они выглядят скорее как большие зелёные холмы. Начиная с высоты примерно в тысячу метров, приходит облегчение. В немногих населённых пунктах с высотой около 1800 метров климат комфортный — круглый год не жарко и не холодно.

Главный национальный экспортный продукт и всемирно известный бренд острова — цейлонский чай. Чай выращивается лишь в горной части. При этом доля Шри-Ланки в мировом производстве чая — 23 процента, больше только Китай и Индия.



Главное, что есть на Шри-Ланке хорошее и позитивное — железная дорога.

Хотя и с ней часто двойственные эмоции. С одной стороны — старинная, довольно-таки архаичная, неэлектрифицированная железная дорога, это приятное явление. Особенно хорошо, что на 97 процентах сети есть пассажирское движение. И поезда очень дешёвые, а можно и бесплатно, билеты в низшем классе проверяют крайне редко. Что правительство этой небогатой страны понимает важность железной дороги и финансирует пассажирское движение.

С другой стороны — для меня, как профессионала железной дороги (я не любитель, я профессионал, для меня железная дорога — смысл жизни) возмутительно видеть, какое чудовищное состояние тут у поездов. Железная дорога должна быть образцом порядка и стабильности. Не с «тюремными» порядками, как в Китае, но и без анархии. Не должно быть пассажирских поездов как для перевозки скота, не должно быть незакрывающихся дверей (а на Шри-Ланке нет закрывающихся), не должны люди висеть в дверных проёмах.



Коломбо-Бандаранаике. Пройдена регистрация и контроль, ожидаю посадки на рейс в Доху.

Проезжено 100 процентов железнодорожных линий Шри-Ланки с регулярным пассажирским движением. Таковое имеется на 97 процентах железнодорожной сети, составляющей около 1500 километров.

Нет пассажирского движения на участках: Mihintale Junction — Mihintale, 11 километров (бывает несколько дней в году в период буддийского праздника), Investment Promotion Zone — Bandaranaike Airport, 2 километра (когда-то пробовали запускать, вроде бы было недолго), и Nooranagar — цементные заводы около 30 километров. Пассажирского движения нет очень давно.

Затраченные на заграничную поездку 30 000 рублей (перелёт и виза) нужно как-то возвращать. Поэтому будет издана книга «Железнодорожная Шри-Ланка».

В аэропорту прохожу мимо стоек регистрации рейса на Киев-Борисполь. Какая радость услышать русскую речь и увидеть соотечественников!

Не буду скрывать: чужбина, заграница, нерусская цивилизация для меня весьма неприятна.

(Россия в исторических границах, которые на юге проходят по рекам Пяндж и Амударья — это моя земля. И хотя ближе к реке Пяндж тоже русская речь мало слышна, но там всё моё, а вот за этой рекой — постылейшая чужбина).

Бесплатный вайфай на борту катарского самолёта! Где-то над Индийским океаном.

Отличный двухэтажный электропоезд на Москву. Замечателен всем, кроме отсутствия электрических розеток. Выйду на новой остановке Верхние Котлы.

В Москве продолжается проклятая зима, но скоро мерзость уйдёт. Я всё-таки вырвался из этой дряни суммарно на месяц, с учётом Западной Европы в декабре.


----------------------------------



Аэропорт Москва-Домодедово. Самолёт на Доху.


--------



Посадочные талоны Москва — Доха, Доха — Коломбо.







Аэропорт Доха-Hamad.


-------------



В самолёте перед посадкой в Коломбо.



Аэропорт Коломбо-Bandaranaike.


----------------



Investment Promotion Zone, прежнее название Katunyake South — ближайший к аэропорту пункт с пассажирским движением.


----------------


Investment Promotion Zone. Вид на север. Вправо уходит линия в аэропорт, до него два километра.
В течение короткого времени на ней было пассажирское движение.



Investment Promotion Zone. Прибывает дизель-поезд на Коломбо.



Платформа Peralanda.


----------------



Colombo Fort. Ремонтные работы.



Коломбо-Форт — главная станция города и страны.


----------------



Коломбо-Форт. Здесь почти ничего не изменилось за сто лет, только добавилось электронное табло.






Коломбо-Форт. Электронное табло с отображением ближайших поездов. В большинстве случаев корректно.
Языки: попеременно сингальский, тамильский, английский.


----------------


Станция Mount Lavinia на юге Коломбо — ближайшая к Дому АВП.






Станция Mount Lavinia






В Доме АВП.






Дешёвая столовая в окрестностях Дома АВП. Съесть большую тарелку риса, приправленного
множеством специй, стоит 80 рупий (30 рублей).


----------------



Антон Кротов вывесил в доме АВП расписание движения поездов по станции Mount Lavinia.
Весьма мало, учитывая, что это пятимиллионная местность сплошной застройки.


----------------



Индийский океан в ближайшей к Дому АВП точке — около двадцати минут пешком.


----------------



Поезд отправился со станции Mount Lavinia на юг, в сторону Галле.


----------------



----------------



--------------



Станция Mount Lavinia. Антон Кротов и Екатерина Боярова. Женщина справа не имеет к Дому АВП никакого отношения:
европейских (американских, австралийских) туристов здесь в принципе очень много.






подпись не готова






]]]]]]






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






]]]]]]]]]]]]]].






]]]]]]]]]]]]






подпись не готова






Станция Matara — самый южный пункт действующей железной дороги.






Новый участок за станцией Матара. Впервые почти за сто лет на острове развернулось новое
железнодорожное строительство — как всегда, с помощью Китая. Линия ещё не открыта.






Станция Матара.






Станция Матара. Поезд отправится на Галле.






На участке Матара — Галле. Семафоры обычно действующие.






Платформа Mirissa на участке Матара — Галле.






Станция Galle. Здесь ситуация как в Мичуринске-Уральском, заход со сменой направления движения.
Только треугольника нет, и, в отличие от Мичуринска-Уральского, незаход невозможен.






Станция Galle.


Галле — интересный город, один из главных туристических центров страны.

В Уфе есть улица города Галле, но была названа в честь Halle в ГДР. Названий, связанных с Цейлоном, у нас на самом деле нет.



В городе Галле.






Католический храм в Галле.






Билетные кассы на вокзале Галле.






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






Вокзал Галле. Вид из города.


-------------



подпись не готова






Поезд прибывает на станцию Галле. Вскоре будет произведён обгон локомотива, поезд проследует дальше в Коломбо.






Поезд прибывает на станцию Галле.






Станция Aluthgama на участке Галле — Коломбо.






Станция Mount Lavinia. Вид в сторону Коломбо.






Станция Mount Lavinia. Прибывает дизель-поезд из Коломбо. Состояние поезда и манеры езды
пассажиров ужасные, это традиционно для данной «третьесортной» страны.






Станция Mount Lavinia. Прибывает дизель-поезд из Коломбо.






Окрестности станции Mount Lavinia. 26 декабря 2004 года почти сто тысяч жителей Шри-Ланки и иностранных туристов
погибли от цунами. В том числе около двух тысяч — в поезде, попавшем под цунами недалеко отсюда. Удар волны
был такой силы, что тепловоз весом 80 тонн отбросило на 50 метров. Повторение возможно в любой момент,
но побережье продолжает застраиваться.






Наконец-то дешёвые арбузы! В Москве это возможно только с июля по октябрь.






В Доме АВП. Изоляции от насекомых внутри нет. Некоторые ставят палатку.






В Доме АВП.






Станция Mount Lavinia.






В вагоне поезда.






В вагоне поезда.






Станция Colombo Fort.






Станция Colombo Fort.






Станция Colombo Fort.






Станция Colombo Fort. Электронное табло с ближайшими поездами. Мой поезд — на Matale в 10:35.
Реально он проследовал только до Канди, зайдя там в тупик.






Станция Colombo Fort.






Станция Colombo Fort.






Станция Colombo Fort. Стандартно для железной дороги Шри-Ланки — зал ожидания для женщин и мужчин.
В Коломбо, Канди и ещё на нескольких станциях есть также зал ожидания для иностранцев,
туалеты для иностранцев.






Станция Colombo Fort. Билетные кассы.






Объявления на вокзале Colombo Fort.






Станция Ambepussa.






=================






Станция Kandy. Путь, уходящий в сторону Matale. Он перегорожен воротами.






Двухосные вагоны на станции Kandy. Вероятно, им не меньше семидесяти лет. Допустимо, что может быть и сто лет.






Станция Kandy.






Станция Kandy. Служебная автомотриса.






Символика на служебной автомотрисе. Это не государственный герб Шри-Ланки.






Автобус вблизи вокзала Канди.






Расписание движения поездов на вокзале Канди.






Вокзал Канди. Для китайцев и японцев распечатали несколько слов, вероятно, с помощью
«гуглоперевода». Тьелу — железная дорога на китайском, тетсудо — на японском.
На сингальском «железная дорога» звучит как думрия.






Вокзал Канди. Вид из города.






Канди. Храм Зуба Будды, к которому свободного доступа нет.






Канди. «Я буддист» — сообщает владелец тук-тука.






Канди. Некое религиозное мероприятие.






Канди. Тоннель на линии в сторону Матале.






Канди. Остановочный пункт Mahaiyawa.






Станция Matale.






Станция Matale.






Станция Matale.






Станция Matale.






Станция Kandy.






Станция Kandy.






Станция Inguru-Oya. Здесь поезд надолго встал.






Станция Inguru-Oya.






Станция Inguru-Oya. «Мой» поезд китайского производства будет здесь очень долго стоять. Поезд переполнен.






Заводская табличка на тепловозе.






Станция Inguru-Oya. Старая табличка, сообщающая о запрете ходить по путям.
Но здесь, как часто бывает в Азии, на путях почти что живут.






Станция Inguru-Oya.






Станция Inguru-Oya.






Станция Inguru-Oya.






Станция Inguru-Oya.






Станция Inguru-Oya.






Станция Galboda.






Станция Galboda.






Станция Galboda.






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






Станция Bandarawela.






подпись не готова






подпись не готова






Станция Badulla — конечный пункт горной линии.






Станция Badulla — конечный пункт горной линии.






Станция Badulla — конечный пункт горной линии.






----------






Станция Ella.






---------






Станция Bandarawela.






Станция Bandarawela.






Станция Bandarawela.






-----------------






-----------------






-----------------






-----------------






-----------------






Станция Talawakale.






-------------






-------------






-------------






Сновая станция Inguru-Oya. На этот раз тут не «застряли».






Станция Hawalapitiya.






-------------






-------------






Станция Peradeniya Junction.






Станция Peradeniya Junction.






Станция Peradeniya Junction. Впереди прямо — нижняя грань треугольника. Пассажирские поезда
через неё проходят лишь изредка. Зонты у женщин — от солнца, дождей на Шри-Ланке не было.






Элементы механизма привода стрелочного перевода.






Станция Peradeniya Junction. Платформа на нижней грани треугольника, которая используется очень редко.







Семафор на станции --------






Поезд прибывает на станцию Polgahawela Junction. Слева — главная линия, которая ведёт на север острова.
И в случае строительства моста по ней когда-нибудь может быть пропущен поезд Москва — Коломбо.






Станция Polgahawela Junction.






В вагоне поезда на Коломбо.






Улица Hena road вблизи Дома АВП.






подпись не готова






Телебашня в Коломбо стала украшением города. Построена на средства китайских инвесторов,
строительство завершено в 2018 году. Высота до высшей точки шпиля 350 метров.






Станция Ambepussa.






-------------






-------------






Вокзал на станции Anuradhapura. Вид из города.






Станция Anuradhapura. Вид в северном направлении.






Маневровый тепловоз на станции Anuradhapura.






Станция Pesalai на участке Madawachchi — Talaimainnar. Линии на севере острова были недавно восстановлены
при финансовой поддержке Индии. Много лет здесь велись боевые действия, железные дороги
были почти начисто разграблены.






Поезд прибыл на станцию Talaimannar Pier. Рельсы упираются в море. Эта линия потенциально может быть
продолжена в Индию через мелководный пролив.






Станция Talaimannar Pier. От Коломбо — 334 километра.






Станция Talaimannar Pier.






Станция Madawachchiya Junction. Место разделения линий на Kankesanthurai (крайний северный пункт)
и Talaimainnar (ближайший к материку пункт).






Станция Madawachchiya Junction. Таких знаков на железной дороге много. На Шри-Ланке остались
слоны, живущие в природе, без участия человека.






Станция Madawachchiya Junction. Налево — Талайманнар (а когда-нибудь Дели и Москва),
направо — Канкенсантурай на самом верху острова.






Памятный знак на станция Madawachchiya Junction. Железную дорогу помогла восстановить Индия.
Отношения Индии и Шри-Ланки и сложные, и странные. Полного «игнора», как видно, нет.






Станция Madawachchiya Junction. Скульптура Будды.






Станция Madawachchiya Junction.






Станция Madawachchiya Junction.






У станции Elephant Pass. Монумент, посвящённый окончанию войны и возвращению единой мирной страны.
Можно лишь пожелать, чтобы все сепаратистские конфликты заканчивались так!






Платформа Mirusuvil. Более чем в 99 процентах случаев даже на самой мелкой платформе открыта билетная касса.






Станция Kankesanthurai — крайний северный пункт железной дороги. Заводская табличка на тепловозе.






Станция Kankesanthurai. Вскоре начнётся разворот тепловоза, который будут выполнять вручную.






Станция Kankesanthurai.






Станция Kankesanthurai.






Станция Galoya Junction — место разделения линий на Баттикалоа и Тринкомали.






Станция Galoya Junction.






Станция Galoya Junction. Паровоз, конечно же, для ретро-поездов, а не для обыденной жизни.






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






Поезд прибыл на станцию Batticaloa — конечный пункт одной из двух «восточнобережных» линий.






Станция Batticaloa.






подпись не готова






подпись не готова






Вокзал на станции Batticaloa. Вид из города.






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






Вокзал Colombo Fort, главный в стране. Вид из города.






Необъяснимая особенность беднейшего населения, живущего вдоль путей — раскладывать одежду на просушку
рядом с рельсами. Хотя из поездов летит мусор и содержимое туалетов.






подпись не готова






Автор в Доме АВП. Последние минуты перед выходом из него навсегда.






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова







подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова






подпись не готова









18.03.2019 © С. Болашенко


«Сайт о железной дороге»

«Сайт о железной дороге — дополнительные страницы» — к началу