ПОЕЗДКИ НА МЕСТА ВАРВАРСКОГО БЕСПРЕДЕЛА В ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ, 2019 ГОД









Две подряд малые рабочие экспедиции в Ивановскую область, где в 2019 году разворачивается трагедия и катастрофа — уничтожение крупного и важного участка железнодорожной сети Российской Федерации. В ходе второй экспедиции изучалась узкоколейная железная дорога Ивановского силикатного завода — один из самых удивительных железнодорожных объектов России. Ситуация там ужасная.

Также была изучена железнодорожная линия Горкино — Родники. Ситуация — поистине за гранью понимания. Крупный, в прошлом 50-тысячный промышленный город, где промышленность, пусть и в ограниченном виде, осталась. Но железная дорога к нему разграблена!





ОПИСАНИЯ ОБЪЕКТОВ РЕЛЬСОВОГО ТРАНСПОРТА, КОТОРЫЕ БЫЛИ СОЗДАНЫ
ЛИБО ЗНАЧИТЕЛЬНО ДОПОЛНЕНЫ НА ОСНОВЕ ЭТИХ ЭКСПЕДИЦИЙ:

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ЛИНИЯ ТЕКСТИЛЬНЫЙ — КОМСОМОЛЬСК

УЗКОКОЛЕЙНАЯ ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА ИВАНОВСКОГО СИЛИКАТНОГО ЗАВОДА

УЗКОКОЛЕЙНАЯ ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА КОМСОМОЛЬСКОГО ТРАНСПОРТНОГО УПРАВЛЕНИЯ

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ЛИНИЯ БЕЛЬКОВО — ИВАНОВО

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ЛИНИЯ ЕРМОЛИНО — КИНЕШМА

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ЛИНИЯ ГОРКИНО — РОДНИКИ — ХЛЯБОВО





О трагедии с линией Текстильный — Комсомольск я узнал случайно и узнал, к сожалению, слишком поздно.

Железнодорожная линия Текстильный — Комсомольск длиной 33 километра — одна из крупнейших в России ведомственных железных дорог. Знаменита наличием пассажирских перевозок до конца 2014 года. Я обследовал её в 2007 году.

Публикация о линии, которая, на мой взгляд, является одной из лучших: http://kirillfedorov4.livejournal.com/12938.html.

Пассажирские перевозки по маршруту Текстильный — Комсомольск отменили. Это ужасно, это показатель крайнего неуважения власти к гражданам. Но невозможно было представить, что этим дело не ограничится, что вскоре и линию уничтожат.

Комсомольск — промышленный центр, с огромной электростанцией. Она хотя и работает на газе, но туда, как и на любую другую крупную электростанцию, требуется периодически завозить оборудование. В Комсомольске, кроме электростанции, есть много всяческих производств. Там есть мощное депо, которому многие ТЧ на сети железных дорог общего пользования позавидуют. Собственно, Комсомольск был создан железной дорогой и жил железной дорогой!

Но самое ужасающее и немыслимое, казалось бы, в эти «спятившие» времена стало реальностью.

Россия после 2010 года катится в никуда, уничтожается страшными темпами, в стране беспросветное горе и беда — это факт. Ситуация с железнодорожным транспортом (его уничтожением) — национальное бедствие!

Железная дорога — главный, безоговорочно главный вид транспорта, кровеносная система экономики, «хребет» и «скелет» государства, смысл жизни для многих, основной и единственный, по-нормальному, вид дальнего наземного транспорта грузов.

Но уничтожение железнодорожной сети приняло массовый, обвальный, всепоглощающий характер. Впору объявлять режим чрезвычайного положения в стране.

В наибольшей степени это относится к линиям, не входящим в сеть ОАО «РЖД». На сети «РЖД» есть много скорбных пятен: Валдай — Крестцы, Сланцы — Гдов, Комарихинская — Уралнефть, Тумская — Голованова Дача, вскоре Сокол — Быков. Но, тем не менее, в «РЖД» есть противодействие этому, есть всё же какой-то разум и какой-то прогресс. И там это всё-таки редкое исключение. В «РЖД» это не носит обвальный характер.

Обвальный характер, страшная трагедия и катастрофа — с линиями необщего пользования. А это по общей протяжённости, если учитывать и мелкие подъездные пути — почти половина от протяжённости линий общего пользования! По крайней мере, до начала массового бедствия. Сколько осталось, никто не знает.

Железные дороги необщего пользования в России уничтожаются жуткими темпами. А ведь только на них формируется грузопоток! Не будет линий необщего пользования — не будет грузовых перевозок и на линиях общего пользования.


Равным образом, трагедия и катастрофа с городскими железными дорогами (трамваем). В России это является национальным бедствием, и следует принимать серьёзные меры на уровне руководства страны.

Страна, которая поддерживает на должном уровне и развивает городскую железную дорогу (трамвай) — нормальная, цивилизованная страна, где можно жить, которая уважает своих граждан, которая стремится вперёд.

Это почти все страны зарубежной Европы. Там, где трамвая пока ещё нет, его собираются строить. О таких планах заявили Исландия, Словения, Македония, Албания, Кипр (строительство трамвая в столице уже начинается), небогатая Молдова.

Неевропейские страны тоже хотят влиться в число цивилизованных: Израиль (выполнено), Марокко (выполнено), Алжир (открыта трамвайная система в столице, строится ещё около тридцати систем почти в каждом городе с населением более 50 000 жителей, на мой взгляд — даже чрезмерно много), Мьянма, Эфиопия, и множество других.

Но в России после 2000 года и особенно после 2014 года происходит поистине какое-то катастрофическая резня. Уничтожение страны и русской цивилизации!

Что мы имеем?

Строительство новых линий городской железной дороги (трамвая) после 2010 года имело место в Набережных Челнах, Екатеринбурге, Самаре, Усолье (всего лишь 500 метров), Казани, Новосибирске и Санкт-Петербурге. В последнем случае — это небольшая линия на Гранитной улице, она ещё не открыта. В Набережных Челнах относительно существенная длина нового участка — шесть километров, в остальных городах — минимум. Причём в Казани, Новосибирске, Усолье и Санкт-Петербурге перед строительством новых линий были погромлены другие, более важные участки.

От 2000 до 2010 года строительство новых линий городской железной дороги (трамвая) было в Коломне, Магнитогорске, Улан-Удэ (маленький участок), Орске (очень маленький, но важный участок), Набережных Челнах и Ульяновске.

Погром городской железной дороги был в подавляющем большинстве городов, её имеющих. И во многих городах произошло самое страшное — спятившие ублюдки убили городскую железную дорогу полностью.

Страны, в которых трамвайные системы закрываются — далёкие от цивилизации, позорные пятна на карте планеты. Таких в ХХI веке было восемь: Россия (как ни прискорбно, безоговорочный лидер, число точек горя и боли очень большое), Украина (Макеевка, Стаханов, Краматорск, Константиновка, Луганск, Авдеевка, в последних двух случаях из-за боевых действий), Египет (Хелуан и Гелиополис), Азербайджан (Баку и Сумгаит), Армения (Ереван), Грузия (Тбилиси), Узбекистан (Ташкент), Казахстан (Алма-Ата).

Как видим, семь из восьми позорных стран — страны, составляющие часть России в её исконных границах. И это ужасно!


Иваново — давно уже печальная, мрачная точка на карте России. Здесь озверевшие ублюдки совершили акт запредельного вандализма ещё в 2008 году — погром городской железной дороги (трамвая). Детальная публикация: http://infojd.ru/26/ivtram.html. Ну и вот продолжение, трагедия с линией на Комсомольск.

Как выяснилось, по состоянию на 23 мая, разборка велась на 17-м километре у деревни Чирикалово.


На некоторое время сохранятся первые 7 километров линии (из 33 километров), так как на 7-м километре остаётся небольшая грузовая работа. Но это — лишь издевательский огрызок.


Детальное описание экспедиции.

Выезд ускоренным пригородным поездом Москва — Александров в 13:00 до Струнино, это последняя остановка перед Александровом. Есть у меня, среди прочего, желание посетить все города России, Струнино — один из них.



Станция Струнино. Электропоезд ЭД4М-0391. Изображение собаки на борта вагонов когда-то наносила «частная» пригородная
компания. Среди любителей железных дорог была мысль: электропоезда, давно называвшиеся «собаками»
среди футбольных фанатов и не только, официально признали таковыми.






Станция Струнино. Вокзал небольшой, но уютный. Хорошо, что он есть.
В сходном Карабаново вокзала нет вообще.


Станция Струнино находится на 103-м километре от Москвы-Ярославской. До 1904 года называлась Бараново.



Станция Струнино. Перегонка вагонов метрополитена. Возможно, из Екатеринбурга
или Новосибирска на капитальный ремонт в Мытищи.


Струнино — ближайший к Москве из городов за пределами Московской области. За что по всей логике, должна быть бесконечная досада у местных жителей, ибо качество жизни в Московской области и за её пределами отличается очень сильно. До центра Москвы 100 километров, но нет всех привычных примет Московской области — благоустройства, государственных автобусов, бесплатного проезда и по своему региону, и по Москве.

В Москве житель Струнино обладает статусом иногороднего, а житель Зарайска (170 километров) в Москве считается почти своим, да и у себя дома наслаждается благоустроенностью (меньшей, чем в Москве, но большей, чем у всех внешних соседей), и государственными автобусами, достаточно частыми, комфортными и почти повсеместными, для половины населения бесплатными.

Тут есть старинные фабричные казармы и, к неожиданности, довольно масштабный памятник в честь запуска первого спутника в 1957 году. Очень короткое купание в пруду.



Вокзал на станции Струнино.


Электропоезд Поварово — Александров. Шестивагонный состав ЭД2Т-0020, один перегон.

Короткая пересадка. Затем пригородный поезд Александров — Иваново до Текстильного. ТЭП70БС-226 и два вагона, пассажиров пускают в оба. Удалось сфотографировать некоторые станции из хвостового тамбура.

Одна из станций на пути — Кольчугино, которое несколько часов назад «засветилось» на федеральных телеканалах. Там штурмовали дом с засевшими в нём вооружёнными бандитами и был введён режим контртеррористической операции. На станции это никак не проявлялось.

Линия Бельково — Иваново (http://infojd.ru/26/belkiv.html) сейчас является главной «жемчужиной» железных дорог вблизи Москвы. Начальный пункт, станция Бельково — всего лишь 130 километров от Москвы-Ярославской. Это ровно столько же, сколько от Москвы-Савёловской до Савёлово. Но к северу от Савёлово сейчас идёт реконструкция. Есть вероятность, что ручным стрелкам и духу глухомани там скоро придёт конец.

А тут, на линии Бельково — Иваново, движение слабое, и никаких предпосылок к его увеличению нет. Ручные стрелки живут и процветают! Сохранились старинные вокзалы в Кипрево, Бавленах (лучший вокзал на линии), и в менее целостном виде в Нерли.



Станция Бавлены, изначальное название — Кузьминская. Наиболее целостный
старинный вокзал на линии Бельково — Иваново.


Места тут, между станциями Кольчугино и Гаврилов Посад, особые. Почти «северная степь» (Владимирское ополье). Возможно, самый северный участок условно-лесостепной местности, причём он со всех сторон окружён лесами. Участок на «ополье» интересен и тем, что тут — самые дальние московские дачи: на 210-м километре от Москвы, у закрытой станции Леднёво.

Дачи обитаемые, и этот поезд — единственный поезд, которым можно попасть из Москвы в Леднево. Но в Леднёво никто не выходил и не садился.

Пассажиров в поезде, к сожалению, хватило бы и на полвагона, и много свободного места бы осталось. Почему так?!

Можно объяснить падение пассажиропотока на этой линии до Иваново, так как из Москвы в Иваново пущены в большом объёме быстрые поезда по другой линии, через Новки. Но ведь на линии Бельково — Иваново множество пунктов, где всё сообщение — этот пригородный поезд Александров — Иваново и один ночной поезд дальнего следования Москва — Кинешма. На участке Иваново — Юрьев-Польский есть второй пригородный поезд, но его маршрут ни с чем не согласован.

На станции Бавлены останавливается только пригородный поезд Александров — Иваново. Поезд Москва — Кинешма там не останавливается, хотя в менее крупном Кипрево останавливается.

Станция Текстильный, историческое название Балино. Это окраина города Иваново, печально известной точки на карте России: http://infojd.ru/26/ivtram.html.

Cюда, на станцию Текстильный, я впервые прибыл в 1998 году. Здесь объявился взбесившийся гражданин. «Экскурсия» на вокзал в другом конце города, который реконструируется, затем документация преступления на линии Текстильный - Комсомольск.

На станции Текстильный, откуда началась пешая фотодокументация, был конфликт с каким-то местным спятившим гражданином, работником станции. Одна обыкновенная фотография с платформы. Гражданин взбесился, подбежал ко мне с матерными криками.




Свихнувшийся гражданин на станции Текстильный.


Вызывается полиция. Приехали с вокзала Иваново, километров за семь. Едем в отделение на вокзале на раздолбанной «газели» без полицейской символики и с ярославскими номерами.

В отделении на вокзале с меня взяли объяснительную, что произошло. Я написал заявление на агрессора с просьбой привлечь к ответственности по статье КоАП. Едем обратно на Текстильный. Там с этим гражданином полицейские беседуют полчаса в здании станции. К сожалению, его имя и фамилию назвать отказались, и к беседе с ним не допустили. Сказали, что уведомят о принятом решении по бумажной почте (привлекут ли его к ответственности).

Основной фотоаппарат после возвращения агрессором сделал несколько фотографий и вышел из строя. Перехожу на запасной. Я не знаю, связано ли это с ним. В принципе, это нормально. Срок жизни фотоаппарата — месяц экспедиций, за год меняется около пяти. Но дело в том, что этот фотоаппарат начал использоваться 20 марта после Шри-Ланки, а рабочая экспедиция первая. Правда, в ближних однодневных выездах сделал где-то шесть тысяч фотографий, но это мало, стандартно всё-таки десять тысяч.



Фотоаппарат, которому пришёл конец на станции Текстильный. У меня скопилось уже
свыше десяти аналогичных фотоаппаратов, вышедших из строя, а всего -
около пятидесяти вышедших из строя фотоаппаратов.


Это не линия общего пользования, так что в данном случае виноват не глава компании «РЖД» Белозёров. Но виноваты местные власти. Они отвечают за свой регион, они не просто так получают зарплату, они могли не допустить развития ужасной ситуации!

Фотографирую дом с адресом «разъезд Текстильный». Именно так, с далёких времён, когда был разъезд, хотя изначально он назывался не Текстильный, а Балино.

Выходит живущая там бабка, беседует (нормально, без претензий). Дом был железнодорожным, но передан городу. Считается ветхим жильём, расселение обещано десятки лет, но скорее всего она его не дождётся. Из-за этого дом в «зависшем» состоянии — нельзя ни купить, ни продать.



Дом с адресом: разъезд Текстильный.



Дом с адресом: разъезд Текстильный.


Это хоть и унылая одноэтажная лачуга, но многоквартирная. Очень распространённое у нас явление: сельские дома разделены на части. Это, я считаю — наивысший позор и одна из самых ужасных реалий российской жизни, этого никак не должно быть. Не должно быть ни одного сельского дома более чем на одну семью — однако таких домов в ряде мест больше половины. Другие части дома освободились, ибо там все умерли, но занимать их запрещено.

Водопровода нет, центрального отопления нет. Официально — город Иваново. Ремонтировать дом всерьёз смысла нет, так как могут всё же расселить, но есть вероятность, что включение в программу расселения — только вред. Не будь этого — можно было бы хотя бы благоустраивать, а в подвешенном состоянии бессмысленно.



Начало линии на Комсомольск.






Первая платформа на линии Текстильный — Комсомольск: 4 км.
Здесь большой дачный массив. Вид в сторону Текстильного.






Переезд у Михалёво.






У станции 7 км (Михалёво) сохранилось немного действующей промышленности.






Тепловоз ТГМ4-2295 на станции 7 км (Михалёво).


Станция 7 км (Михалёво). Здесь есть движение, и до этой станции линия пока останется.

Беседую с машинистом тепловоза. Линию начали разбирать в 2018 году, к концу года добрались до Марково. На зиму разборку останавливали. О ситуации с линией на Родники он не знает, там другое ППЖТ. Про Кинешма — Наволоки тоже не знает.



Станция 7 км (Михалёво).






Станция 7 км (Михалёво).






Станция 7 км (Михалёво). Жилое здание. Оно было железнодорожным и строилось
при большой реконструкции железной дороги около 1960 года.






Мост через реку Санеба.






Станция 15 км (Ольховка). Вагон, загруженный только что снятыми рельсами.


Ольховка (15 км). Это промежуточная станция, их на линии было три: 7 км, 15 км и 26 км. Заброшенное капитальное здание начала 1960-х годов, где была даже билетная касса, вагон с рельсами, автомотриса АС1, снегоочиститель, съёмная тележка, газовые баллоны.

Тут есть три дома с признаками жизни. Проехать на автомобиле невозможно. Попасть теперь можно только пешком, теоретически на тракторе.

Вскоре вышел житель ближайшего к станции дома. Рассказывает, что раньше поезд Комсомольск — Иваново водили паровозы, что в нём был десяток вагонов и все равно не хватало места, так что ездили на крышах. Что москвичи скупили все земли, всё загадили и железную дорогу тоже разбирают москвичи. Что рельсы кончатся через три километра, так и оказалось.

Рельсы кончаются в лесу у закрытой платформы Чирикалово. Одноимённая деревня с линии не видна, нормального автомобильного подъезда туда нет, хотя на джипе можно.



Станция 15 км (Ольховка). Вид в сторону Комсомольска.






Станция 15 км (Ольховка). Вид в сторону Текстильного.






Станция 15 км (Ольховка). Автомотриса АС1А-3320.






Станция 15 км (Ольховка). Заброшенный капитальный вокзал 1960 года постройки.
Тут был зал ожидания и билетная касса.






Станция 15 км (Ольховка).






У платформы 18-й километр, физически скорее 17 км. Южнее находится деревня Чирикалово, севернее — село Церковное.
Дороги к ним теперь — только лесные тракторные.






Там же, вид в сторону Комсомольска.






Платформа 18 км. Только так попадали в Чирикалово и Церковное.






Ближе к Марково.






Марково. Монументальный дом культуры заброшен для экономии средств на его отопление. Его функции
стала выполнять избушка, являвшаяся больничной кухней.


Пытаюсь попасть в школу и библиотеку в здании школы, где могут быть фотографии. Но сегодня праздник последнего звонка и это бесполезно.

Нахожу деревянное здание дома культуры. Там никаких материалов о железной дороге не было. Но немного интересуюсь жизнью посёлка. Почему заколочено огромное монументальное здание дома культуры, и действует только маленькое деревянное? Оказывается, дорого отапливать. Есть ли тут газ? Только баллонный для газовых плит. Центрального отопления нет. Углём или дровами топят печи не только в индивидуальных домах, но и в двухэтажных бараках.

Продолжаю фотодокументацию. Коротко беседую на линии с местными жителем. Говорит, тут рельсы сняли весной после схода снега.

Централизованно снимают только рельсы. Железобетонные шпалы остаются, но постепенно их растаскивает население. Каждая шпала весит 250 килограммов. Чтобы поднять, нужны минимум три человека или экскаватор. Но постепенно шпалы уходят. В основном на строительство фундаментов.



Марково. Деревянные бараки отапливают дровами, что крайне неудобно и пожароопасно. Раньше тут была
торфяная котельная на весь посёлок, от неё — развалины.






Марково.






Марково.






Станция 26 километр (Марково). Вид в сторону Комсомольска.






Вокзал на станции 26 километр (Марково). Ныне жилой дом.


После Марково рельсы снимали раньше, в прошлом году, и идти сложнее.

Километра за два плотины встретился человек с собакой. Разговорились. Житель Комсомольска, работал на железной дороге и на ГРЭС. Рассказал, что начальник железной дороги в Комсомольске Валерий Семёнов из-за этих событий умер от инсульта, похоронили в феврале. Что в Марково почти все дома и квартиры скуплены москвичами, которые приезжают на лето. Неужели ближе не найдётся, и мест более привлекательных не найдётся?

Говорит, что тут (300 километров от Москвы, попадание на автомобиле и никак иначе) купить дом или квартиру можно за 200 000 рублей, тогда как если 200 километров, то миллион, а если 100 километров, то 5 миллионов. Сомневаюсь. Зависит от престижности места (престижны места с большой водой наподобие Переславля), но не от расстояния. У меня есть дом с участком в деревне Юрьев-Польского района, правда, почти разрушенный и не был там с 2001 года. Спрашивал у компетентных лиц, можно ли его продать и за сколько — говорят, и за 50 000 проблематично будет.

А на мой взгляд, главный критерий загородного дома — возможность безавтомобильного доступа! Без автомобиля, конечно, жить нельзя, но автомобиль должен стоять в загородном доме и использоваться для поездок в ближайший магазин и завоза тяжестей. А вовсе не для регулярных поездок в Москву.

Вот удивительно, если так распространена скупка домов в этих местах жителями Москвы, то почему почти нулевой пересадочный поток из московских электропоездов на поезд Александров — Иваново, а почти все немногочисленные пассажиры там перемещаются между мелкой остановкой и ближайшим райцентром?

Уверяет, что Ивановская ГРЭС в Комсомольске с послевоенных времён не работала в полную силу, что все реконструкции были бесполезны, и что электроэнергию она толком не производит. Не знаю, так ли это.

Плотина Комсомольского водохранилища с разобранной железной дорогой. Охраняемая, нужно идти в обход. Купание в водохранилище.



Плотина Комсомольского водохранилища. Здесь, как и во времена работы железной дороги — охрана и проход запрещён.
Некоторые местные жители ходят, но, вероятно, это позволительно только «своим».






Разрушаемое депо на станции Комсомольск было немаленьким для линии необщего пользования.


Ивановская ГРЭС внешне выглядит внушительно, хотя это всё же не гигант энергетики — не сравнить, например, с Рязанской ГРЭС в Новомичуринске. Но это огромный комплекс, протянувшийся больше чем на километр. Масса оборудования, которое нужно регулярно обновлять. Как можно жить без железной дороги.

Огромное локомотивное депо, больше некоторых локомотивных депо на сети РЖД! Полная разруха, скелет, который растаскивают на стройматериал. Станция была крупной, всё разворочено подчистую. Трое местных подростков, кидая кирпичи, увлечённо добивают последние стёкла. Удивляюсь, видя, что все они девочки. Фотографировать их не решился.

Вокзал в Комсомольске — полная разруха, скрывается в «джунглях». В малом Комсомольске произошла трагедия, как и в большом Комсомольске http://infojd.ru/29/komtm.html. Хотя в целом этот город выглядит нормально и имеет интересную архитектуру времён первых советских пятилеток.



Пешеходный мост через Комсомольское водохранилище.






Станция Комсомольск.






Станция Комсомольск. Скульптура поглощается зарослями и наверняка скоро упадёт.






Станция Комсомольск.






Станция Комсомольск.






Комсомольск. В городе есть и такие дома. По-нормальному, так и только так должно жить
всё население провинциальной России. Именно такой дом необходим для полноценной
жизни каждому человеку. В провинциальной местности есть серьёзные преимущества
относительно мегаполисов: простор, чистота, возможность построить
большой дом с большим участком земли.






Набор открыток, сфотографированный в городской библиотеке Комсомольска.
1976 год. Вокзал был лицом города и гордостью города.






Комсомольск. Ивановская ГРЭС. Она действует, но лишилась железной дороги. Хотя всегда считалось,
что подобный объект без железной дороги существовать не может.


Задача — добраться до темноты до Тейково пешком по разобранной узкоколейной железной дороге. Это не удалось, несмотря на все усилия.

От бывшего разъезда Ораново, где остался один дом, подвёз три километра на «Оке» житель деревни Новое Горяново. Этот дом у него — охотничья база.

Выхожу на том месте, где раньше была деревня Нововасилево. Её полностью снесли в 1980-е годы, причина мне не известна. Теперь здесь луга без присутствия цивилизации.

От этого места — по лесной дороге в сторону Междуреченска. Попадаются сооружения военного полигона.

Большое вымершее пространство, где когда-то была птицефабрика «Лесная». Необычное история у этого места: сначала была воинская часть, в 1970-е годы на её месте построили огромную птицефабрику, среди местных жителей именуется «утятник». Специально для фабрики был построен посёлок Междуреченск.

Но птицефабрика, десятки зданий, два километра в длину и километр в ширину — ныне просто заросли с едва угадываемыми развалинами. Природа пожирает человеческую цивилизацию, не оставляя следов. Лишь в самой ближней части бывшей птицефабрики есть сохранившиеся здания — пилорама и электрическая тяговая подстанция.



Разобранная узкоколейная железная дорога от Комсомольска в сторону Тейковского района. Разобрана в 1998 году.






На этом месте когда-то была деревня Нововасилево.


Междуреченск, полузаброшенный посёлок с двухэтажными домами. До Тейково десять километров, темнота. Но в темноте самоостановился (я не «голосовал») автомобиль Жигули, в нём бородатые люди, говорящие между собой не по-русски. Подвезли до города.



Посёлок Междуреченск. Большей частью вымер.






В центре города Тейково.






Станция Тейково на линии Бельково — Иваново. Вид со стороны Бельково.


В пять утра — пригородный поезд Иваново — Александров. Выхожу в Карабаново, осматриваю и этот город.



Станция Тейково. Дежурная принимает поезд Иваново — Александров.






Станция Тейково. Прибывает поезд Иваново — Александров. Тепловоз ТЭП70БС-050 и два вагона, пассажиров
пускают лишь в один. Кроме меня, в вагоне было четыре пассажира. Это дико и необъяснимо.






Из поезда Иваново — Александров.






Карабаново.


Спятившие вредители, как оказалось, ликвидировали станцию в Карабаново, в населённом пункте со статусом города!

Для тех, кто не обладает достаточными знаниями: ликвидировали станцию — это не означает, что перестали останавливаться пригородные поезда. Это означает, что убрали путевое развитие, то есть стрелочные переводы и какие-либо пути, отличные от главных.

При этом город Карабаново появился благодаря тому, что к текстильной фабрике в XIX веке подвели железную дорогу, и железная дорога способствовала развитию города.

Ближайшие дни выходные, когда рабочие экспедиции нежелательны и вероятность движения на ведомственных линиях минимальная. А в понедельник я отправляюсь в тот же регион, но на линию Горкино — Родники.


Вторая экспедиция. Маршрут Москва — Владимир — Новки — Иваново — Горкино — Родники — Горкино — Иваново — Новки — Владимир — Москва. Изначально хотел и на линию Кинешма — Наволоки, но дошли сведения, что она не действует и торопиться незачем.



Строительство станции «Нижегородская» Московского метрополитена. Конструктивно много общего с «Московской»
в Нижнем Новгороде. Следовало бы восстановить в этом месте Нижегородский вокзал.


У электропоезда Москва — Владимир оказалась внеграфиковая остановка в Болдино. Входим на участок Сушнево — Ундол, который я весь пешком прошёл в 2015 году. Ундол, тоже остановка вне графика «для своих».

Владимир — нужна быстрая перебежка на электропоезд до Коврова. Отправление через десять минут, платформа дальняя.



Станция Владимир. Электропоезд ЭД9М-0058 вскоре отправится на Ковров.


Ночёвка в окрестностях станции Новки II. Выезд утренним пригородным поездом Ковров — Иваново.



Станция Новки II.






Расписание движения поездов по станции Иваново.


Станция Иваново открыта в 1868 году. Изначально она была тупиковой, на ней заканчивалась Шуйско-Ивановская железная дорога (Новки — Шуя — Иваново). Станция всегда называлась Иваново, хотя город в 1871-1932 годах назывался Иваново-Вознесенск.

Движение поездов тут никогда не было сильно оживлённым. Но оно поддерживается на нормальном уровне. В 1996 году тут было две пары пригородных поездов на Юрьев-Польский (на Александров не было), две пары на Кинешму, две пары на Новки, одна пара на Нерехту (на Ярославль не было), несколько пар на Комсомольск.

Ныне — две пары до Ярославля (значительно дальше Нерехты), одна пара до Александрова (значительно дальше Юрьева-Польского), одна пара до станции Юрьев-Польский, две пары на Ковров (более дальний и более правильный конечный пункт, чем Новки), две пары на Кинешму.

Движение в сторону Ярославля и Кинешмы происходит разными путями: либо напрямую, либо через Иваново-Сортировочное. В расписании это не указывается.

А вот что очень плохо — поезда почти пустые! Удобно, надёжно, комфортно — но почему население перестало пользоваться?! Почему раньше на Кинешму был десяток вагонов и была проблема нехватки мест, а теперь два-три вагона и почти никого?!

По маршруту Иваново — Владимир — Москва в марте 2018 года были пущены электропоезда ЭС1 и ЭС2ГП. Линия Новки — Иваново не электрифицирована, поэтому на участке Владимир — Иваново электропоезд ведёт тепловоз ТЭП70БС.

Расстояние Москва — Иваново по такому маршруту ненамного длиннее (338 км), чем через Бельково (317 км). Но прямого сообщения с Москвой линия Иваново — Новки не имела около ста лет! Впрочем, прямое сообщение с Москвой на ней получил только один пункт: Шуя. Остановка в Савино до сих не назначена, несмотря на многочисленные обращения жителей этого районного центра.

Поезда Иваново — Москва не являются пригородными, так что являются платными для 100 процентов населения. В первое время были дешёвыми, сейчас довольно дорогостоящие. Тем не менее, заполняются, объём движения — четыре пары в сутки, тогда как первоначально было две пары в сутки. Одна пара — ночная, что странно для электропоезда. В пути 3 часа 40 минут.



Иваново, привокзальная площадь. Город, где произошло вопиющее варварство. http://infojd.ru/26/ivtram.html.
Может использоваться врагами России в их пропаганде: смотрите, какая отсталая и далёкая
от цивилизованного мира страна. Так делают только дикари и никто больше.


Мимо областной тюрьмы — к Ивановскому силикатному заводу. Там находится удивительный объект, заметный в мировом масштабе. http://infojd.ru/14/ivsilikat.html.

Я собирался создавать по нему целую книгу http://infojd.ru/knigisb/ivsil.html.

Если, конечно, объект будет действовать в 2030 году, когда до этой книги дойдёт очередь.

Оказывается, и тут ситуация ужасная. Завод действует. Но движение на Коноховский карьер прекращено в марте 2018 года из-за бюрократических проблем. Возникли трудности с продлением лицензии на пескодобычу в этом месте.

Песок стали возить автомобилями с Хромцовского карьера. По всей логике, дальше, затратнее, проблемнее. Но теперь уже задумываются: может, так и надо?

Будет ли восстановлено движение по узкоколейной железной дороге до Коноховского карьера — вопрос, на который нет ответа. Размышляют, должны принять решение в будущем. Законсервированный Коноховский карьер числится собственностью завода и там есть охрана.

Если движение по узкоколейной железной дороге восстановят — то только по одному из двух путей. Второй путь пришёл в негодность. Впрочем, и первый постепенно приближается.

За переездом украли остряки стрелочных переводов. Выезжала полиция, но воров не нашли. Для укравших — это несколько десятков килограммов чёрного лома, килограмм принимается за 10 рублей. А для железной дороги — возможно, невозможность восстановления. Найти деталь стрелочного перевода для узкой колеи чрезвычайно трудно.

Медные провода из-за воровства давно заменили на стальные. Из-за этого напрасные потери электроэнергии.

Пригоден для движения участок от завода до главного переезда на Минской. Редкое движение один раз в сутки есть на километр от завода. Там сваливают отсев — камни, попавшие в песок.

Непосредственно на заводе на паре сотен метров есть активное движение от места перегрузки песка с автомобилей до приёмного бункера.

Подвижной состав не менялся с 2007 года.

Старинная клёпаная цистерна продолжает стоять на Коноховском карьере.



Один из двух путей точно не будет действовать. По второму — подвешенное состояние.






Электровоз К10 с поездом.






Электровоз К10 с поездом.






Тепловоз ЧМЭ3Т-5800 на подъездном пути за территорией Ивановского силикатного завода.






Тепловоз ЧМЭ3Т-5800 на подъездном пути за территорией Ивановского силикатного завода.






Один из двух путей точно не будет действовать. По второму — подвешенное состояние.






Украденные «перья» (остряки). Ворам — несколько сотен рублей, при том что средний житель Москвы в день
зарабатывает и тратит несколько тысяч рублей. А железнодорожникам — труднорешаемая проблема,
где добыть новые, если движение будет решено восстановить.


Выезд вечерним пригородным поездом Иваново — Кинешма до Горкино.



Станция Горкино. Прямо — Кинешма, направо — Родники.






У станции Горкино. Знак границы подъездного пути на линии Горкино — Родники.






Линия Горкино — Родники за деревней Аферкино. Родники — большой город с промышленными гигантами
и девятиэтажными домами. Как такое возможно?!


Железнодорожная линия Горкино — Родники. Последний грузовой поезд прошёл ориентировочно в 2014 году, когда российское руководство совершило известно что. Линия уже разворована примерно на 20 процентах длины.



Пассажирская станция Родники.






Родники. Тут есть девятиэтажные дома — примета крупных городов.






Родники. Главное здание главного городского предприятия. Конечно, оно в полной мере не работает, но что-то промышленное на его территории есть.






Родники.


Скоростное возвращение из Родников на станцию Горкино по автодороге.



Станция Горкино, действующая с 1871 года. Прибывает поезд Кинешма — Иваново.






В городе Иваново.






Иваново. Стандартно, когда возраст городов завышают: тысячелетие Казани и множество подобного. А здесь — занижают.
«Город основан в 1871 году», когда вокруг есть дома более ранней постройки, даже 250-летнего возраста.
В 1871 году сёла Иваново и Вознесенское были объединены в город Иваново-Вознесенск,
но фактически они задолго до того были городом.


Выезд вечерним пригородным поездом Иваново — Ковров до станции Новки II.



Станция Новки II.






Станция Новки I.


Пригородные поезда на Владимир, на Москву.

Раздача жёлтых книг ПрПЗ:
1 книга охраннику ВОЖТ со станции Текстильный
2 книги полицейским со станции Иваново
2 книги машинисту
1 книга жителю станции Ольховка
1 книга человеку, встретившемуся между Марково и Комсомольском
2 книги в библиотеку Комсомольска
1 книга водителю, подвозившему от Ораново.
Итого 10.

Во второй экспедиции — только на Ивановском силикатном заводе, разным его работникам, всего — 7.
После этого — 3 июня на открытии Некрасовской линии Московского метрополитена — 6 книг.




04.06.2019 © Автор «Сайта о железной дороге»

«Сайт о железной дороге — дополнительные страницы» — к началу



Яндекс.Метрика